• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Какими могут быть последствия «похорон» таджикской Конституции: интервью с Темуром Варки

Известный таджикский журналист и поэт Темур Варки. Иллюстрация: catoday.org

В Таджикистане 22 мая состоится референдум по внесению изменений и дополнений в Конституцию страны. Президент Эмомали Рахмон, возглавляющий страну с 1992 года, в соответствии с новыми поправками, если, конечно, они будут приняты, а что будет иначе — сомнений почти нет, получит право выдвигать свою кандидатуру на пост президента неограниченное число раз. Другой существенной поправкой, за которую проголосуют граждане Таджикистана, станет снижение возрастного ценза для кандидатов в президенты с 35 лет до 30. Эта поправка даст возможность старшему сыну Рахмона — Рустаму Эмомали — в 2020 году выдвинуть свою кандидатуру на пост президента, если его отец решит все же отойти от дел. В прошлом году Рахмон уже получил титул «Лидера нации».

Международные оценки происходящего в Таджикистане различны. Так, заместитель председателя исполкома СНГ Владимир Гаркун, возглавляющий миссию наблюдателей от стран Содружества на референдуме в Таджикистане, выразил уверенность, что «референдум пройдет с соблюдением действующего национального законодательства страны и будет дальше способствовать развитию Таджикистана». Зато Комиссар по внешним связям ЕС Федерика Могерини считает, что Эмомали Рахмон идет по пути де-факто усиления своей личной власти, чем ставит себя в сложное политическое положение. Скажем прямо, оценки ЕС в данном случае более соответствуют реальному состоянию дел, чем привычно «покрывательские» оценки функционеров СНГ.

О предстоящем референдуме, о ситуации в стране и возможных последствиях корреспонденту EADaily рассказал таджикский эксперт из Франции Темур Варки.

Итоги референдума кажутся предопределенными. Или все-таки может произойти сенсация?

— Референдум «состоится» и поправки «одобрят» под или более 90% населения при явке не менее 80%, при том что, по моим оценкам, до 30%, а по оценкам Всемирного банка и РИСИ (Российского института стратегических исследований) до 40%, граждан Таджикистана временно или много лет уже находятся за пределами страны. Никаких действий по подготовке условий для участия во «всеобщем» референдуме, в частности на территории России, где находится не менее 800 тыс. избирателей-трудовых мигрантов, не замечено. В марте 2016 г. ФМС насчитала 863 426 граждан Таджикистана (706 896 мужчин и 156 530 женщин). Речь только о зарегистрированных гражданах. С учетом незарегистрированных количество таджикских избирателей в России может быть оценено примерно в 1 млн человек. Кроме того, на 2014 год постоянно в России проживало 300 тыс. граждан Таджикистана, имеющих также гражданство России. По самым скромным оценкам в России может находиться от 1 млн 100 тыс. до 1 млн 300 тыс. граждан Таджикистана. Еще около 100 тыс. таджикских граждан находится в Казахстане. Сколько таджикских избирателей находится в дальнем зарубежье, оценивать сложно. Таким образом, за пределами страны в весенне-осенний период может находиться до 1,5 млн избирателей из 4,5 млн.

Стоит учитывать и то, что более 70% населения Таджикистана — жители сельской местности. В селах остаются преимущественно женщины, дети и старики. Трудно найти семью, в которой бы кто-то ни работал в России сезонно или постоянно. В связи с кризисом и запретом для 300 тыс. граждан Таджикистана въезда в Россию картина кардинально не поменялась. Вместо депортированного на заработки едет его брат или сын. Бедственную экономическую ситуацию усугубляет политический кризис. Развязанные властями репрессии в отношении оппозиции, уголовные дела против адвокатов и журналистов спровоцировали новую волну эмиграции. Теперь уже не только в Россию, но и в страны Востока и Запада.

Нет сомнений, что на предстоящем «референдуме» будут одобрены вносимые антиконституционные поправки в Конституцию страны, где царят повсеместный страх и полицейские порядки. Полагаю, что наблюдатели из стран СНГ по обыкновению не найдут серьезных нарушений, поскольку находятся в общей постсоветской парадигме вертикали неограниченной власти и патернализма низов. Все всё понимают, но спишут недемократичность и непрозрачность этого действа на издержки во имя стабильности в столь важном регионе на границе с Афганистаном.

После введенного запрета на деятельность Партии исламского возрождения (ПИВТ) осталась ли в стране политическая оппозиция?

— Внутренняя оппозиция в Таджикистане, основную легальную и договороспособную силу которой составляла ПИВТ, разбита и рассеяна. Эта показательная расправа призвана показать всему населению, кто в доме хозяин. Однако полагаю, что эти действия таджикских властей сослужат им, Таджикистану, соседям и партнерам плохую службу. Оппозиция, по сути, загнана в подполье. Аресты, посадки в тюрьмы и дискредитация лидеров оппозиции дадут всходы, которые принесут Эмомали Рахмону и его партнерам совсем не те плоды, которые он ожидает. Ни один здравомыслящий хозяин, инженер и мелиоратор не станет бомбить и взрывать плотину Нурекской ГЭС. Таджикские же нынешние власти собственными руками запретом ПИВТ разрушили «шлюз», который сдерживал радикализацию таджикской молодежи, препятствовал ее втягиванию в экстремистские и террористические организации. Теперь на головы лидеров ПИВТ обрушивается масса обвинений, как со стороны власти и ее апологетов, так и со стороны тех, кто недоволен соглашательской и миролюбивой позицией ПИВТ после подписания Межтаджикского соглашения о мире и национальном согласии в Кремле 27 июня 1997 года, поставившей точку в самой кровавой войне на постсоветском пространстве 1992−1997 гг. Нынешний «референдум» — это завершающий удар по зданию межтаджикского мирного соглашения, вторую сторону которого представлял лидер ПИВТ покойный Саид Абдулло Нури.

Насколько соответствует действительности характеристика нынешнего периода в Таджикистане, как напоминающего ту, что сложилась в стране перед войной 1992 года?

— Эмомали Рахмон, которого официальная таджикская пропаганда и парламент требуют именовать «основоположником мира и согласия», произвел демонтаж мирного соглашения. Ситуация возвращена к маю 1992 года, когда началась гражданская война в Таджикистане. Тогда талибы вплотную подходили к таджикской границе. Сегодня они также уже беспрепятственно занимают приграничные районы и готовы вернуться в Кабул. Странно, что российская дипломатия сегодня считает необходимым договариваться с талибами и в то же время закрывает глаза на ликвидацию умеренной оппозиции в Таджикистане, вместо которой уже по эту сторону Пянджа завтра может появиться собственный таджикский «талибан», но уже салафитского толка.

Стоит напомнить об ответственности и обязательствах, которые возложили на себя международные организации: ООН и ОБСЕ, — а также страны-гаранты подписанного московского межтаджикского Соглашения о мире и согласии, подписанного в Кремле 27 июня 1997 года при посредничестве Ирана, Афганистана, стран региона и, прежде всего, России. Стоит помнить, что при посредничестве российских дипломатов Евгения Примакова, Анатолия Адамишина, Бориса Пастухова и других была проделана огромная работа по примирению сторон, правительства Эмомали Рахмона и Объединенной таджикской оппозиции, ядро которой составлял ПИВТ и руководство которой осуществлял лидер запрещенной ныне и объявленной экстремистской ПИВТ. Стоит вспомнить ту немалую цену, которую заплатили своими жизнями российские солдаты, прикрывавшие категорическое нежелание Эмомали Рахмона прекращать войну и садиться за стол переговоров. Сегодня, по сути, только 201 российская база в Таджикистане является той силой, за которую вновь, за плечи и жизни русских солдат, спрячется Эмомали Рахмон, собственноручно доведя ситуацию до очередного безумного кровопролития. Но готова ли Россия вновь платить такую цену и дважды входить в ту же реку, а потом разгребать горящие завалы у себя под боком и принимать новые потоки беженцев? Готова ли Россия снова стать теми руками, которыми Рахмон намерен доставать каштаны из огня, прикрываясь российскими военными и втягивая Россию в новый кровопролитный конфликт? Бездействие и потворство самодурству и политической беспринципности Рахмона может потом дорого обойтись ее главному стратегическому военному партнеру, вынужденному тушить пожар в регионе, который раздувает нынешняя таджикская власть.

Какие конкретные риски ожидают таджикскую власть, власть Эмомали Рахмона, регион Центральной Азии и Россию?

— Опасность в том, что проводимый в Таджикистане «референдум» по сути — это делегитимизация и без того сомнительной власти Эмомали Рахмона. Нынешний президент становится на путь отрицания собственной легитимности, поскольку вносимые поправки в Конституцию антиконституционны и антизаконны. Еще одна важная деталь, — поправки в Конституцию предполагают, что Конституция перестает быть Основным законом, законом прямого действия. Это будут похороны таджикской Конституции (одной из самых демократичных на постсоветском пространстве) — последнего бастиона перед переходом от имитационной демократии к окончательно оформленной безграничной диктатуре.

Каковы последствия этой делегитимизации или шага к самоликвидации власти Эмомали Рахмона?

Следует ожидать обострения внутриклановой внутриаппаратной борьбы с участием силовых структур. По сути, теперь любой мятежный полковник или генерал будет вправе обвинить Эмомали Рахмона в государственной измене и антиконституционном захвате, узурпации власти и арестовать и свергнуть. Группировки вокруг Эмомали Рахмона не допустят прихода к власти его сына Рустами Эмомали. Следует ожидать череды покушений и государственных переворотов. Нелегитимная власть, раздираемая внутренними противоречиями, будет вынуждена искать и находить новых внутренних врагов, что не послужит столь горячо декларируемой стабильности в стране и регионе. Можно ожидать новой волны беженцев, прежде всего в Россию.

Раздираемый внутренними противоречиями Таджикистан, возглавляемый нелегитимной властью, может оказаться беззащитным перед обострением территориальных притязаний со стороны соседних стран — Китая, Кыргызстана и Узбекистана — и стать привлекательным и доступным для набегов со стороны Афганистана. Таджикистан может стать либо гетто с внешним военно-политическим управлением, либо проходным двором как зона утраченного государственного контроля. Предотвратить эти сценарии способно восстановление конституционного строя и заключение справедливого общественного договора.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/20/kakimi-mogut-byt-posledstviya-pohoron-tadzhikskoy-konstitucii-intervyu-s-temurom-varki
Опубликовано 20 мая 2016 в 20:48
Все новости

16.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами