• USD 58.77 +0.16
  • EUR 69.42 +0.17
  • BRENT 62.46

«Масло масляное»: зачем в Крыму нужна национально-культурная автономия крымских татар?

Фото: svoboda.org

В Крыму создана региональная национально-культурная автономия (РНКА) крымских татар. Председатель РНКА Эйваз Умеров, представляя организацию, заявил, что ее цели и задачи — сохранение и развитие самобытности, традиций, языка и культуры крымских татар.

«После изучения законодательства Российской Федерации, какие формы общественных организаций могут представлять права народов Крыма, мы остановились на такой форме как национально-культурная автономия», — сказал Эйваз Умеров в интервью государственной телерадиокомпании «Миллиет». По словам Умерова, национально-культурная автономия — «это такая форма, которая может охватить весь спектр тех проблем, которые у крымских татар присутствуют».

В сюжете «Миллиет», посвященном созданию НКА, говорится, что необходимость ее создания появилась после возвращения Крыма в состав Российской Федерации. НКА, говорится в сюжете, «может способствовать поддержке и защите интересов крымских татар» в Крыму.

Сюжет о РНКА крымских татар вышел по-настоящему радостным и праздничным. В качестве видеоряда поставили крымско-татарский танец, где юные девушки плыли по кругу, радуя взор. Эйваз Умеров обрисовывал далекоидущие перспективы организации. Но… В бочке меда нашлась ложка дегтя. И эту ложку видели все, кто более-менее знает ситуацию с представительством национальных общин России и нормами российского законодательства по межнациональным отношениям.

О меньшинстве и большинстве

Если «начинать с конца», то есть говорить по самой сути, РНКА крымских татар в Крыму является незаконной организацией. Незаконной в том смысле, что ее создание и функционирование противоречит нормам российского законодательства, в частности, федеральному закону «О национально-культурных автономиях». Текст этого гласит: чтобы какая-то национальная общность, проживающая на определенной территории, могла создать свою организацию в виде национально-культурной автономии, должны наличествовать ряд условий, самое важное из которых — статус этой национальной общности как национального меньшинства. Формально статус нацменьшинства определяется в РФ по многим критериям, из которых обычно выделяют следующие — культурную, общественную и политическую представленность народа на данной территории.

Основной показатель культурной представленности, — статус родного языка этой общности на данной территории России. Если родной язык народа не представлен в законодательстве региона как государственный или язык межнационального общения, то народ-носитель этого языка признается национальным меньшинством. Следовательно, этот народ имеет право на создание своей НКА на территории региона. В противном случае, такого права на предоставляется, поскольку раз родной язык народа фигурирует на данной территории как государственный, значит этот народ является в регионе не меньшинством, а большинством.

Статья 1 ФЗ «О национально-культурных автономиях» определяет НКА как форму самоопределения, представляюшую собой объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории. Акцент здесь делается на понятии «национальное меньшинство», и из этого вытекает, позволяет ли закон создавать в каком- то субъекте РФ какую-либо НКА.

«Без меня меня женили»

В случае с крымскими татарами Крыма и формально, и фактически они на территории республики являются большинством, а не меньшинством. Формально потому, что во всем Крыму, крымско- татарский язык — один из государственных языков Крыма, следовательно, является языком национального большинства полуострова. Положение крымских татар в Крыму — их политическая, общественная, культурная и другая представленность — также свидетельствует о том, что ни формально, ни фактически они не подпадают под категорию национального меньшинства, и права на свою НКА в Крыму не имеют. Если проводить аналогию, то крымско-татарская НКА в Крыму — это сродни русской автономии в Москве или карачаевской НКА в Карачаево-Черкесии. Этническое большинство какой-то территории, предъявляющее для себя права меньшинства на данной территории — это нонсенс и нарушение закона.

В плане «осчастливленных» своей республиканской НКА крымских татар есть еще один нюанс, свидетельствующий о не вполне прозрачном характере деятельности РНКА крымских татар. Статья 6 федерального закона об НКА говорит, что региональная НКА (то есть, автономия уровня субъекта федерации) учреждается на съезде местных НКА (уровня муниципалитетов), и никак иначе. Не известно точно, когда был этот съезд, какие местные НКА участвовали в нем, и как вообще эти местные НКА появились в Крыму, где крымские татары — большинство, а не меньшинство. Юридические нормы также предписывают, чтобы результаты съезда и принятые на нем документы стали достоянием широкой общественности данного региона. Увы, у крымчан появление Крымской РНКА крымских татар вызвало недоумение, поскольку эта организация была сродни незваному гостю. Конечно, у РНКА под руководством Эйваза Умерова есть необходимая уставная документация (иначе бы их не зарегистрировали в Минюсте Республики Крым), но открытость к крымчанам там пока на очень низком уровне.

Даже крымские татары в плане организации Эйваза Умерова рассуждают почти как Сократ: об этой автономии они знают лишь то, что ничего не знают. Кое-кто знает лично Эйваза Умерова. На этом все. Юрист определил бы эту ситуацию как нарушение сразу двух статей ФЗ «О национально-культурных автономиях». В частности, статьи 2, где всем НКА в РФ предписывается уважать язык, культуры, традиции и обычаи граждан различных этнических общностей. Кулуарное происхождение Крымской НКА крымских татар — это признак неуважения всего, что предписывает уважать многонациональное общество и законы РФ. То, что организация Эйваза Умерова появилась так, что даже крымские татары о ней узнают только из СМИ и соцсетей — это нарушение положения 6 статьи соответствующего закона. В этой статье говорится следующее: для государственной регистрации национально-культурной автономии в числе других документов должны быть представлены документы, подтверждающие, что не менее чем за три месяца до проведения учредительной конференции (съезда) федеральной или региональной национально-культурной автономии и не менее чем за один месяц до проведения учредительного собрания (схода) местной национально-культурной автономии были сделаны сообщения о предстоящем учреждении национально-культурной автономии в СМИ, продукция которых распространяется на соответствующей территории.

Говоря по- русски, в противном случае получится ситуация «без меня меня женили». А в плане крымских татар максимальная открытость — крайне необходимая вещь, в силу того, что «наши стратегические партнеры» спекулируют на проблемах этого коренного народа России и пытаются использовать его как инструмент антироссийской пропаганды.

Советы Равиля Гайнутдина

Возникает вопрос: кому и зачем понадобилось проделывать такие кульбиты? Чтобы ответить на это, нужно проследить следы появления крымско-татарской РНКА. На февраль 2015 года существовали НКА крымских татар в Ялте и Симферополе. 30 октября 2015 в Судаке была кулуарным образом организована местная НКА крымских татар. Как указывают источники EADaily, за организацией всех трех этих структур стояли два высоких чиновника Крыма: вице-премьер республики Руслан Бальбек и глава Госкомитета по делам национальностей Заур Смирнов. По информации крымско-татарского сообщества, оба чиновника ранее имели отношение к «Меджлису крымско-татарского народа». Смирнов был членом президиума организации, руководил представительством «Меджлиса» в Ялте.

В крымско-татарском обществе сложилось мнение, что путем «почкования» в Крыму крымско-татарских НКА экс-меджлисмены хотят создать структуру, которая формально не была бы «Меджлисом», но фактически осуществляла его работу и вбирала в себя людей из нужного круга. Стоит напомнить: такой ход был подсказан руководству «Меджлиса» в марте 2014 года главой ДУМРФ Равилем Гайнутдином, который накануне референдума приезжал в Крым как переговорщик с «Меджлисом» и мусульманской общностью полуострова. Конкретно, Гайнутдин советовал организации Джемилева-Чубарова следующее: если в силу каких-то условий им не удастся легализовать «Меджлис» и дочерние ему структуры в российском правовом поле, то наиболее удобным вариантом для «Меджлиса» в российском Крыму станет форма национальной общественной организации, а именно, национально-культурной автономии. Закон, намекал Гайнутдин, позволяет расширять поле деятельности нео-«Меджлиса» с регионального уровня до федерального, поскольку несколько региональных НКА могут учреждать федерадьную НКА. Закрытость круга «Меджлиса» позволяет делать так, чтобы в состав руководства крымско-татарских НКА всех уровней входили только нужные люди.

Как известно, Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров в марте 2014 года отказались играть по российским правилам. Но совершенно точно ясно, что в среде бывших «меджлисовских» есть те, которые готовы воспользоваться любой имеющейся в законодательстве России лазейкой, чтобы набившая оскомину крымским татарам организация могла нормально существовать в прежнем русле, но с другими людьми во главе и с другими публичными лозунгами.

Завершая, стоит озвучить, что думают насчет крымско-татарских НКА в Крыму сами крымские татары. Основная часть настроена следующим образом: если крымско-татарские НКА в Крыму в какой- то степени противоречат законодательству РФ, то они татарам Крыма не нужны. Если быть совсем точными, то крымские татары сейчас озабочены другими проблемами. Например, тем, как в Крыму исполняют указ Владимира Путина от 21 апреля 2014 года о полной реабилитации депортированных народов Крыма. На 22 апреля 2016 года, вторую годовщину со дня подписания этого указа, основная часть крымских татар констатирует, что этот указ на полуострове не исполняется. Татары Крыма не без оснований полагают, что причина этому — материальные компенсации, которые предписаны законом для депортированных. Опять же, полное и окончательное восстановление крымских татар в правах включает в себя окончательное решение вопроса с так называемыми «самозахватами». Как свидетельствуют крымские источники EADaily, разрубать гордиев узел самозахватов невыгодно очень многим влиятельным людям в Крыму и за его пределами. «Серый» статус этих земельных территорий, где люди живут десятилетиями, но не на вполне законных основаниях, дает простор для манипуляций. Не только экономических, но и политических.

Если возвращаться к крымско-татарским НКА, то крымские скептики полагают, что эти структуры будут заниматься не столько песнями и танцам, сколько решением вопросов с самозахватами. Тем же, что делал в свое время «Меджлис». Это будет не реальной помощью народу, а замещением работы государственных структур и продажей лояльности. Наиболее далеко идущая цель — настраивание крымских татар против федеральной власти, которая якобы одна виновата в том, что проблемы народа не разрешены. Наиболее скептические крымчане считают, что не будет и этого. Они считают: национальные организации крымских татар, не особо нужные и самим крымским татарам — это имитация реальной работы по решению проблем этого коренного народа Крыма. Имитация не подразумевает ничего дельного и полезного по определению.

Муса Ибрагимбеков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/23/maslo-maslenoe-zachem-v-krymu-nuzhna-nacionalno-kulturnaya-avtonomiya-krymskih-tatar
Опубликовано 23 апреля 2016 в 14:53
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами