• USD 59.13 -0.05
  • EUR 69.66 -0.07
  • BRENT 63.11

Сирийская дилемма России: не променять Иран на США

Грядущее наступление курдского «Демократического союза» в союзе с рядом проамериканских группировок сирийской оппозиции, объединенных под аббревиатурой SDF (сирийские демократические силы) на цитадель исламистов «Исламского государства» Ракку, поддержано США и РФ, однако позиция Ирана в данном вопросе остается неучтенной. Вместе с тем Тегеран, один из ключевых игроков сирийского противостояния, все более демонстрирует недовольство постепенным сближением позиций Москвы и Вашингтона. При всей опасности завязывания новых узлов конфликта Исламскую Республику можно понять — она вместе с РФ избрала курс на поддержку законного правительства Сирии, последовательную и бескомпромиссную борьбу с захлестнувшим страну терроризмом. Именно иранские военные советники, кредиты и оружие стали основой для продолжения сражения за светскую и современную арабскую республику против религиозного фанатизма и средневекового мракобесия. До поры до времени позиция России, по некоторым данным, буквально «уговоренной» командиром бригады «аль-Кодс» из состава Корпуса стражей Исламской Революции Касемом Сулеймани осенью 2015 года напрямую вмешаться в сирийский конфликт, в общем смыкалась с иранской. Однако недавно заключенное в Женеве межсирийское перемирие, попытки Москвы договориться с США по линии координационных центров в Хмеймиме и Аммане, а также достижение взаимопонимания по курдскому наступлению воспринимаются Исламской Республикой как оппортунизм. На уровне официальных заявлений ничего подобного не звучит, однако в иранских СМИ уже можно увидеть отголоски раздражения позицией РФ.

Так, газета Tabnak осудила российскую сторону за бездействие и популизм в то самое время, как бойцы иранского Корпуса стражей Исламской революции и движения «Хезболла» погибали в селении Хан Туман под Алеппо, неожиданно, вопреки условиям достигнутого перемирия атакованном салафитами объединения «Джейш аль-Фатех». В последнее входит не только не включенная в переговоры террористическая «Джабхат ан-Нусра», но и все еще считающаяся «умеренной оппозицией» «Ахрар аш-Шам». Не лестных оценок заслужили российские ВКС от корреспондентов Tabnak и за действия в апреле, когда они не оказали необходимой поддержки иранским войскам специального назначения, сражавшимся против упомянутой «Джабхат ан-Нусра». Критике подвергается и сама идея переговоров, которые воспринимаются не иначе, как «ошибка русских». К сожалению, потеря Хан Тумана и гибель в ходе боев за него не менее 80 иранских инструкторов и бойцов движения «Хезболла», а также резня в деревне аз-Зара (провинция Хама) красноречиво иллюстрируют и подтверждают последний тезис.

Косвенно обвинило Россию в политической ошибке в переговорах с «оппозицией» и агентство Fars News. В его редакционной статье подвергается сомнению возможность политического решения сирийского вопроса. То же самое утверждают и журналисты Kayhan, вновь напоминая о произошедшем в Хан Тумане. По мнению иранского медиа-сообщества, основные кукловоды сирийских салафитов — монархии Персидского залива, Соединенные Штаты, Турция и Израиль, попросту не заинтересованы в достижении мира и стабильности в Сирии. Сами террористические группы были созданы ими именно с целью уничтожения единой, стабильной и сильной арабской республики, препятствовавшей с одной стороны — американо-израильской экспансии в мусульманском мире, а с другой — пантюркистским устремлениям Анкары.

В том же контексте имели место и высказывания представителей иранской политической элиты. Так, советник Верховного лидера ИРИ Али Акбар Велаяти заверил Башара Асада, что Исламская Республика будет использовать в борьбе с сирийским терроризмом «все имеющиеся средства». Данное заявление создает серьезный контраст с попытками РФ договориться с группировками, которые она сама же считает террористическими и старается, пусть и неудачно, всеми силами объявить их таковыми через Совбез ООН. Любые инициативы США по отправке в Сирию своих военных встречают обвинения в агрессии со стороны Тегерана. Так было, например, в конце апреля, когда министр обороны ИРИ Хоссейн Дехган жестко раскритиковал решение Вашингтона об отправке в страну 250 американских морских пехотинцев. Сам тон официальных осуждений Тегераном нарушений боевиками режима прекращения огня дискредитирует стороны, которые являются архитекторами данного режима.

Очевидно, что Исламская Республика Иран не собирается и дальше терять своих людей в угоду сиюминутным политическим интересам союзников. В настоящее время Тегеран работает над максимальным укреплением антитеррористической коалиции, ибо задач у нее множество. С одной стороны — тяжелые бои за Алеппо, с другой — продвижение в сторону Ракки и, наконец, борьба за будущее Сирии с группировками, признанными «умеренными», поддерживаемыми со всех возможных сторон, но от того с не меньшим воодушевлением вырезающими деревни и устанавливающими шариат среди выживших жителей. Тегеран уже понес в этой войне серьезные потери — по неофициальным оценкам — 700−800 человек, включая высший офицерский состав. Но отступить, отдать Сирию салафитам и их пособникам Исламская Республика попросту не может: в Иране прекрасно знают, какую судьбу готовят экстремисты для шиитов, которые составляют большинство его населения. Резня в аз-Заре и Блуте, массовые казни в других местах, попытки захватить главную шиитскую святыню САР — мавзолей сейиды Зейнаб в городе Зейнабия не оставляют сомнения в том, что участью шиита в любых образованиях, построенных террористами, может быть лишь смерть. В этом смысле их положение даже хуже христиан, так как последние считаются «людьми писания» и в случае поражения в правах и признания «исламского правления» получают право жить в закрытых гетто. Шииты воспринимаются как предатели ислама (разумеется, в той трактовке, которую воспринимают салафиты — с отрубленными руками, перерезанными яремными венами, и богом, сидящим на троне в конкретном месте неба) — муртады и мунафики. Не защитив своих единоверцев в Сирии, Ираке, а в более широкой перспективе — в Афганистане и Йемене, ИРИ не только лишится влияния и поддержки в их среде, но и быстро «приведет» головорезов «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусра» и, конечно же «умеренную оппозицию» к своим границам. Допустить этого ни один руководитель Ирана не может.

Исламская Республика будет поддерживать законное правительство Сирии не только по объективно правовым причинам, но и ради сохранения мощного и значимого оплота против салафитской угрозы. И делать это Тегеран будет с Россией или без нее, не оглядываясь на одобрение и осуждение за рубежом. Иран, в отличие от РФ, уже давно отверг саму возможность сотрудничать с Соединенными Штатами в сирийском вопросе. Об этом четко и ясно заявил уже упомянутый Али Акбар Велаяти в ходе встречи с замминистра иностранных дел арабской республики Фейсалом Мекдадом. Что касается позиции России, то сейчас ситуация складывается таким образом, что все достигнутые ее ВКС успехи могут быть перечеркнуты одним неверным решением. С одной стороны — перспективный, но не собирающийся союзничать без серьезных уступок Вашингтон, с другой — спасший российского штурмана СУ-24 Константина Мурахтина, поддерживающий действия российской авиации на земле силами «Хезболлы» и тренирующий сирийскую армию Иран. Представляется, что попытки сделки с США, которые публично и последовательно отвергают возможность совместных действий с Москвой, за счет своего не раз проверенного союзника, в данном контексте, — ошибочная стратегия.

Антон Евстратов, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/31/siriyskaya-dilemma-rossii-ne-promenyat-iran-na-ssha
Опубликовано 31 мая 2016 в 10:57
Все новости

10.12.2017

09.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами