• USD 58.63 -0.66
  • EUR 69.30 -0.35
  • BRENT 62.51

Гай Борисов: кому понадобилось «дестабилизировать Карабах»?

Самвел Бабаян. Иллюстрация: blognews.am

Активность посредников Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху продолжает нарастать. На днях стало известно, что в конце июня в Санкт-Петербурге состоится трехсторонний (Азербайджан-Россия-Армения) саммит. И хотя относительно участия в нем президентов Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева официальных сообщений пока нет, представляется, что лидеры противоборствующих сторон примут приглашение Владимира Путина. Более того, российский руководитель вряд ли стал бы проводить такое мероприятие без твердой надежды на возможность существенно продвинуть переговорный процесс.

При этом очевидно, что никаких новых предложений, выходящих за рамки известных Мадридских принципов, посредники выдвигать не станут, но на сей раз важным элементом переговоров, скорее всего, станет вопрос о внедрении механизма расследования случаев нарушения перемирия на линии фронта. Это косвенно подтвердил и постпред России в ОБСЕ Александр Лукашевич, по словам которого Москва в этом заинтересована, как и в укреплении офиса личного представителя Председателя ОБСЕ Анджея Каспршика, что расширит возможности наблюдателей на линии соприкосновения сторон.

Это важно, не не это главное. Как уже указывало EADaily, после саммита президентов в Вене 16 мая сего года, Саргсяну и Алиеву предписано готовить общества своих стран к неизбежности изменения многолетнего статус-кво. При этом на армянском президенте лежит бремя разъяснения того обстоятельства, что территории вокруг собственно непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР) должны быть возвращены Азербайджану без войны — в обмен на проведение (со временем) референдума о статусе края. Азербайджанский президент, в свою очередь, должен подготовить свой народ к тому, что «Нагорного Карабаха в составе Азербайджана больше не будет».

Казалось бы, и в Ереване, и в Степанакерте подобные планы должны удостоиться полного одобрения — ведь речь идет об осуществлении идеи, вдохновлявшей армян на первоначальном этапе карабахской эпопеи — «миацума» (воссоединения). Однако не все так однозначно. Общественное мнение в Армении отнюдь не склонно доверять каким-либо плнанам, ибо по всеобщему убеждению отказ от районов зоны безопасности кардинально понизит уровень обороноспособности НКР, в то время как Баку в любой момент может отказаться от мирного процесса и возобновить войну, которая, в таком случае, начнется в выгодных для азербайджанской стороны позиций.

Подобные настроения еще более актуализировались после «четырехдневной войны» в начале апреля, когда армянская сторона потеряла, по официальным данным 800 га, а по словам Ильхама Алиева — 2 тысячи га, территории и ряд передовых позиций. Свою роль сыграли и факты жестоких преступлений, совершенных азербайджанскими военными. Достаточно вспомнить, как отрубили голову пленному армянскому солдату, езиду по национальности Кяраму Слояну, а потом с гордостью демонстрировали сцену казни в соцсетях, как отрезали уши трем захваченным в селе Талиш местным старикам и струшкам, какие следы изощренных пыток были зафиксированы на трупах армянских военных, возвращенных после завершения боев благодаря посредничеству Международного Красного Креста… Понятно, что в таких условиях руководству Армении будет очень нелегко «готовить общество к компромиссу».

И вот на этом весьма непростом и взрывоопасном фоне состоялось триумфальное возвращение в Степанакерт экс-командующего Армией обороны НКР, генерал-лейтенанта Самвела Бабаяна. Здесь его ожидали до тысячи сторонников, вышедших на центральную площадь, где состоялся митинг. Бабаян в своем выступлении резко раскритиковал и военное, и политическое руководство как Нагорного Карабаха, так и Армении, хотя подчеркнул, что вернулся после десятилетнего отсуствия не для участия в политической жизни, а для повышения «базопасности карабахского народа». После этого собравшиеся потребовали вернуть его на пост министра обороны непризнанной республики.

На следующий день в центре Степанакерта был жестоко избит депутат местного парламента Айк Ханумян, которого считают инициатором проведения митинга с требованием возвращения опального генерала к руководству Армией обороны. Поначалу инцидент пытались объяснить «бытовой» подоплекой, однако реакция на происшедшее оказалась столь широкой и резко негативной (причем не только в Карабахе, но и в Армении), что президент НКР Бако Саакян выступил с заявлением, осуждающим произошедшее, а полиции пришлось арестовать двоих участников избиения депутата (при том, что их было, по словам Ханумяна, не менее семи человек, а арестованные сами «явились с повинной»). Власти поняли, что имиджу НКР нанесен ощутимый урон.

Одновременно с резкой критикой Бабаяна выступил нынешний командующий Армией обороны Левон Мнацаканян, который припомнил своему предшественнику ошибки и упущения, допущенные им в период первой карабахской войны в 1992—1994 гг.

Все это, впрочем, никак не отвечает на главный вопрос: в чем причина столь громкого возвращения экс-командующего на историческую родину. Сценариев может быть несколько.

Во-первых, Самвел Бабаян вернулся в Карабах из России, и муссируются предположения, что у него есть определенные связи в российских военных и политических кругах. Он поэтому может стать тем «рычагом», при помощи которого определенные силы стремятся воздействовать на обстановку в НКР, в той или иной степени дестабилизировать республику с тем, чтобы неизбежное (по уверениям посредников) возвращение карабахцев за стол переговоров происходило в ситуации, когда власть в Степанакерте ослаблена, а следовательно — более покладиста в отношении требуемых компромиссов.

Второй сценарий: Бабаян вернулся, чтобы, наоборот, объединить противников любых компромиссов, выступающих под лозунгом «не отдавать ни пяди земли, политой кровью армянских воинов». И это также не исключено, поскольку не секрет, что в той же Москве есть силы (быть может, неформальные, но действенные) отнюдь не одобряющие возможное в перспективе армяно-азербайджанское примирение. Сторонники такого подхода считают, что завершение противостояния может ослабить позиции карабахского клана в Армении.

Третья версия гласит, что поскольку Самвел Бабаян, якобы, является «человеком второго президента» Армении Роберта Кочаряна, который также в последнее время выступил с критикой в адрес действующей в Армении власти, то происходящее могло быть частью некоего «плана» по возвращению Кочаряна (умело использующего конъюнктуру момента) к руководству страной.

Все три предположения, конечно, имеют право на существование, но представляются маловероятными. Нельзя исключить четвертого варианта. Военно-политчиеское руководство Армении и НКР оказалось в весьма сложной ситуации, когда объяснить обществу необходимость крупных территориальных уступок будет более чем затруднительно, особенно в условиях, когда представители НКР все еще не подключены к переговорам в рамках Минской группы ОБСЕ. Тем более проблематично подписать какой-либо юридически обязывающий документ соответствующего характера, на чем настаивают посредники. Единственное, что может помочь избежать этого — создание определенной политической нестабильности. А вернее — впечатления, что такая дестабилизация вероятна. И дальнейшее давление со стороны посредников может привести к возникновению сложных внутриполитических коллизий, что заведомо исключает не только прогресс в переговорах по Карабаху, но способно вновь надолго заморозить сами переговоры.

По сути дела, ситуация весьма проста: необходимо так или иначе постараться отложить принятие важных решений на год, до момента, когда в Армении будет сформирован новый парламент, а страна, согласно итогам прошлогоднего декабрьского референдума, из президентской станет парламентской республикой. Эксперты EADaily ранее неоднократно указывали, что изменение формы правления в Армении, помимо прочего, связано со стремлением поменять принцип персональной ответственности на принцип «коллективной безответственности», когда все решения формально будут приниматься безликим парламентским большинством. Аналогичная конституционная реформа, заметим, готовится и в НКР. Однако отнюдь не факт, что сопредседатели Минской группы согласятся с подобным сценарием. Сегодня, во всяком случае, они явно нацелены на ускорение, а не очередное торможение переговорного процесса.

Возможно, переговоры Саргсяна и Алиева при посредничестве Владимира Путина в Санкт-Петербурге в конце июня прояснят помимо прочего и этот вопрос.

Гай Борисов, политический обозреватель EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/06/12/gay-borisov-komu-ponadobilos-destabilizirovat-karabah
Опубликовано 12 июня 2016 в 08:26
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами