• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Спецслужбы Казахстана не увидели опасности в «спящих» ваххабитах из Актобе: мнение

Памятник Абулхаир-хану в Актобе. Фото: yvimg.kz

Следствие по кровавым событиям в Актобе (бывший Актюбинск) фактически только началось. Но ведомства Республики Казахстан уже публично констатируют, что за бойней в промышленном городе на западе Казахстана стоят местные джихадисты, иначе говоря, ваххабиты.

На ваххабитский след еще в первый день трагедии, 5 июня, указало МВД Республики Казахстан. «Это или исламисты, или сектанты», — заявил агентству France-Press представитель МВД Казахстана Алмас Садубаев. Поскольку кришнаиты или пятидесятники вооруженным террором не занимаются, комментарий Садубаева можно считать еще одной констатацией того, что в Актобе орудовала ваххабитская террористическая группа.

Официальное заявление казахстанского Госкомитета Казахстана по делам религий насчет Актобе выглядят как судебное обвинительное заключение. «В очередной раз террористы, прикрывающиеся религией, показали свое истинное лицо, — говорится в официальном заявлении Госкомитета. —  Несмотря на то, что такие люди называют себя „защитниками веры“, на самом деле им чужды истинные исламские ценности. Сам факт совершения этих действий накануне святого для мусульман месяца Рамадан является наглядным доказательством этому. В нашей стране нет религиозных предпосылок к таким проявлениям. Однако идеологи международного терроризма на протяжении многих лет пытаются втянуть наших граждан в орбиту своего влияния».

«Комитет по делам религий Министерства культуры и спорта решительно осуждает преступные действия приверженцев радикальных псевдорелигиозных течений, — говорится в заявлении. —  Мы призываем наших граждан не поддаваться на какие-либо провокации со стороны религиозных радикалов, сохранять спокойствие и выдержку».

Религиозный департамент казахстанского Минкультуры и спорта особо подчеркнул: в Казахстане государством созданы все условия для свободы вероисповедания людей. «По всей стране действует более 2,5 тысячи мечетей, которые удовлетворяют духовные потребности мусульман. Сегодня мусульмане страны вместе с представителями других религий сообща строят общее будущее — мирный и процветающий Казахстан». Но нельзя не отметить, что в исчерпывающем коммюнике ведомства нет ответов на важные вопросы: о том, откуда на малорелигиозном западе Казахстана взялись отмороженные ваххабитские радикалы, и что из себя представляют местные ваххабитские ячейки.

Причины такого умолчания кроются не только в том, что подобная конкретизация не входит в официальный регламент Комитета по делам религии. Скорее всего, конкретной информации по ваххабитским ячейкам в Актобинской области до сих пор не было и у более профильных ведомств. На это косвенно указывает следующее. Когда корреспондент EADaily брал комментарии у нескольких руководителей казахстанских политологических учреждений, собеседники сразу предупреждали, что ничего конкретного сказать не могут, и отсылали в пресс-службы МВД Казахстана и республиканского Комитета по национальной безопасности (КНБ).

Самый исчерпывающий ответ, полученный от одного ведущего казахстанского политолога, выглядел примерно так: скорее всего, в Актобе проявила себя одна из местных «спящих» джихадистских ячеек. И все. Дать этой ячейке более подробную характеристику собеседник не решился, заявив, что у него нет такой информации. Из вышеизложенного следует вывод: спецслужбы Казахстана или держат информацию по джихадистскому подполью в строгом секрете, не делясь даже с экспертными учреждениями, или же сами не утруждают себя агентурной работой в группах ваххабитского направления.

К сожалению, многие журналисты и эксперты, которые изучают проблемы терроризма, определяют критерий антитеррористической безопасности по правилу: если в условном Казахстане (Дагестане, Татарстане, Чечне, Москве) ваххабиты больше не занимаются убийствами и терактами, значит этот регион можно считать безопасным и, как говорится, расслабиться. Ошибочность и близорукость такого подхода видна хотя бы по расстрелу в конце декабря 2015 года посетителей крепости Нарын-Кала в Дербенте. О дербентских ваххабитах до декабря прошлого года говорили, что это, в основном, тихие мирные ребята, которых бояться нечего… Дербент позиционировался едва ли не как самый спокойный город в Дагестане. Суровая реальность в виде хладнокровного расстрела на священных стенах Нарын-Калы разрушила этот миф до основания. В начале 2016 года ЮНЕСКО завершило деконструкцию мифа о тихих дербентских ваххабитах, объявив Дербент городом максимально опасным для туристов. Кровь на стенах Нарын-Калы еще раз показала, что самым опасным ваххабитом как раз и является «спящий», то есть условно «мирный» ваххабит. Его опасность заключается в непредсказуемости. «Бодройствующий», то есть взрывающе-убивающий «воин джихада» в своих действиях прозрачен и потому максимально предсказуем. А если ваххабит «спит», то вероятность предсказуемости его действий сведена практически к нулю.

Многие российские эксперты утверждают, что проблему ваххабизма в Актобинской области и вообще на западе Казахстана Астана привыкла оценивать по незамысловатому критерию: пока ваххабит не убивает, он неопасен, а значит на него не надо обращать внимания. Как заявил корреспонденту EADaily российский востоковед Алексей Малашенко, на первом месте по степени террористической угрозы в Казахстане ранее были районы юга республики — там, где находятся прогремевшие в 2011 году джамааты Мангышлака и Жамбыльской области и вечно беспокойные уйгурские общины. Актобе и вообше весь запад Казахстана, считает Малашенко, в плане террористической опасности считался оазисом спокойствия, где спецу по антитеррору делать нечего. При этом Малашенко заметил: регионы запада Казахстана вроде бывшей Актюбинской области (Актобе в советские годы назывался Актюбинском) характеризуются таким гуманитарным климатом, который в итоге может дать куда более взрывоопасный результат, чем на юге, который у казахстанских силовиков всегда на карандаше. Поскольку запад Казахстана — это традиционно малорелигиозные районы, то там наибольшая религиозная активность наблюдается со стороны новообращенных мусульман. Число неофитов с каждым годом прогрессирует. В большинстве случаев неофиты принимают ислам под воздействием проповедников не традиционных для Казахстана толков ислама, для которых нерелигиозный человек — наиболее привлекательный объект. Развитию «чистого ислама» благоприятствует и смешанный этнический состав западных районов Казахстана. Там немало славянского населения. Местные славяне привлекают проповедников куда более, чем местные этнические мусульмане. После принятия ислама очень многие мусульмане славянского происхождения попадают в ваххабитские джамааты. В этом ничего экстраординарного нет: любой имам из Казани или Махачкалы скажет, что русские мусульмане — наиболее непредсказуемая и эмоционально несдержанная паства, которую трудно удержать в лоне традиционных для России исламских мазхабов. Но зато, как уже говорилось, русских мусульман очень привечают ваххабиты, «Хизб-ут-Тахрир» и другие деструктивные течения.

Как и в России, русские мусульмане Казахстана отметились на ниве террора. Казахстанские эксперты указывают, что «русский» след был у целого ряда ранее произошедших терактов терактов: в Атырау, в Таразе, Алматинской области. Но при этом, отмечают эксперты, профилактики «ислама с русским лицом» в республике не проводится. В Актобе, как уже говорилось, в этом не видели необходимости, поскольку бывший Актюбинск считается городом с наименьшим риском террористической угрозы.

Можно сказать так: устоявшийся стереотип об Актобе как о городе, где ваххабиты не опасны, усыпил бдительность властей Казахстана. «Благодаря» тому, что власти крепко «спали», произошли теракты в Актобе. Остается только спросить, почему стал возможен такой близорукий подход? Ведь самый первый самоподрыв смертника в истории Казахстана произошел именно в этом «оазисе спокойствия» 17 мая 2011 года. Но на этот вопрос Генпрокуратура Казахстана уже дала ответ: самоподрыв актобинца Рахимжана Макатова в здании городского управления Комитета нацбезопасности терактом не признан до сих пор. И это несмотря на веские доказательства того, то Макатов исповедовал ваххабитские взгляды и состоял в диверсионно-террористической группе.

Гасан Вердиханов, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/06/07/specsluzhby-kazahstana-ne-uvideli-opasnosti-v-spyashchih-vahhabitah-iz-aktobe-mnenie
Опубликовано 7 июня 2016 в 09:33
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами