• USD 56.88 -0.59
  • EUR 61.56 -0.39
  • BRENT 50.92 +0.51%

«Признать или не признать»: о причинах «ретирады» армянской дипломатии

Фото: nkr-news.com

Последние процессы вокруг карабахского урегулирования вновь актуализировали вопрос признания Арменией независимости Нагорного Карабаха. Очевидно, что перспективу признания Ереван пытается максимально эффективно использовать в качестве дипломатического козыря в переговорах. Однако то, насколько грамотно и умело применяется этот объективно действенный рычаг и, самое главное, насколько Ереван правильно рассчитал возможные риски и издержки, вызывает массу вопросов у экспертного сообщества.

Впервые за последние месяцы вопрос признания Карабаха был поднят президентом Армении Сержем Саргсяном в самый разгар боевых действий в начале апреля. На встрече с послами стран-членов ОБСЕ в Ереване глава армянского государства заявил, что если боевые действия перерастут в масштабную войну, то Армения непременно признает Карабах.

Масштабного, с точки зрения властей, конфликта тогда удалось избежать — 5 апреля начальники Генштабов ВС Армении и Азербайджана при посредничестве Москвы договорились о прекращении огня. Спустя день замглавы МИД Шаварш Кочарян заявил, что вопрос признания сейчас не рассматривается.

К этой тематике вновь возвращаются спустя месяц с момента обострения. Накануне стало известно, что правительство Армении на ближайшем заседании, 5 мая, обсудит представленный оппозиционными депутатами — экс-премьером Грантом Багратяном и Заруи Постанджяном —законопроект о признании независимости НКР. Официальный Баку на эту новость отреагировал весьма бурно. В президентской администрации, МИД, а также на уровне посла в РФ было заявлено, что признание будет расценено как провокация и Азербайджану «ничего не останется, как выйти из переговоров» со всеми вытекающими отсюда последствиями, то бишь войной.

Спустя несколько часов МИД выступил с некоторыми разъяснениями, отметив, что повестка правительства предполагает не одобрение проекта закона о признании, а заключение правительства. Согласно этому заключению, признание обусловлено дальнейшим развитием ситуации. Если Азербайджан развяжет новую военную агрессию, то признание Нагорного Карабаха войдет в повестку.

Таким образом руководство Армении оставляет вопрос открытым, а значит, и пытается сохранить за собой поле для дальнейших маневров.

По мнению аналитиков, данный шаг Еревана (признание — ред.) неправильно поймут в первую очередь партнеры самой Армении. «Признание Карабаха со стороны Армении поставит точку в переговорах и будет неправильно понято внешними акторами. Сейчас Ереван наверняка не чувствует себя достаточно сильным, чтобы пойти на такой шаг, ибо он возложит на Армению дополнительные обязанности. Надо понимать, что у Армении есть определенные договоренности с Россией, другими игроками и партнерами, и сбрасывать со счетов их возможную реакцию Армения не может. Видимо, этим и объясняется то, что после вчерашнего „заброса“ информации МИД выступил с разъяснениями», — отметил в беседе с корреспондентом EADaily российский политолог Александр Скаков.

Отметим, что параллельно дипломатическим перипетиям обстановка накаляется и на самой линии соприкосновения. Министерство обороны Армении сообщает о беспрецедентных скоплениях азербайджанских войск, которые по объему и масштабам превосходят апрельскую дислокацию. Баку эти сведения, по сути, не опровергает.

На фоне этой взрывоопасной ситуации Скаков считает странным бездействие минских посредников. «Их в последние дни практически не слышно. Непонятно, чем они заняты», — отмечает аналитик. При этом он считает, что очередной виток обострения не выгоден ни одной из стран-сопредседателей. «Очевидно, что Азербайджан не хочет садиться за стол переговоров, и потакает его воинственным устремлениям исключительно Турция», — сказал Скаков.

При этом, разумеется, есть и факторы, сдерживающие реваншистские попытки Баку, это мощный отпор армянской армии, например. «Однако имеет место и провоцирующий фактор — это экономическая ситуация в Азербайджане. Плачевное состояние экономики порождает дикое желание создать образ внешнего врага и сплотить общество для борьбы с этим врагом», — заметил политолог.

Схожей позиции относительно признания Карабаха придерживается и армянский аналитик Армен Бадалян. Вчерашние пассажи официального Еревана Бадалян считает месседжем, адресованным частично внешней аудитории, но в целом — внутренней.

«Естественно, практических шагов не последует. Признание Арменией НКР поставит жирную точку на переговорном процессе, во всяком случае в нынешнем формате. А к этому Армения не готова. Признание вынудит Азербайджан выйти из Минского формата и перенести обсуждение проблемы на другие площадки, в чем страны-сопредседатели явно не заинтересованы. Именно этим объясняется то, что спустя несколько часов МИД выступил с некоторыми „корректировками“ своей позиции», — отметил политолог.

Он также сомневается в том, что подобными демаршами Армения сможет как-то воздействовать на позицию посредников, от которых Армения ожидает адресных оценок в связи с обострением ситуации.

Как отметил Бадалян, посредники прекрасно понимают, что у Армении нет того потенциала, чтобы самостоятельно менять какие-то форматы или конструкции в переговорном процессе. «К сожалению, у Еревана нет необходимого внешнеполитического веса для этого. Все, что нужно сейчас Армении для достижения собственных целей, сводится к одной тривиальной истине — нужно быть сильной, извлечь уроки из ошибок прошлого, укрепить экономику и обороноспособность. Только в этом случае можно ссылаться на какие-то нормы международного права и реализовывать эти нормы с пользой для себя», — считает Бадалян.

Подготовил Ашот Сафарян, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/04/priznat-ili-ne-priznat-o-prichinah-retirady-armyanskoy-diplomatii
Опубликовано 4 мая 2016 в 15:58
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами