• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Беспрецедентно интенсивный график: Путин и Нетаньяху вновь обсудят Сирию в Москве

Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху. Иллюстрация: timesofisrael.com

7 июня состоится очередная встреча президента России Владимира Путина с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Рабочий визит израильского премьера в Москву стартует сегодня и продлится до 8 июня. Это станет пятым за неполные 9 месяцев российско-израильским контактом на высшем уровне, в ходе одного из которых, 16 марта, Израиль представлял президент Реувен Ривлин. Интересно отметить, что четыре из пяти встреч принимала Москва, где премьер и президент ближневосточной демократии провели обстоятельные беседы с главой российского государства. Это беспрецедентно интенсивный график посещения израильским руководством столицы зарубежного государства.

Нынешний визит Нетаньяху приурочен к отмечаемому в этом году 25-летнему юбилею установления дипломатических отношений между Российской Федерацией и Государством Израиль. Символичность момента была подчёркнута в канун прибытия израильского премьера в Москву, когда российская сторона приняла примечательное решение. По просьбе Тель-Авива ему будет возвращён израильский танк «Магах», который все последние годы находился в подмосковном музее (Центральный музей бронетанкового вооружения и техники, город Кубинка, Московская область).

Таким образом, Нетаньяху уедет из Москвы не с пустыми руками. Передача танка времён Первой ливанской войны 1982 года (1) стала не только одним из символов, подтверждающих установление между Россией и Израилем доверительного формата отношений. Жест доброй воли Москвы пришёлся на один из самых сложных и одновременно чувствительных для Ближнего Востока периодов. В такие моменты страны традиционно конфликтогенного региона особенно восприимчивы к шагам друзей и врагов, что заставляет мировые державы быть вдвойне осторожными.

Передачу танка Израилю в Дамаске и Тегеране не восприняли в штыки. Во всяком случае, со стороны ближайших партнёров России на Ближнем Востоке не последовало соответствующих заявлений. Да и СМИ двух стран, с которыми Россия плечом к плечу воюет с терроризмом в регионе, пока не отметились критическими публикациями в этой связи. Однако косвенные сигналы недовольства всё же поступили, большей частью от партнёров сирийцев и иранцев в Ливане. И Москве свои дальнейшие действия на ближневосточном треке, так или иначе, придётся соизмерять с позициями Дамаска и Тегерана, у которых, мягко говоря, не сложились отношения с еврейским государством.

С 21 сентября прошлого года, когда Нетаньяху прибыл в Москву с главной целью уточнить российские планы в Сирии, ни один последовавший затем контакт на высшем уровне не обходился без «сверки часов» России и Израиля по ситуации в арабской республике. Плотный график общения политических руководств сделал необходимостью тесный диалог военных двух стран. Создан механизм координации воздушных операций ВКС РФ и ВВС Израиля в сирийском небе, установлена «горячая линия» связи между Генштабами. Впрочем, ограничиваться достигнутым стороны явно не намерены. В особенности это относится к Израилю. Обстановка в Сирии крайне динамична, она заставляет израильтян в каждодневном режиме отслеживать любые неблагоприятные развития в регионе, потенциальные вызовы и угрозы своей безопасности.

У Израиля в Сирии две приоритетные задачи, в решении которых партнёрство с Россией для него стало необходимостью. И «танковый сюжет» примечательным образом отсвечивает интерес израильских властей добиться от российских партнёров ещё более тесного взаимодействия.

Первая задача — не допустить закрепления на восточных рубежах Израиля, в районе Голанских высот, бойцов ливанского движения «Хизбалла». В более широком масштабе, израильское военно-политическое руководство ставит целью исключить появление в южной части Сирии стационарного военного базирования ВС Ирана.

С этой задачей связана и другая стратегическая установка Израиля на сирийском направлении, которая на нынешнем этапе приоритетнее для него. Участие от 3500 до 5000 тысяч бойцов «Хизбаллы» в военных действиях на стороне правительственных войск Башара Асада имеет свою цену. И не только участие, но и сравнительно крупные безвозвратные боевые потери, которые понесло движение в Сирии с 2012 года. По разным оценкам, в САР сложили головы от 1000 до 2000 бойцов движения шейха Хасана Насраллы. Израиль склонен завышать потери «Хизбаллы», указывая на верхний предел приведённого диапазона. Но даже в случае минимальной оценки потерь «Хизбаллы» в живой силе, её руководство не может не рассчитывать на восстановление боевого потенциала.

Организация ливанских шиитов компенсирует убыль своих бойцов получением из Сирии вооружений и военной техники. Больше всего израильтян волнует вопрос попадания в руки «врага номер один» на их северных границах ударных систем с большим радиусом поражения. ВВС Израиля тщательно отслеживают любой конвой с оружием на трассе Бейрут — Дамаск, и с завидной педантичностью «перекрывают» этот канал точечными авиаударами. Но какой-то объём вооружений всё же просачивается, что требует от израильского правительства задействования не только военных мер пресечения транзита оружия и его дальнейшнего использования против еврейского государства.

Единственная сила в Сирии, которая способна политическим инструментарием помочь Израилю в этом вопросе, — Россия. Можно с уверенностью предположить, что в ходе всех последних российско-израильских контактов Тель-Авив неизменно затрагивал тему оказания Москвой давления на Дамаск и Тегеран, дабы пресечь переток ударных систем с сирийского на потенциальный ливано-израильский театр военных действий. Другое дело, насколько Россия расположена и вообще считает уместным постановку вопроса об оказании давления на своих союзников в борьбе с террористическими группировками ДАИШ, «Джебхат ан-Нусра» и др. в Сирии. Тем не менее, для израильской стороны ценен уже сам факт доверительных консультаций между Москвой и Тель-Авивом, у которых в Сирии, как можно понять, не осталось «запретных тем».

У России свой интерес применительно к «сирийским озабоченностям» Израиля, направления их в нужное для себя русло. Близкий к военной разведке (АМАН) Израиля портал DEBKAfile недавно попытался «спрогнозировать» этот интерес. По мнению информированного издания, Россия настаивает на установлении полного контроля правительственных войск Асада над южными и юго-западными провинциями Сирии, расположенными в непосредственной близости от израильской границы. Это означает ожидание Москвой от Тель-Авива участия последнего в том, чтобы кроме регулярных войск САР в этих районах не было ни одной другой военизированной силы. Расклад достаточно прост — если Израиль горит желанием не допустить закрепления «Хизбаллы» и появления военной базы ВС Ирана в сирийских провинциях Дамаск, Кунейтра, Дераа и Сувейда, то он должен приложить симметричные усилия. А именно — оказать содействие (например, разведывательное) в вытеснении отсюда всех антиасадовских группировок, безотносительно к тому, являются ли они террористическими или маркируются как «умеренно» повстанческие.

До последнего времени Израиль был заинтересован в сильном присутствии в Южной Сирии, например такой «умеренной» группировки, как «Джейш аль-Ислам». Её поддерживают и США, и Иордания, и Саудовская Аравия, то есть тот круг ближневосточных акторов, у которых или «свои счёты», или, как минимум, сложные отношения с Ираном и его региональным сателлитом «Хизбаллой». Теперь получается, что если Тель-Авив добивается от Москвы отзывчивости в деле решения «шиитского ребуса» в Сирии, он сам должен оказать российскому партнёру услуги. Разумеется, прежде пересмотрев свои нынешние подходы к ситуации в указанных провинциях на юге Сирии.

«Хизбалла» держит Израиль в постоянном напряжении. Так, на днях ливанские СМИ сообщили, что бойцы движения прокладывают туннели под границей с Израилем. Цель — выйти в тыл противника в ходе вероятного вооружённого конфликта. Информация пока не нашла своих «вещественных доказательств» в виде вскрытых израильтянами подземных коммуникаций на своих северных границах. Однако военной разведке и другим силовым ведомствам страны не следует расслабляться, уповая на дезинформацию ливанских источников. Им также решительно не стоит воспринимать лишь как «голую пропаганду» последние заявления иранских военачальников о способности ракет Исламской Республики за считанные минуты накрыть все значимые объекты на территории Израиля (2).

Хотя ливанские шииты и иранские добровольцы сталкиваются с растущими потерями на сирийском фронте, нет никаких признаков отказа Тегерана от безусловной поддержки правительства Асада. Об этом пишут авторитетные израильские издания, при этом подчёркивая, что военное вовлечение России в сирийский конфликт не только прибавило уверенности «Хизбалле» и Ирану, но и существенно склонило баланс сил в САР в их пользу (3).

С этой реальностью израильские власти вынуждены считаться. У них просто нет альтернативы налаживанию с Россией, стоящей крепко на двух ногах на авиабазе «Хмеймим» в Латакии, разместившей здесь системы С-400 и проецирующей военную мощь практически на всю глубину сирийской территории, доверительного политического контакта и механизма сотрудничества оборонных ведомств.

По мнению некоторых израильских источников, танк из подмосковного музея в подарок еврейскому государству может стать «прелюдией» перехода России и Израиля на более высокую ступень взаимодействия в Сирии. Как к этому отнесётся Иран и каким образом его интересы в арабской республике могут быть сопряжены с продвинутым российско-израильским партнёрством, ещё предстоит понять. Очевидно одно — складывающаяся в отношениях России и Израиля двусторонняя атмосфера располагает к нахождению ими новых точек сближения в Сирии и за её пределами.

(1) История с израильским танком Magach («Удар тараном») такова. Машина была потеряна израильскими войсками в одном из крупнейших танковых сражений в истории Ближнего Востока — в бою у Султан-Яакуба в Ливане в 1982 году. На четвёртый день после вторжения Израиля в Ливан, 10 июня 1982 года израильская 90-я дивизия заняли позицию недалеко от Кавкабы и Хасбайи на юге Ливана. Израиль хотел вынудить ливанские танковые бригады отступить в долину Бекаа и к сирийской границе. Израильтяне стремились прорваться к жизненно важной артерии между Ливаном и Сирией — шоссе Бейрут-Дамаск. Сирийская армия и её союзники из множества ливанских и палестинских вооружённых группировок готовились защищать свои позиции. Они рыли окопы в стратегически важной деревне Султан-Яакуб на востоке долины Бекаа. В результате 6 часов тяжёлых боёв Израиль потерял 8 танков, 30 солдат убитыми, 6 военнослужащих попали в плен.

Восемь танков «Магах» остались в Султан-Яакубе. Из них два выставлялись в Сирии как военные трофеи. А один был передан Москве. Этот танк для Израиля — единственная память о пропавших без вести трёх военнослужащих Армии обороны.

(2) Старший советник командующего спецподразделением «Кодс» в составе Корпуса стражей Исламской революции Ирана бригадный генерал Ахмед Каримпур, выступая в эфире иранского телевидения 3 июня, заявил, что иранские военные определили местоположение всех важных объектов на территории Израиля и нацелили на них свои ракеты Shahab и Sejil. По словам генерала Каримпура, иранские ракеты в состоянии «уничтожить» Тель-Авив или Хайфу за семь минут.

(3) Ariel Ben Solomon, Analysis: The Syrian war has exposed Hezbollah to assassinations // The Jerusalem Post, May 17, 2016.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/06/06/besprecedentno-intensivnyy-grafik-putin-i-netanyahu-vnov-obsudyat-siriyu-v-moskve
Опубликовано 6 июня 2016 в 13:22
Все новости

16.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами