• USD 58.95 -0.17
  • EUR 69.53 -0.13
  • BRENT 64.76 +2.10%

Средняя Азия — от авторитаризма к радикализму: комментарий к докладу Госдепа США

Ислам Каримов и Нурсултан Назарбаев. Иллюстрация: AP

Государственный департамент США, основываясь, вероятно, на экспертном исследовании правозащитной организации Freedom House «Страны переходного периода» (Nations in Transit), в своем докладе объявил четыре страны Центральной Азии государствами с тотальной автократией. Оба документа были обнародованы почти одновременно и содержат одинаковые посылы. Внешнеполитическое ведомство США подвергло критике авторитарные режимы во всем мире за осуществляемые с «возрастающей силой и агрессивностью» нарушения прав человека с целью установления контроля над любыми действиями, представляющими потенциальную опасность для их власти.

«В Докладе о положении с правами человека за 2015 год отмечается глобальный кризис в сфере государственного управления, — подчеркнул в предисловии к документу госсекретарь США Джон Керри. — В каждой части света мы наблюдаем со стороны как государственных, так и негосударственных структур ускоряющуюся тенденцию к закрытию пространства для гражданского общества, подавлению свободы СМИ и Интернета, маргинализации оппозиции, а в самых крайних случаях — и убийства людей или лишение их крова. Некоторые, глядя на эти события, опасаются, что демократия теряет позиции. В действительности это — реакция на продвижение демократических идеалов — растущие запросы людей всех культур и регионов, желающих, чтобы правительство несло перед ними ответственность».

В докладе обращается внимание на правительства многих стран — в том числе на те, что характеризуются как «исторически авторитарные режимы» в Северной Корее, на Кубе, в Китае, Иране, и Судане. Значительное внимание в докладе уделено России и странам Центральной Азии.

Все страны в исследовании располагаются по шкале от единицы, означающей полную свободу, до семерки, приравненной к тирании. Если национальный показатель больше шести баллов, то страна признается «авторитарной». В число авторитарных, попала Россия и все страны Центральной Азии, кроме Киргизии, который признан частично авторитарным.

Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан

Если Туркменистан и Узбекистан, имевшие в 2014 году 6,93 балла, эту оценку сохранили, то Таджикистан ухудшил свои показатели с 6,39 до 6,54 баллов. Причиной стали политические репрессии. «Таджикистан является авторитарным государством, где доминирует политика, проводимая президентом республики Эмомали Рахмоном и его сторонниками», — констатирует Госдеп США. В частности, в докладе в негативном свете упоминается признание Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) экстремистской. Также как возбужденные против членов партии уголовные дела. «Правительство также приняло репрессивные действия в отношении других оппозиционных движений, — говорится в докладе. — Адвокаты, защищающие представителей оппозиции в Таджикистане, были задержаны и привлечены к ответственности». Власти Таджикистана видят потенциальную угрозу в гражданском обществе. «Под прикрытием борьбы с экстремизмом правительство продолжало ограничивать деятельность религиозных людей, — говорится в докладе. — Правительство продолжает ограничивать свободу слова и блокирует социальные сети и популярные веб-сайты. Коррумпированные чиновники контролируют ключевые государственные экономические активы».

Авторы доклада прогнозируют, что действующий в стране режим будет продолжать репрессировать религиозную и светскую оппозицию, а сокращение денежных переводов от трудовых мигрантов в России может спровоцировать рост безработицы, массовое возвращение мигрантов и социальную нестабильность.

Узбекистан может стать вторым центром нестабильности в регионе. После коррупционных скандалов в телекоммуникационной отрасли дочь президента Гульнара Каримова находится под домашним арестом, а ее деловые партнеры и причастные к скандалам государственные должностные арестованы по обвинениям в коррупции. «Аресты прокуроров, многие из которых служили в Службе национальной безопасности, как сигнал внутренней борьбы за власть среди узбекской элиты», — отмечается в докладе.

Независимых средств массовой информации практически не существует, но социальные медиа более активны. По прогнозу на 2016 год, если экономический кризис в России будет продолжаться, то Узбекистан столкнется с нехваткой рабочих мест, как дома, так и за рубежом. Снижение денежных переводов продолжит влиять на «черный рынок» валюты.

«Экономическая нестабильность потенциально может привести к внутренним беспорядкам, хотя вероятность массового протеста в авторитарном Узбекистане остается слабой», — отмечается в докладе. Более вероятно, по мнению экспертов Freedom House, что граждане Узбекистана продолжат использовать группы в социальных сетях, чтобы сообщать о коррупции и тяготах повседневной жизни. На международном уровне правительство Узбекистана будет стремиться поддерживать изоляционистскую позицию, сохраняя при этом тесные экономические связи с Россией.

Казахстан

В Казахстане вся власть сосредоточена в руках президента страны Нурсултана Назарбаева, говорится в отчете Госдепа США. Президент контролирует законодательную и судебную власть, а также региональные и местные органы власти. Изменения или дополнения к Конституции требуют согласия президента. Президентские выборы 26 апреля 2015 года, в которых победил Назарбаев, прошли с нарушениями и были безальтернативными.

Правительством преследуются должностные лица, совершающие злоупотребления, особенно в громких коррупционныхы делах, но, тем не менее, коррупция оставалась широко распространенным явлением. Существует безнаказанность для тех, кто у власти, а также для лиц, связанных с государственными или сотрудниками правоохранительных органов.

В докладе отмечается, что хотя Конституция и предусматривает свободу слова и прессы, правительство ограничивало свободу выражения и оказывало влияние на средства массовой информации с помощью различных средств, включая законы, правила лицензирования, интернет-ограничений, а также уголовные и административные расходы. Судебные иски против журналистов и средств массовой информации, в том числе гражданские и уголовные дела о клевете, поданные со стороны государственных чиновников, привели к приостановке ряда средств массовой информации.

Пятая страна региона — Киргизия, выведена из-под жесткой критики. Здесь другие проблемы, уходящие корнями в слабость государственных институтов, коррупцию. Впрочем, власти стран Центральной Азии, обвиненные в авторитаризме, мало обращают внимание на подобные исследования — нынешний доклад с подобным содержанием далеко не первый, и в Астане и Душанбе, Ашхабаде и Ташкенте изменилось не много. Туркменистан и Таджикистан обозначили твердое желание еще больше закрутить гайки, а в Казахстане и Узбекистане президенты инициировали процессы перераспределения полномочий, намекнули на некий транзит власти, но на деле пока ничего не изменилось.

Авторитаризм — проблема, но может прийти настоящая беда

«За последние годы в странах региона были сильно ослаблены провайдеры западной модели демократии. Прежде, когда появлялся любой такой отчет, находились мультипликаторы среди НПО, политических партий, которые тут же эту тему поднимали на уровень широкого обсуждения. Но за последнее время власти ослабили оппозицию. Внутри любой из указанных стран не осталось ни одного ретранслятора всех моментов, связанных со свободой слова, правами человека. Это большая проблема. Власть это поле вычистила, создала некий вакуум, который заполнится рано или поздно. Но вопрос, какими идеями он заполнится? И может оказаться — радикальными», — сказал корреспонденту EADaily директор Группы оценки рисков (Алма-Ата) Досым Сатпаев.

Он напомнил, как еще в 2000 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече с госсекретарем США Мадлен Обрайт заявил, что его страна «не собирается, задрав штаны, бежать за Америкой в вопросах демократии…». Это был прямой намек на то, что Казахстан в принципе не собирается «ускоренными темпами» строить демократическое общество по западному образцу. И с тех пор руководство Казахстана придерживается этого тезиса. Более того, не так давно Назарбаев уточнил, что «мы — противники форсированной демократии». «У нас своя специфика и не надо нас торопить. Америка сама строила демократию более 200 лет, а нам всего-то 25 лет», — пояснил лидер нации. Правда, он объяснил, что в целом, в Казахстане можно построить демократическое общество с классическими принципами свободы слова и прав человека, только «если у нас свыше 65% населения будет принадлежать к среднему классу». «Получается, что на официальном уровне было четко заявлено, что любые доклады, касательно свободы слова, прав человека, касательно темпов политических реформ, в Казахстане принимаются во внимание, но не воспринимаются как инструкция к действию. В целом акцент делается на том, что не стоит торопить политическое развитие республики. Недоработки признаются, слышны сетования на то, что что-то медленно реализуется… Как говорит Назарбаев, «паровоз бежит в сторону демократии, но до этой демократии еще ехать и ехать…», — сказал Сатпаев.

Поэтому, по мнению эксперта, отношение к докладам политического характера или вопросам прав человека в Казахстане на официальном уровне довольно скептическое и прохладное. В то же время, говорит Сатпаев, наблюдается перекос другого рода: на официальном уровне больше внимание уделяется позициям Казахстана в экономических рейтингах, условиям ведения бизнеса, инвестиционному климату, налоговым условиям.

В Казахстане также наблюдается перекос в сторону большей ориентированности интересов элиты. Благополучная экономическая страна станет демократичной — это идет подстрочным текстом. Другой официальный тезис: давайте построим сильную экономику, а потом займемся политическими институтами. «Все сводится к вопросу о преемственности власти. Можно ли проводить преемственность власти в Казахстане, есть определенная надежда, что это будет в рамках стабильного транзита. Но если в стране слабые политические институты, то они не смогут гарантировать эту стабильность. Получается, что власть в Казахстане сама себя переиграла. Невозможно создать рыночную экономику без развития политической системы. В нынешней политической системе, где доминируют олигархические капиталы, есть свои фавориты, которые в принципе мешают развиваться рыночной экономике. А фаворитизм — это что такое? Это один из элементов авторитарной системы. Все взаимосвязано», — считает Сатпаев.

Экономические условия в Узбекистане уже давно не очень хорошие. Это было видно по потокам гастарбайтеров в Россию и Казахстан. Можно предположить, что те, кто вернулся домой, не найдя работы в России и Казахстане, могут создать некую зону нестабильности. Но, как считает Досым Сатпаев, определенные катаклизмы в Узбекистане и Казахстане могут начаться в период смены власти. «Когда жесткая президентская власть ослабнет, хотя бы временно, тогда может произойти тот самый час Х, когда замороженные конфликтные ситуации разморозятся и взорвутся», — сказал эксперт.

В случае неконтролируемого транзита власти в Казахстане и Узбекистане, последствия могут напомнить гигантскую воронку — если сольются две зоны нестабильности, то возникнет тяжелая проблема для всего постсоветского пространства, даже для Китая. «Ситуация вообще может оказаться катастрофической», — сказал Сатпаев.

По его словам, авторитарная система позволяет удерживать ситуацию под контролем, но только при ныне действующих руководителях. «У нас авторитаризм слишком персонифицирован. Говорить, что авторитаризм не личностный, а системный — не стоит. А поэтому вряд ли его можно рассматривать в качестве долгосрочного гаранта стабильности», — считает Досым Сатпаев.

Среднеазиатская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/17/srednyaya-aziya-ot-avtoritarizma-k-radikalizmu-kommentariy-k-dokladu-gosdepa-ssha
Опубликовано 17 апреля 2016 в 13:12
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами