• USD 59.28 +0.28
  • EUR 69.65 +0.13
  • BRENT 63.34

Начинается глобальный спор о будущем Абхазии — Антон Кривенюк

15 апреля профильный комитет парламента Абхазии начинает обсуждение двух законопроектов — один из них касается оборота жилой недвижимости, этот проект предусматривает возможность приобретения жилой недвижимости гражданами иностранных государств. Второй — оппонирующий идее открытия абхазского рынка недвижимости иностранцам, законопроект о моратории на принятие законодательства, которое регулирует вопросы приобретения недвижимости в стране негражданами республики.

Таким образом, происходит столкновение не просто разных мнений о том, может продаваться недвижимость иностранцам (читай, россиянам) или нет, а начинается глобальный спор о будущем Абхазии.

Интересно при этом то, что сами по себе две полярные идеи — разрешить или не разрешить россиянам легальное владение недвижимостью в Абхазии, имеют сугубо локальное значение. Какой бы из этих проектов ни был принят, ни к каким принципиальным изменениям в характере экономических и социальных процессов в стране это не приведет. Важно в данном случае все, чем обрастает борьба, инфоповодами которых явились эти законопроекты.

Что касается самого содержания, то есть ощущение, что законопроект, который включает зеленый свет для владения абхазской недвижимостью россиянам, достаточно «сырой». В нем нет отражения различных общественных диспозиций по этому вопросу, нет отражения и социально-культурной специфики страны. Но, в принципе, его авторы заявляли о том, что документ открыт для редактирования, а как начальная стартовая позиция для очевидно стартующего торга по этому вопросу проект адекватный.

Законопроект, который предусматривает мораторий, нежизнеспособен, хотя в нем есть рациональное зерно. Речь идет о том, что к обсуждению вопроса о допуске неграждан Абхазии на рынок недвижимости страны можно будет продолжить после того, как будет принято необходимое и действительно важное законодательство, без которого рынок недвижимости в полном смысле цивилизованным стать не сможет. Это и земельный кадастр, которого нет, и Жилищный кодекс и т. д. Но проблема в том, что, учитывая и коллапс государства как таковой, и кризис государственных институтов, и отсутствие денег на все эти мероприятия, нужные правовые акты не будут приняты еще очень долго. А поэтому смысл самого моратория обесценивается. Законопроект игнорирует реальность, которая заключается в том, что между Абхазией и Россией существует активная экономическая и человеческая деятельность, движение капиталов, людей, идей. Соответственно, граждане обеих стран будут обустраивать свою жизнь по обе стороны границы, а значит, приобретать недвижимость, инвестировать в бизнес-проекты, в свое образование и т. д. Правовой акт, игнорирующий реальность, загонит в тень, криминализует окончательно рынок недвижимости, что создаст массу издержек и репутационного характера, и в конечном итоге во взаимоотношениях двух стран. Поэтому идея о моратории — хорошая популистская идея, это хорошая политическая декларация, которая соберет большое число людей под знамена политиков, ее продвигающих. Но к реальной жизни это отношения не имеет. В любом случае и законопроект о моратории — тоже основа для торга.

На этом можно закончить говорить о содержательной части законопроектов. Более интересно другое — что стоит за назревающим противостоянием.

За противостоянием стоит раскол — мировоззренческий, поколенческий, имущественный, в конце концов. Очень плохой сигнал — радикализация общественного мнения по этому вопросу. Речь уже давно идет отнюдь не о споре интеллигентов, что было бы правильно, поскольку это тактический спор о путях развития. Формируется еще один, более глубокий, чем тот, который ныне есть, не бюрократическо-номенклатурный, а мировоззренческий раскол.

Хотя, повторюсь, сами по себе законопроекты не носят стратегического характера, они служат «топливом» для раскрутки конфликтов вокруг обсуждения форматов будущего страны.

Речь идет о том, какой тип развития предпочтителен — экстенсивного развития, приоритетом в котором чаще являются качественные и количественные показатели роста числа рабочих мест и налогооблагаемой базы, или экологичного развития, в котором приоритет отдается сохранению среды обитания и естественных ландшафтов. Обратим внимание на то, что активная оппозиция вызревает по поводу всех идей, ассоциирующихся с бурным экономическим развитием — нефть, недвижимость (сознание рисует застроенный 20-этажными домами берег Гагры), железная дорога, автомобильная дорога на Северный Кавказ (до нее очередь пока не дошла, но все впереди).

Но, во-первых, Абхазия опоздала на этот поезд, время экстенсивного развития заканчивается, на это нет и не будет в будущем денег. И на самом деле, в этом смысле у Абхазии сегодня возникают огромные преимущества, потому что это зеленое, экологичное, не загрязненное ничем, ни отходами, ни излишней урбанизацией пространство.

Но экологичное пространство — это все равно стратегия развития. А то, что предлагают сегодня противники «крупных проектов», — это консервация разрухи, безжизненное пространство, территория, на которой ничего не происходит. И именно поэтому они, к сожалению, в итоге проиграют сторонникам экстенсивного развития. Потому что нельзя испытывать терпение людей. Они не могут жить десятилетиями без смыслов, не бывает так, чтобы целые поколения, прожив, не создали ничего нового. Поэтому рано или поздно, как бы ни хотело общество жить в зеленой и тихой стране, оно, желая, чтобы дети жили лучше, «забьет» на идеалы. Чтобы этого не произошло, альтернатива экстенсивному развитию должна быть реальной, оформленной в конкретные инициативы и проекты, и работоспособной, это зримо за короткий период времени должно менять жизнь людей к лучшему.

Сам по себе тот же вопрос недвижимости к этому всему имеет вполне второстепенное отношение. Но те, кто выступает против, неумышленно конечно, видят в этом угрозу сложившемуся формату жизни, стараясь как можно сильнее его зацементировать. Это свойство человеческой природы. Хотя именно в этом и заключается ключевая угроза. Этот формат жизни — банкрот.

Противостояние вокруг закона о недвижимости показывает нам и еще одну характерную черту нынешней реальности. Объединение на базе противостояния законопроекта о регуляции оборота недвижимости — очень нехорошая тенденция. Фактически на этой основе формируется новая «точка сбора» идентичности, в котором первичен, разумеется, не сам закон, а поиск «внешней угрозы». Вообще, совершенно нормальное явление для раннего этапа формирования новой национальной идентичности, но проблема в том, что-либо ранний этап затянулся, либо как минимум одно-полтора десятилетия оказались выброшенными из жизни. Общественное сознание ищет ответ на вопрос, почему все получилось так печально. Но влияние «внешних сил» на положение дел в стране все эти годы было минимальным.

Задача политической среды в этой ситуации — не допустить радикализации общественного сознания, чтобы внутренние проблемы и кризисы не стали причиной еще и внешнеполитических проблем. И здесь выбор за конкретным политиком — или он работает на рейтинг, на влияние, и исходя из краткосрочных интересов «взрывает» ситуацию, либо, наоборот, работая на будущее, успокаивает обращенный не в ту сторону протест. И это не голая риторика. Особенность нынешней ситуации в Абхазии в том, что отсутствуют инструменты для сколько-нибудь быстрой нормализации социально-экономической обстановки. И волна народного протеста будет по очереди сбивать с ног одних политиков за другими. И те, кто сегодня хотят использовать «фактор недвижимости» для собственного роста, завтра, на волне очередного противостояния, потерпят поражение перед носителями еще более радикальных идей.

Антон Кривенюк специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/15/nachinaetsya-globalnyy-spor-o-budushchem-abhazii-anton-krivenyuk
Опубликовано 15 апреля 2016 в 15:15
Все новости

12.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами