• USD 58.92 -0.37
  • EUR 69.28 -0.37
  • BRENT 63.29

«Литовский князь Ольгерд был бы удивлён, что через столетия он вдруг оказался белорусом»

Александр Гронский. Фото с личной страницы в соцсети.

В Витебске разгорается конфликт, связанный с установкой памятника князю Александру Невскому. Начавшаяся недавно работа по его созданию вызвала негативную реакцию среди местных прозападных активистов инициировавших cбор подписей против установки монумента. Напомним, что в 2014 году городские власти поставили памятник литовскому князю Ольгерду. В городе также планировалось открыть монумент в честь Александра Невского, однако власть под давлением местных националистов долгое время откладывала появление памятника русскому князю. Своим мнением о ситуации вокруг установки памятника Невскому с EADaily поделился белоруссский историк Александр Гронский.

К идее установки памятников историческим персонажам я отношусь положительно. Нужно просто осознавать, что однозначно положительных или отрицательных персонажей нет, что любой памятник любому историческому лицу вызовет у кого-нибудь приступ негативизма. Тот же Ольгерд, памятник которому стоит в Витебске, во-первых, изгнал при помощи Кейстута своего брата Евнутия из Вильны, чтобы вокняжиться в столице Литвы, а, во-вторых, совершая походы на Москву, Ольгерд не слишком церемонился с простыми местными жителями, грабя и убивая их.

Можно заявить, что Ольгерд уничтожал великорусов, но ведь его фигура находится среди пантеона исторических деятелей на памятнике Тысячелетия России в Великом Новгороде. Так что пусть памятник Ольгерду в Витебске стоит, просто нельзя называть его белорусским князем или приписывать ему какие-то мифические заслуги по становлению белорусской государственности. Ольгерд был бы удивлён, что он через столетия вдруг оказался белорусом или белорусским князем. Ольгерд, во-первых, литовец по этническому происхождению, а, во-вторых, Великое княжество Литовское — не равно Белоруссия. Более того, Ольгерд занимался тем, чем занимались и московские князья, — сбором русских земель. Если Ольгерд не считал себя князем русского княжества, тогда встаёт вопрос о моральности этой деятельности со стороны Ольгерда. Раз Ольгерд князь Литовской Руси, тогда он имеет право собирать русские земли, ведь Литовская Русь, как и Московская, Тверская и прочие, является регионом Руси. Если Ольгерд — «белорусский» князь, тогда какое дело ему до сбора русских земель? А если он их собирает, тогда он оккупант получается, ведь он не белорусские и не литовские земли собирал, а русские. Если на Ольгерда смотреть с этой точки зрения, правильно ли будет оккупанту устанавливать памятник в Витебске?

Памятник Александру Невскому в Витебске также необходим. Ведь у него жена была из Витебска, как минимум. Также Александр Невский, как и князья соседних русских княжеств, боролись с крестоносцами, являвшимися угрозой не только для Новгорода, но и для всего региона, в том числе и для земель будущей Белоруссии. Заявления отдельных лиц, очень озабоченных чистотой «белорусскости» исторических персонажей, которые указывают, что Александр Невский уничтожал белорусов, выглядят глупо. В то время не существовало никаких белорусов. Белорусское самосознание сформировалось позже. В итоге получается, что, если «белорус» Ольгерд уничтожал великорусов под Москвой, ему памятник в Витебске положен, а Александр Невский, занимавшийся, по мнению некоторых граждан, тем же самым, но в отношении якобы белорусов, права на памятник не заслуживает. Это получается, чужих извергов мы презираем, а своим памятники ставим?

Современные противники установки в Витебске памятника Александру Невскому не могут понять, что ни Ольгерд, ни Александр Невский не занимались специально уничтожением мирного населения. Войны того времени проводились подобным образом, это было естественно для Средневековья. Даже в Новое время мало что изменилось. И следует помнить, что любой средневековый князь, когда шёл в поход, не занимался благотворительностью в отношении мирного населения. Так что, если говорить о том, кто кого уничтожал, то никому из правителей памятников ставить не стоит.

Если же говорить о том, каким историческим персонажам нужно устанавливать памятники в белорусских городах, то таких персонажей наберётся достаточно. Я бы лично выступил за воссоздание (не установку нового, а воссоздание) памятника Александру II в Минске. Человек, отменивший крепостное право, в том числе и для белорусских крестьян, заслуживает памятника. Тем более, что памятник был. И делался он на деньги простых людей. Неплохо было бы установить памятник А.И. Казарскому — капитану брига «Меркурий», который вступил в бой с двумя линейными кораблями турок и победил. Честно говоря, может быть памятник Казарскому и существует, но лично я про него не слышал. Памятника заслуживает и академик Е.Ф. Карский — создатель фундаментального труда «Белорусы», по сути, один из основателей белорусоведения как науки. Взгляды академика сейчас очень хорошо легли бы в фундамент понимания российско-белорусских интеграционных процессов. Думаю, что памятники необходимы и другим учёным белорусского происхождения — М.О. Кояловичу (заслуженный ординарный профессор, доктор богословия, по сути, заново открывший Белоруссию для столичных, т. е. петербургско-московских интеллектуалов конца XIX в.), К.В. Харламповичу (член-корреспондент Петербургской академии наук, а с 1919 г. — ещё и Украинской), П.Н. Жуковичу (член-корреспондент Российской академии наук), А.С. Будиловичу (доктор филологии, ректор Варшавского, затем Юрьевского университетов, член Совета министра народного просвещения) и прочим.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/06/18/litovskiy-knyaz-olgerd-byl-by-udivlyon-chto-cherez-stoletiya-on-vdrug-okazalsya-belorusom
Опубликовано 18 июня 2016 в 00:16
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами