• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.25

У Армении и армянской диаспоры разные интересы: Закавказье за неделю

Азербайджан

«Азербайджан, Россия и Иран заинтересованы в безопасности в регионе» (27 мая). Так называется материал на информационном портале «Спутник-Азербайджан».

«Для азербайджанцев превыше всего интересы республики. Об этом в проходящем в Международном пресс-центре Sputnik Азербайджан 43-ем заседании дискуссионного клуба политологов «Южный Кавказ» на тему «Перспективы развития трехстороннего формата сотрудничества: Баку-Москва-Тегеран» заявил политолог Фикрет Садыхов.

По его словам, Азербайджан, вместе с Россией и Ираном, заинтересован в региональной безопасности: «Борьба против терроризма, радикального экстремизма и других видов угроз — одна из наших приоритетных задач во внешней политике в регионе. И в этом плане данный альянс — треугольник Россия-Иран-Азербайджан — приемлем для реализации поставленных задач».

Эксперт также отметил, что не хочет ставить на один уровень Иран и Россию в плане двусторонних отношений с Азербайджаном: «С Россией у нас четко сконструированные взаимоотношения стратегического партнерства, а с Ираном — добрососедские взаимоотношения».

Говоря о взаимоотношениях с Россией, Фикрет Садыхов утверждает, что позиции двух стран во многих вопросах совпадают на международных площадках в плане реализации и обсуждения ряда проблем международного и внешнеполитического характера. «Нас пытаются обвинить то в пророссийской, то в прозападной политике. Я думаю, для нас превыше всего азербайджанские интересы. Мы исходим из интересов нашей страны, нашего государства. Я уверен в том, что и на ближайшую, и на дальнейшую перспективу наш курс будет в этом плане неизменен», — заметил эксперт.

В аналитической статье «США и Азербайджан решили углубить военное сотрудничество» (26 мая) газета «Новое время» пишет: «Военное сотрудничество между США и Азербайджаном, похоже, развивается энергичными темпами… Вот и вчера в Баку прибыл командующий сухопутными войсками США в Европе генерал Бен Ходжес. В ходе своего визита он провел ряд встреч с официальными лицами Азербайджана, на которых были обсуждены перспективы развития сотрудничества между Баку и Вашингтоном. Отметим, что генерал прибыл из Тбилиси и Еревана, где провел встречи с высшим военным командованием этих стран».

По мнению главы Генштаба ВС Грузии Вахтанга Капанадзе, планы на будущее «довольно амбициозны»: «Мы обсудили возможность того, чтобы учения в будущем получили региональный характер и еще больше стран приняли в них участие». То есть не исключено, что эти учения станут региональными, и Азербайджан в следующем году примет в них активное участие. И это подтвердил генерал Бен Ходжес: «Было проведено обсуждение в связи с участием и азербайджанских военнослужащих в учениях, которые будут проведены в Грузии в следующем году. В течение этого лета мы планируем провести учения в Румынии. Военнослужащие Азербайджана также будут участвовать в них».

Генерал также заметил, что провел обсуждения с азербайджанскими военными о перспективах сотрудничества: «В Грузии были проведены учения „NoblePartner“. Состоялись обсуждения в связи с участием военнослужащих Азербайджана в учениях, которые будут проведены в следующем году». По словам Ходжеса, во время обсуждений он сказал представителям военного ведомства Азербайджана, что если поступит предложение, то военнослужащие США могут приехать в Азербайджан и принять участие в совместных учениях.

Далее издание утверждает: «Однако с „благородством“ американцев не все так просто. С одной стороны, любые поставки „чувствительных“ видов американского оружия официальному Баку оказываются „под микроскопом“ со стороны проармянских лоббистских организаций. Еще в 1992 году Конгрессом была принята знаменитая 907-я поправка к „Акту в поддержку свободы“, запретившая прямую американскую военную помощь Азербайджану. Через 10 лет, в начале 2002 года, конгрессмены приостановили действие поправки, однако подтверждать это необходимо каждый год. Вопрос о полной отмене поправки пока не ставится, она как бы есть, но в то же время де-факто ее нет, что подразумевает широкое поле возможностей для диалога с Баку по самым разным направлениям».

Как отмечает «Новое время», «Во время визита президента Азербайджана Ильхама Алиева в Вашингтон в апреле текущего года пресс-служба Белого дома назвала Азербайджан „ключевым союзником в стратегически важном районе мира“, „ценным партнером“. Наша страна представляет собой интерес для США из-за своего геополитического положения, наличия природных ресурсов и напряженных отношений с соседями, что облегчает для Америки и Европы сотрудничество с ним. В основе американо-азербайджанских отношений лежит геополитическая потребность этих стран друг в друге. Кроме того, Соединенные Штаты продолжают укреплять свои позиции в Грузии для обеспечения контроля не только за транспортировкой углеводородного сырья из Каспийского региона в Европу, но и над бассейном Черного моря. По-видимому, нельзя исключать возможности приема Грузии в НАТО без Абхазии и Южной Осетии. Вероятно, на ближайшем саммите НАТО в Варшаве будет сделан еще один шаг на пути сближения Грузии и Азербайджана с Северо-Атлантическим альянсом. Налицо укрепление сотрудничества между НАТО, Грузией и Азербайджаном».

«В кругу западных аналитиков возможное расширение НАТО рассматривается как динамичная проблема, решение по которой пока не предопределено и будет зависеть от ряда важных факторов — политики США, России и Европы. В этой связи азербайджано-турецко-грузинское военное сотрудничество определяется как экспериментальное предприятие и геополитический буфер для европейцев, оберегающий Европу от беспокойного исламского мира, что весьма соответствует действительности и подтверждается на практике. Как видим, приоритеты внешней политики США — это по-прежнему геополитические интересы, военное присутствие и контроль над энергоресурсами», — резюмирует газета.

Информационно-аналитический портал haqqin.az опубликовал статью «Иран может „взорвать“ Каспий?» (24 Мая).

«Похоже, вопрос раздела Каспия, подзабытый на фоне обострения ситуации в зоне армяно-азербайджанского конфликта, вновь может стать актуальным. Иранское издание Payvand.com опубликовало статью эксперта по международному морскому праву Бахмана Агаи Диба. В ней содержатся достаточно откровенные заявления, касающиеся того, какой должна быть позиция Исламской республики Иран в отношении правового статуса Каспия. Напомним, что не так давно (по историческим меркам) Иран уже привлекал военные корабли для того, чтобы отогнать азербайджанские исследовательские суда в „спорной“, по мнению ИРИ, зоне Каспия».

«И вот сейчас, — продолжает издание, — Бахман Агаи Диба напоминает о том, что предложенная российская формула раздела дна Каспия — MML (с помощью использования модифицированной срединной линии на основе длины побережья разграничивается дно Каспийского моря, оставляя его воды для общего пользования прибрежных государств) дает Ирану менее 13 процентов от дна Каспия. Тегеран же хочет использовать некий принцип справедливости, по которому к нему отходит 20 процентов всего морского дна и вод Каспия (чего, кстати, не было во времена существования СССР, и тогда Иран особых претензий не предъявлял — haqqin.az). В итоге Россия, Казахстан и Азербайджан пошли по принципу заключения отдельных и двусторонних соглашений между собой по разделению морского дна. А сейчас, как полагает иранский аналитик, они оказывают давление на Туркменистан». Бахман Агаи Диба в этой связи заявляет, что Иран считает все эти соглашения недействительными, «поскольку они не были заключены с согласия всех прикаспийских государств».

«Каспийское море является морем «мира и дружбы», — пишет далее иранский эксперт. По его утверждению, это выражение надежды на то, что мир возобладает в каспийском регионе. И в то же время, это косвенно своего рода «выражение обеспокоенности, что Каспийское море имеет потенциал для конфликта, если прибрежные государства не смогут найти пути решения своих проблем мирными способами». В последней фразе кто-то может разглядеть предостережение, а кто-то почувствовать и непосредственную угрозу.

Любопытно, что, по словам Бахмана Диба, Каспийское море является уникальным случаем и поэтому его правовой режим не подчиняется общим правилам международного морского права.

«Главные требования Ирана со слов эксперта: ни один правовой режим Каспия не может быть определен без согласия ИРИ. Иран против принципа модифицированной срединной линии (MML), так как это дает ему наименьшую долю среди прикаспийских государств; Тегеран против прокладки нефте- и газопроводов по дну Каспийского моря и, естественно, возражает против участия в каспийских вопросах стран, не имеющих отношения к региону».

Армения

На сайте информационно-аналитического агентства «Армедиа» опубликована статья под названием «В армяно-российских отношениях начался этап пояснений» (27 мая).

«После венской встречи Саргсян-Алиев и достижения ряда договоренностей, направленных на формирование атмосферы взаимного доверия, кажется, стартовал этап пояснения вопросов, прозвучавших во время апрельских событий (имеется в виду четырёхдневная война на линии соприкосновения между Нагорным Карабахом и Азербайджаном — EADaily). Особенно это касается отношений Армения-Россия, которые в какой-то момент с азербайджанской стороны попытались приравнять к сотрудничеству Россия-Азербайджан. На каком уровне прозвучали эти уточнения и чего, в частности, касались?»

«После апрельской четырехдневной войны, — продолжает издание, — отвечая на вопрос „намерена ли Россия продолжать снабжать Азербайджан оружием после того, как армянская сторона заявила о продаже Москвой большой партии оружия Баку?“ вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин отметил, что „все делается, согласно договору. Обе стороны — наши стратегические партнеры“. Более того, он добавил, что „стреляет не оружие, а люди“. В общественных кругах Армении, являющейся стратегическим союзником России, этот ответ вызвал антироссийские настроения, углубление которых, однако, не может исходить из интересов России. Армения ведь не раз доказывала России свою приверженность стратегическому союзу, и ослабление отношений с Ереваном — на фоне напряженности Запад-Россия — никоим образом не могло исходить из интересов Москвы. По поводу наделавшего шума заявления Рогозина Москва дала уточнения спустя более чем месяц. 20-го мая представитель МИД РФ Алексей Павловский (директор Четвертого департамента стран СНГ МИД России — EADaily) высказал мнение, что отношения между Россией и Арменией являются союзническими, а отношения с Азербайджаном характеризуются как стратегическое партнерство. Одновременно дипломат подчеркнул, что отношения России с Арменией и Азербайджаном нельзя рассматривать на одном и том же уровне».

«Армедиа» напоминает, что «После четырехдневной апрельской войны другим многократно обсуждаемым вопросом являлись задержки со снабжением Армении Россией оружием, носящим оборонительный характер, причем — именно в тот момент, когда Азербайджан начал агрессивные действия против НКР. По заверениям российской стороны, причина задержки носит чисто технический характер, что, однако, для армянской стороны не могло являться удовлетворительным ответом. Тем более с учетом того, что есть вероятность новой авантюры со стороны противника. На этот вопрос попытался ответить премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время визита в Армению 20-го мая. После встречи с Медведевым премьер-министр Армении Овик Абрамян заявил, что обсуждал вопрос предоставления Армении российского оружия, и все идет по плану».

«Очевидно, что пока, исходя из определенных обстоятельств, в Армении стало звучать недовольство в адрес стратегического союзника, азербайджанская сторона всеми способами должна была попытаться воспользоваться „удобным моментом“, заведя в полную силу свою пропагандистскую машину. Представляя звучащее в адрес России армянское недовольство как результат того, что Россия помогает Азербайджану, азербайджанские власти попытались создать фоновый эффект, чтобы показать „крепость“ своих позиций. Об этом свидетельствует заявление спикера министерства обороны Азербайджана о том, что Россия продает Армении старое оружие, в то время как Азербайджан вооружен современным оружием. Это заявление было сделано 4-го мая — спустя месяц после четырехдневной войны. За этот месяц министерство обороны Азербайджана „забыло“ о потерях в живой силе и технике, которые они понесли в апреле».

«Что касается недовольства, звучащего в адрес России в Армении, то для него на самом деле есть объективные основания. — полагает издание. — Азербайджан осуществил агрессию против НКР, в том числе используя вооружение, приобретенное в последнее время из России. Более того, эта агрессия не только не была предотвращена, но и, как со стороны сопредседателей вообще, так и России, которая является посредником в подписании Соглашения о прекращении огня 1994-го года, не прозвучали адресные призывы прекратить агрессию и сохранять перемирие. Не было адресных заявлений и в Вене (16 мая во время встречи глав внешнеполитических ведомств России, США и Франции с президентами Армении и Азербайджана — EADaily), не звучат они и сейчас и, несмотря на некоторые уточнения в армяно-российских отношениях, пока еще сохраняется необходимость называть вещи своими именами».

«С учетом всего вышесказанного, тем не менее, необходимо зафиксировать, что как визиты на высоком уровне из России, так и звучащие заявления, свидетельствуют о том, что, как минимум, сегодня нет повода ставить под вопрос тот факт, что армяно-российские отношения являются стратегическими».

«Перед диаспорой должна стоять одна цель — укрепление страны происхождения» (25 мая). Подобного мнение в статье под аналогичным заголовком в газете «Новое время» придерживается кандидат исторических наук, американист Арег Галстян.

На своей страничке в FB он пишет о том, что эффективное использование потенциала мирового армянства позволило бы решать задачи самого высокого уровня: «Если бы этот потенциал хотя бы на 60% использовался по назначению, то Армения была бы в совершенно ином положении. Пока нет даже намеков на движение в сторону формирования транснациональной армянской политической нации». Политолог также считает, что многие возможности хоть и упущены, однако шанс еще есть. Галстян полагает, что глобализация ослабляет национальное государство, создавая иные форматы внутреннего и внешнего взаимодействия разных народов и культур. По его словам, размывается понятие «титульный народ», вокруг которого должны быть объединены малые народы, проживающие на той же территориальной единице: «Это может звучать парадоксально, но нынешние реалии показывают, что малые государства, обладающие диаспоральным инструментом, получают шанс выйти на передние рубежи мировой политики». Он подчеркнул, что в новом мире диаспора становится таким же актором, как транснациональные корпорации, оказывающие ключевое воздействие на принятие политических решений. «Диаспора, которая стремится стать субъектом мировой политики, должна иметь высокоорганизованные институты, перед которыми стоит одна цель — укрепление страны происхождения. В свою очередь, эта страна должна в той или иной форме институционализировать отношения с диаспорой. При нужном раскладе будет сформирована единая транснациональная политическая нация, способная решать задачи самого высокого уровня», — отметил Галстян.

Он констатировал, что уже сегодня можно говорить о наличии таких субъектов мировой политики: ирландская, израильская, японская, в какой-то степени китайская и польская диаспоры… В то же время политолог задается вопросом — почему среди перечисленных групп нет армян? «К сожалению, многочисленные армянские общины используются либо государственными институтами других стран, либо другими транснациональными акторами в качестве политического инструмента. Иными словами, армянская диаспора не обладает необходимыми компонентами субъектности», — считает Галстян. Причин подобной ситуации, по его словам, много. «На мой взгляд, основная проблема кроется в том, что у диаспоры и Армении разные интересы», — полагает Галстян.

По его оценке, диаспора, представленная устаревшими политическими партиями, сосредоточена на проблеме геноцида, а остальные вопросы обсуждаются довольно поверхностно и без какого-либо четкого стратегического видения. По его словам, складывается ощущение, что есть некий «договор», разграничивающий ответственность сторон.

«Это вполне возможно: как в диаспоре, так и в Армении есть элиты, не желающие делиться своей властью и использующие армянский фактор в качестве инструмента решения собственных задач», — предостерегает Галстян.

«Армяно-грузинский вектор требует надлежащего внимания» (24 мая). Под таким заголовком на сайте газеты «Голос Армении» напечатано интервью с научным сотрудником Центра региональных исследований Академии госуправления Армении, экспертом по вопросам Грузии информационно-аналитического центра VERELQ Джонни Меликяном.

Отвечая на вопрос, каковы нынешние армяно-грузинские отношения в контексте реакции Грузии на четырехдневную войну, он замечает: «Определенно можно сказать одно: Грузия и Иран — это те региональные страны, которые никоим образом не заинтересованы ни в каком региональном военном конфликте. Учитывая факт наличия достаточно солидной армянской и азербайджанской общин, компактное проживание армян в Джавахети и азербайджанцев в Квемо Картли, Грузия опасалась того, что более масштабные боевые действия в зоне карабахского конфликта могли бы в каком-то виде перейти (или быть перенесены) на территорию Грузии, что создало бы прямую угрозу ее национальной безопасности. Исходя из этого, Грузия предпочла соблюсти, скажем так, позитивный нейтралитет. В первые же дни были сделаны соответствующие заявления, адресованные обеим сторонам конфликта — призывы вернуться за стол переговоров. В дни апрельской войны, развязанной Азербайджаном против НКР, премьер-министр Грузии дважды собирал совещания, на которых обсуждалась ситуация на азербайджано-карабахской границе. Кстати, на втором совещании присутствовали президент Грузии и секретарь Совбеза. Министр обороны Грузии в дни апрельской войны находилась в постоянном контакте с армянскими и азербайджанскими коллегами. На самом высоком уровне делались заявления о том, что Тбилиси предлагает сторонам конфликта, если это будет политически целесообразно, провести на территории Грузии мирные переговоры. Ясно, что грузины понимали нереальность своего предложения, однако само по себе это предложение свидетельствует о том, что Грузии крайне невыгодны обострение ситуации в регионе и проблемы с соседями, которые для них важны».

Комментируя точку зрения, что на сегодняшний день в Грузии доминирует азербайджано-турецкий фактор, эксперт утверждает, что, конечно, этот фактор силен, но в контексте этого доминирования в Грузии не все так однозначно, и есть немало сдерживающих факторов, которых придерживаются сами грузины: «Когда мы говорим про сильное влияние азербайджано-турецкого тандема в Грузии, это, прежде всего, касается экономической, энергетической сфер. Несмотря на переговоры по диверсификации энергетической сферы, азербайджанская государственная нефтегазовая компания SOСAR осталась монополистом на энергетическом рынке Грузии. Тем не менее, определенные лимиты в этом плане есть как для Азербайджана, так и для Турции. Нынешнее руководство Грузии, в отличие от предыдущего, умеет торговаться с Азербайджаном, демонстрируя, что насколько азербайджанские энергоносители важны для Грузии, настолько и для Азербайджана важен грузинский транзит. Обратите внимание: не имея дополнительных объемов газа, SOСAR откуда-то их изыскала, к тому же сделав хорошую скидку на газ и т. д. Словом, азербайджанцы многим пожертвовали ради сохранения своего монопольного положения на грузинском энергетическом рынке. И я однозначно связываю все это с приходом к власти „Грузинской мечты“, как бы их там ни критиковали. Методы новой власти работают, она пытается балансировать в регионе, что можно расценивать как позитивный факт, в том числе и для нас».

Грузия

«Авигдор Эскин: Россия не будет препятствовать вступлению Грузии в ЕС» (27 мая). Так называется интервью с израильским политологом и публицистом на информационном портале «Спутник-Грузия».

По его мнению, «Грузия не может не восстановить дипломатические отношения с Россией независимо от степени несправедливости и недовольства, которое здесь наблюдается, ибо, если бы Грузия находилась где-то на Пиренеях или на Балканах, можно было бы обсуждать степень разумности разрыва дипотношений с Россией. Но при той ситуации, что у Грузии есть собственная диаспора миллион двести тысяч человек в России, при том, что Россия является северным соседом, с которым и так хотелось бы иметь отношения. Они налаживаются самыми скоростными темпами. Российские туристы, которые перестали ездить в Египет и Турцию, поехали в Израиль и в Грузию. Вот два места, куда сейчас направлен русский турист. Причем это поощряется. Это поощряется даже официальными СМИ в России. Улучшение отношений с Грузией поощряется всеми.

А вам не кажется, что это до поры до времени? Просто как-то получится, что вновь «черная кошка» перебежит между Россией и Грузией.

— Я так не думаю. Это необратимый процесс потому, что понятно, куда это движется дальше. Конечно же, Россия отменит визы, о чем заявил уже президент России".

В ответ на напоминание издания о том, что «Григорий Карасин (заместитель министра иностранных дел Российской Федерации — EADaily) сказал, что Россия пока не может отменить визы для Грузии» политолог замечает: «Карасин этого не решает. В России всё решает президент. Он, я думаю, сумеет убедить и Карасина, и еще определенных людей, которые считают, что можно как-то корректировать непосредственные директивы, которые они получают. Такие люди есть в каждой стране. То есть, это будет скорректировано. Во-первых, президент России заявил, что надо отменить визовый режим. Я думаю, что после парламентских выборов в Грузии (они состоятся 8 октября 2016 года — EADaily) будет естественным образом протянута рука Москве и восстановлены дипломатические отношения. А дальнейшее развитие отношений совершенно понятно, когда Путин неоднократно заявлял о том, что он не будет возражать против конфедерации, но он ожидает от Грузии, что она будет непосредственно сама договариваться с абхазами и осетинами.

Это не угроза ли европейскому и евроатлантическому курсу Грузии?

— Россия, безусловно, сделает все, чтобы Грузия не стала членом НАТО. У нее достаточно средств воздействия на любого своего соседа, чтобы никто из них больше не вступал в Альянс. Факт, что Москва больше не допустит присоединения к НАТО еще одной бывшей Советской республики, в том числе и Грузии. Но Москва заявила уже, и это так и будет, что вступление Грузии в Евросоюз — это ее собственный выбор, и она может двигаться в этом направлении.

То есть, Грузия должна отказаться от своего стремления в НАТО?

— Я думаю, что интенсивные переговоры между Грузией и Россией закончатся тем, что Россия восстановит свои военные базы в непосредственной близости грузино-турецкой границы взамен на определенные уступки, которые будут в Абхазии и Южной Осетии, и Москва на это пойдет".

Интернет-издание СОВА в материале «Новый транзитный маршрут соединит регион Персидского залива с Европой» (25 мая) пишет: «Тегеран разрабатывает новый транзитный маршрут, который соединит регион Персидского залива с Европой. Транспортный коридор планируется проложить от южного порта Ирана через территорию Азербайджана и Грузии по направлению к морским границам европейского континента. В департаменте развития железных дорог Ирана сообщили, что план создания нового коридора уже согласован с правительствами трех стран».

По информации издания, «планируется транспортировать грузы из региона Персидского залива в Азербайджан, а затем в Грузию по железной дороге, откуда (из порта Поти) они будут доставляться в порты Болгарии и Румынии, а затем — в другие страны Европы. Позже к этому маршруту может присоединиться и Китай. Таким образом, срок доставки грузов в Европейский Союз сократится с 45 до 23 дней, что увеличит прибыль и позволит значительно снизить транспортные и страховые расходы.

В Тегеране отмечают, что новый транспортный коридор станет альтернативой маршруту, проходящему через Турцию, поскольку он был разработан с учетом существующей напряженности в отношениях между Анкарой и Москвой".

Информационно-аналитический портал Грузия Online опубликовал интервью «Больше НАТО в Грузии и больше Грузии в НАТО» (23 мая). На вопросы издания отвечает Торнике Шарашенидзе, профессор, руководитель программ международных отношений Грузинского института общественных дел (GIPA).

-Согласно последним опросам IRI (Международного республиканского института США), 59% граждан Грузии поддерживают диалог с Россией. Это прагматизм, исходя из масштабов России и боязни, что она может нас уничтожить или что-то другое?

— Если бы вы спросили, поддерживаю ли я хорошие отношения с Россией, я бы ответил — да. Ответ так сформулирован, что его можно трактовать по-разному — так могут ответить и прозападники, и пророссийские силы. Прагматичные прозападники понимают, что в интересах Грузии избежать конфронтации с Россией, которая может повлечь за собой опасные действия. Несмотря на странную формулировку, здесь, скорее, больше прагматизма, и большинство населения против осложнения отношений с Россией".

Далее эксперт утверждает: «Я не большой сторонник „Грузинской мечты“, но в вопросах внешней политики они кое-чего добились. Во-первых, я поддерживаю диалог Карасин-Абашидзе — и вот почему. Нам, если можно так выразиться, более или менее удалось успокоить российскую сторону. Зураб Абашидзе очень опытный, спокойный, уравновешенный дипломат, который хорошо знает Россию и своих коллег, российских дипломатов. Наша задача — убедить их, что ничего плохого здесь не происходит, мы не собираемся ни на кого нападать, мы мирная, нормальная страна, и пожалуйста, оставьте нас в покое. После этих переговоров Россия открыла нам свой рынок, хотя это не панацея для нас, но лучше открывать рынки, чем закрывать. И самое главное — уже нет той конфронтации, которая была до и после войны 2008 года… И это очень хорошо, но с другой стороны, мы заплатили некую цену, в результате чего у нас очень активизировалась российская пропаганда, вернулись российские телеканалы, задействовали так называемые неправительственные организации, финансируемые Россией».

«Россия не очень протестует против интеграции Грузии в НАТО и ЕС, она понимает, что поздно протестовать… Там не наивные люди, но они смотрят так: что лучше, чтобы в Грузии был Саакашвили или Иванишвили? Конечно, Иванишвили. С ним можно как-то договориться… Они спрашивают себя: чего нам бояться, Грузия в НАТО все равно не сможет вступить, потому что там наши военные базы, пусть продолжают переговоры с европейцами», — замечает Торнике Шарашенидзе.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/29/u-armenii-i-armyanskoy-diaspory-raznye-interesy-zakavkaze-za-nedelyu
Опубликовано 29 мая 2016 в 10:09
Все новости

15.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами