• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.25

Имам мечети в Аргуне: У лидеров ингушских салафитов не хватает смелости спорить с нами

Адам Шахидов. Фото: putyislama.ru

Настоятель мечети «Сердце матери» в чеченском городе Аргун, советник Рамзана Кадырова Адам Шахидов утверждает: вопреки мнениям многих СМИ, в нынешней Чечне в абсолютной мере соблюдаются все демократические права и свободы. Это особо касается таких фундаментальных понятий, как свобода слова и религиозных убеждений.

«У нас полная свобода вероисповедания, которой не было, пока республикой не начала управлять семья Кадыровых, — сказал Шахидов в интервью изданию „Лента.ру“. — Мы живем в демократическом обществе, и, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, каждый гражданин свободно исповедует религию, которую хочет. Чеченцы — 100-процентные мусульмане, и глава республики — из мусульманской, богословски образованной семьи, сам глубоко верующий и соблюдающий все религиозные обряды».

Шахидов особо отметил: чеченским властям важно, чтобы исповедание кем-то религии не приносило вреда другим людям и государству. «Мы знаем, что среди мусульман есть секты, стоящие на ложном пути. Их члены, не имеющие достаточного религиозного образования, читают сомнительные переводы Корана и слов пророка Мухаммеда. Они принимают неверную трактовку некоторых цитат из этих священных книг и впадают в радикализм. Мой учитель, исламский богослов Мухаммад Саид Рамадан аль-Бути, в свое время написал книгу о современном салафизме „Саляфийя — благодатная эпоха, а не одно из течений ислама“. Никто не имеет права заявлять сегодня „я — салафит“. Эта благородная эпоха уже в прошлом. В исламском праве есть четыре основные школы — ханафиты, шафииты, маликиты и ханбалиты. И вдруг возникает еще одна, которой никогда не было! Аль-Бути показал, что это религиозное течение (салафизм) не более чем бидъа (в переводе с арабского „нововведение“, один из наиболее тяжких грехов в исламе, равнозначно христианскому понятию „ересь“ — прим. EADaily). Поэтому иначе, как псевдосалафиты. этих людей называть нельзя. В Дагестане и в Ингушетии немало носителей подобных взглядов. И там, и там открыто существует псевдосалафитский радикальный призыв». Единственный же субъект Российской Федерации, где нет такого призыва в мечетях, — это Чеченская Республика. Благодаря мудрой политике Рамзана Ахматовича, взаимодействию МВД и официального духовенства, по воле Аллаха, мы смогли одолеть религиозный радикализм".

Говоря о псевдосалафитском дагвате (призыве), Шахидов упомянул поджоги зияратов суфийских шейхов в Курчалое и Шали, совершенных в октябре и ноябре 2015 года молодыми последователями «чистого ислама»: «Радикалы, которые сожгли эти мавзолеи, эти святые места, говорят: „Вы посещаете эти могилы, молитесь им, и поэтому вы являетесь могилопоклонниками. Вы просите, вы молитесь (у захоронений святых), и тем самым вы впадаете в язычество, в неверие, вы перестаете быть мусульманами. Вы предаете Аллаху сотоварищей!“ Последнее — самый большой грех в исламе. И с таким вот представлением они идут к местам захоронений святых, которых верующие вовсе не считают равными Аллаху, и поджигают их, считая местами греха. Весь народ в республике воспринял содеянное крайне негативно, проклинал этих молодых экстремистов. Мнение было единодушно: они напали на нашу религию, они покусились на нашу честь. Народ увидел в этих поджогах одну из форм войны, объявленной против нашей религии. Потому что именно эти святые люди передали нам истину ислама. И хвала Аллаху, с тех пор такого у нас уже не происходило. Испокон веков мы всегда уважали старших — как живых, так и мертвых. И особенно мы уважаем святых людей, которых Всевышний избрал среди своих рабов, чтобы они донесли до всех истину его религии. Достоверные, переданные от пророка Мухаммеда слова такие: „Любой умерший человек слышит, чувствует тех, кто его посещает“. И мы посещаем могилы этих святых, надеясь, что Аллах помилует нас благодаря этим Его рабам, потому что они и в загробной жизни могут молиться Ему за нас, стать нашими заступниками. Пророк Мухаммед сказал: „За гробом — рай или ад“. И мы верим, что места их захоронений стали райским местом. Мы приходим туда также подумать о смерти, о том, как будем отвечать перед Всевышним за свои поступки, и верующий в таких случаях обязывает себя творить только добро».

Как говорит советник Рамзана Кадырова, юные поджигатели суфийских зияратов в Чечне брали пример с действий запрещенной в РФ террористической организации ДАИШ («Исламское государство, ИГИЛ, ИГ). «Когда в Сирии и Ираке появилась террористическая организация «Исламское государство», они тоже там взрывали мавзолеи мусульманских святых. Вот откуда это к нам пришло. Ваххабиты — последователи Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, по чьей книге «Китаб аль-Таухид» («Книга единобожия») сейчас преподают в школах так называемого «Исламского государства». Все знают, что во второй военной кампании в Чечне виноваты приверженцы ложного учения ваххабитов. В их рядах были чеченцы, дагестанцы, жители Средней Азии, арабы, это был целый террористический интернационал. Они вошли с войной в Дагестан и вернулись с ней в Чечню. Псевдосалафиты всегда сначала красиво говорят. Потом, приобретя большую силу, они берут оружие и идут убивать».

Адам Шахидов прокомментировал общесуфийский маджлис (съезд), состоявшийся 2 февраля этого года в грозненской мечети «Сердце Чечни». «Мы должны защитить нашу молодежь. Ислам утвердился у нас благодаря призыву к вере суфийских шейхов. В республике существует 24 вирда. Так вот, чтобы преступлений не повторялось, из всех 24 вирдов республики внуки этих шейхов, их родня, мюриды (последователи), собрались в мечети и приняли декларацию. В ней сказано, что мы, мусульмане Чеченской Республики, последователи тарикатов Накшбандийя и Кадирийя, — единогласно приняли следующее решение. Если кто-то из нас в Дагестане, Ингушетии, Москве, в любой точке земного шара примет участие в совещании или мероприятиях с псевдосалафитами, то он уже не может называться членом одного из наших тарикатов. Мы отвернемся от него, потому что он сел за стол с людьми, призывающими молодежь к радикализму, учение которых приводит к терактам и убийствам, войнам, обвинению мусульман в неверии. Это был жесткий, но необходимый шаг с нашей стороны, чтобы разрешить ситуацию, сложившуюся сейчас в Ингушетии и Дагестане. Мы уже пережили подобное в Чечне и отдали тысячи жизней».

На обшесуфийском собрании в Грозном, по словам Шахидова, обсуждали экспансию салафизма в Татарстане, Москве и других регионах России. Отдельно были обсуждены поступки салафитских лидеров Ингушетии — Хамзата Чумакова и Исы Цечоева: «В январе 2016 года поклонники Цечоева выложили в Instagram видеоролик, где он издевательски говорил о людях, которые на праздновании Мавлида (дня рождения пророка Мухаммеда) хвалят пророка нашидами, то есть красивыми песнопениями. У нас в Чечне Мавлид празднуют с большим размахом. Псевдосалафиты же считают восхваление пророка Мухаммеда недопустимым нововведением». Рамзан Кадыров, по словам Шахидова, тогда заявил по телевидению, что чеченцы никому не позволят издеваться над теми, кто хвалит пророка Мухаммеда. «Об этом же заявил и муфтий Чечни Салах Межиев, — пояснил Шахидов. — Он позвонил Цечоеву, и тот согласился участвовать в диспуте по поводу его заявлений. О Чумакове мы лишь упомянули, что он ранее назвал себя мюридом шейха Кунта-хаджи Кишиева. Чумаков же, увидев этот сюжет в теленовостях, все принял на свой счет и заявил: „на Кавказе нет равного Цечоеву богослова, что сказал он — сказал и я“. Тем самым он автоматически причислил себя к единомышленикам Цечоева. Более того, Чумаков стал публично критиковать нашего муфтия прямо во время пятничных проповедей в мечети, что не принято в исламе».

Ранее, по словам Шахидова, между Хамзатом Чумаковым и Рамзаном Кадыровым были дружеские отношения. Они сложились после встречи Чумакова с Кадыровым в 2014 году. Этой встрече предшествовали определенные действия салафитского лидера Ингушетии. «В 2014 году мы послушали одну из видеозаписей Чумакова, в которой он насмешливо и даже издевательски отозвался о шейхе Кунта-хаджи Кишиеве. Рамзан Ахматович тогда пригласил Чумакова объясниться — не как глава республики, а как мусульманин, чеченец и мюрид шейха Кунта-хаджи, — вспоминает Шахидов. — Я был на той встрече в резиденции главы республики. Чумаков поклялся при свидетелях, что уважает мусульманских святых, что он мюрид шейха Кунта-хаджи, что он, наоборот, призывал слушателей не наговаривать на святых. „Я знал твоего отца, Ахмада-хаджи, мы встречались в Египте“, — говорил он Рамзану Ахматовичу и показывал фотографии. Рамзан Ахматович попросил Чумакова впредь не высказывать мнение о святых людях в форме, которая может показаться другим оскорбительной. Мы дружески выпили чая, и с тех пор отношения с Чумаковым у нас были вполне хорошие». Шахидов также передал слова знакомых Чумакова: до того, как в 2007 году проповедник вернулся из Египта, где он долгое время учился исламским наукам, он не был салафитом. «19 февраля мы сделали двухчасовое ток-шоу на чеченском телевидении, я был ведущим. Показали видеозапись проповеди Чумакова, где он говорит: „Если я скажу, что каждый второй ингуш совершает ширк (придает Аллаху сотоварищей), впадает в неверие, я совру. Почему? Потому что я занизил!“ Это обвинение в неверии практически всех мусульман-ингушей. Также показали и другие выразительные отрывки из проповедей Чумакова. Мы вместе обсудили эти проповеди. Пригласили в телестудию тех, кто учился вместе с Чумаковым в Египте, и они говорят: раньше он этих взглядов не исповедовал. Он стал таким после того, как вернулся домой».

По словам Адама Шахидова, ДУМ Чечни не оставляет попыток объясниться с Хамзатом Чумаковым, но ингушский проповедник этих разговоров избегает: «Наш муфтий Салах Межиев звонит на мобильный телефон Чумакова, тот не берет трубку. Тогда муфтий звонит начальнику охраны Чумакова, тот говорит: Хамзат Чумаков сейчас на процедурах, перезвонит. Не перезванивает. Снова звоним — снова он на процедурах. И другим близким к Чумакову людям звонили, прося передать трубку. Не передали, он так до сих пор нам и не перезвонил. Смелости ему не хватило, потому что смелость у них есть только охаивать других перед публикой».

Салафитско-суфийское противостояние в Ингушетии, как констатирует Шахидов, продолжается. «В этом противостоянии нет ничего национального или политического, все упирается в религию. Мы готовы в эфире республиканского телевидения доказать людям нашу правоту в ходе богословской дискуссии. Готовы приехать для этого в Ингушетию. И муфтий Салах Межиев, и я неоднократно заявляли об этом. Последователи суфийских шейхов, потомки и пророка Мухаммеда, проживающие в нашей республике, даже отправили письмо главе Ингушетии Юнус-беку Евкурову, прося собрать официальное духовенство и псевдосалафитских проповедников, чтобы представители муфтията могли доказать свою правоту». Но, как говорит советник Кадырова, ответа от главы Ингушетии на свою просьбу ДУМ Чечни пока не получило.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/18/imam-mecheti-serdce-chechni-u-liderov-ingushskih-salafitov-ne-hvataet-smelosti-sporit-s-nami
Опубликовано 18 мая 2016 в 17:15
Все новости

15.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами