• USD 59.13 -0.05
  • EUR 69.66 -0.07
  • BRENT 63.04

Аксенов, Чубаров, крымские «оранжевые» и «дело 26 февраля»: мнения участников «крымской весны»

Фото: kryminfo.net

Верховный Суд Республики Крым отправил на дополнительное расследование уголовное дело «26 февраля» — материалы о событиях, произошедших в Симферополе 26 февраля 2014 года во время митинга у Верховного Совета Республики Крым. Прокурору Крыма Наталье Поклонской было отказано в требовании вернуть дело в суд для вынесения приговора.

EADaily напоминает, что 26 февраля 2014 года у здания Верховного Совета Автономной Республики Крым произошли столкновения между пророссийскими крымчанами и проукраинской группой, где лидировали представители «Меджлиса крымско-татарского народа», а основной ударной силой выступали крымские радикальные исламисты. По данным следствия, во время событий 26 февраля 2014 года из-за образовавшейся давки двое митингующих погибли и 79 человек получили телесные повреждения различной степени тяжести.

По данным Следственного комитета России, во время проведения демонстрации неустановленные лица, игнорируя законные требования представителей власти о прекращении противоправных действий, стали призывать присутствующих лиц крымско-татарской национальности к неподчинению законным требованиям представителей власти и применению насилия. «Они также стали призывать и своим примером противоправного поведения побуждать собравшихся к совершению вышеуказанных действий, что привело к возникновению массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием в отношении представителей движения „Русское единство“ и самообороны республики Крым, повреждением и уничтожением имущества», — заявил представитель СКР Владимир Маркин.

По фактам трагических событий на митинге прокуратурой Крыма было возбуждено уголовное дело. В ходе предварительного следствия в конце января 2015 года были задержаны предполагаемые виновники трагедии — Ахмет Чийгоз, Мустафа Дегерменджи, Али Асанов, Эскендер Кантемиров, Талят Юнусов, Эскендер Эмирвалиев. Ахмет Чийгоз на момент трагедии был заместителем председателя «Меджлиса» Рефата Чубарова, остальные подозреваемые также имели отношение к «Меджлису».

Правозащитный центр «Мемориал» объявил шестерых фигурантов «дела 26 февраля» политическими заключенными. Международные правозащитные организации признали Ахмета Чийгоза первым крымским татарином, который стал в российском Крыму политическим заключенным. Власти Украины включили задержанных по делу 26 февраля крымских татар в список «патриотов Украины — жертв российского режима», наряду с Надеждой Савченко, Николаем Карпюком, Станиславом Клыхом, Олегом Сенцовым и Александром Кольченко.

28 декабря прошлого года в Верховном Суде Крыма началось судебное рассмотрение по «делу 26 февраля», которое было продолжено в середине февраля 2016 года. 15 февраля этого года суд принял решение отправить дело на дополнительное расследование. Апелляционное требование прокуратуры Крыма о возвращении дела в суд для вынесения приговора оставлено без удовлетворения.

К моменту последнего судебного заседания (15 февраля) суд несколько раз продлевал срок нахождения Чийгоза и других фигурантов под стражей, а защита занималась обжалованиями по выбранной для подозреваемых мере пресечения. Сведения о том, что суд отправил материалы дела на дополнительное расследование, склонили защиту и наблюдавшую за процессом общественность к выводу, что «дело 26 февраля», скорее всего, разваливается.

«Дело 26 февраля» до сих пор является одним из самых резонансных в Крыму и за его пределами. За ходом этого процесса бдительно смотрит киевский режим и его западные кураторы. Если обвинения против меджлисовцев развалятся, это может быть использовано Киевом как сильный козырь против российской администрации в Крыму и российской власти в целом.

Крымский политолог Ленур Усманов в беседе с корреспондентом EADaily сказал, что, скорее всего, дело в своем текущем составе не доживет до приговора суда, то есть развалится, как этого и ожидают в Киеве.

«Уголовный процесс по фактам трагедии у здания Верховного Совета Крыма с самого начала страдал отсутствием важного фактора — логичности и последовательности действий правоохранительных органов Крыма, которые расследовали это дело, — заявил Ленур Усманов. — Начнем с того, что крымские силовики не предприняли никаких мер для того, чтобы по этому делу высказалось руководство «Меджлиса». Главный подозреваемый, Ахмет Чийгоз, на момент событий 26 февраля 2014 года был заместителем Рефата Чубарова и не мог совершать действий от имени «Меджлиса» самостоятельно. Из этого следует, что правоохранители обязаны были обеспечить показания Чубарова по фактам трагедии в Симферополе. Но этого сделано не было. Чубаров не появился в суде ни добровольно, ни принудительно. Этому «поспособствовала» прокуратура Крыма, запретив Чубарову в июле 2014 года приезжать в Крым в течение пяти лет. Другие руководители «Меджлиса», например нынешний вице-спикер парламента Крыма Ремзи Ильясов, также не были опрошены в ходе следствия и суда. Без показаний представителей «Меджлиса» — одной из главных действующих сил в событиях у Верховного Совета Крыма два года назад — уголовное дело было обречено «зависнуть», что в конце концов и произошло. И если оно будет находиться в таком положении, все судебно-следственные материалы рассыпятся как карточный домик.

Кроме «Меджлиса», в симферопольских событиях принимала участие еще одна политическая структура Крыма — движение «Русское единство», лидером которого тогда был нынешний глава Крыма Сергей Аксенов. Адвокат Ахмета Чийгоза на суде Николай Полозов неоднократно ходатайствовал о том, чтобы Аксенов дал показания по фактам, которые инкриминируют его подзащитному. Но Аксенов до сих пор не озвучил в суде, что тогда происходило. Более того, крымские власти умалчивают перед судом о событиях, которые происходили в Крыму накануне столкновений у парламента АРК, но имеют самое прямое отношение к трагедии 26 февраля.

Суть этих событий такова. В конце января 2014 года в Симферополе прошли переговоры между Сергеем Аксеновым и лидером крымской «Батькивщины» Андреем Сенченко, депутатом Верховной Рады Украины. Аксенов и Сенченко обсуждали алгоритм совместных действий на случай дальнейшего развития ситуации в Крыму и на Украине. Обсуждали они много, но я могу сказать о некоторых деталях. Стороны договорились о гарантиях для бизнес-интересов аффилированных с крымской властью представителей «Партии регионов», так называемых «македонцев», в обмен на переход «македонцев» в ряды «Русского единства». Было оговорено, что в случае победы в Крыму промайданных сил «Русское единство» будет представлено в новой власти в АРК в виде мягкой оппозиции, и представители движения Аксенова получат ряд ведущих портфелей в правительстве Крыма, а также значительные финансовые активы. В феврале 2014 года Аксенов и Сенченко вступили в переговоры с Рефатом Чубаровым. Они шли вплоть до момента свержения Виктора Януковича и воцарения на Украине режима хунты. Аксенов в обсуждаемых раскладах был гарантом стабильности нового режима на полуострове со стороны русской общины. Сенченко, сторонник «евромайдана», выторговал для себя пост председателя Совета министров Крыма. Чубаров высказал претензии на увеличение в крымской власти квот для представителей «Меджлиса», а себе выхлопотал пост спикера крымского парламента.

Конечно, Аксенов сначала опешил от такой наглости Чубарова, но потом согласился, поскольку его положение в новых политических реалиях обеспечивалось как раз поддержкой «Меджлиса». «Меджлис» и промайданные силы Крыма также нуждались в «Русском единстве» и в Аксенове, в частности. Единственный человек в крымской вертикали, который был против этих договоренностей — это спикер Верховного Совета Крыма Владимир Константинов. Он не хотел отдавать свою должность Чубарову, поскольку в случае потери мандата терял иммунитет перед правоохранительными органами. Кроме того, Константинов не был до конца уверен в том, что команда Януковича сдастся, поэтому до самого финала киевских событий был в режиме ожидания.

Аксенов подчеркивает, что он с самого начала был во главе пророссийских сил Крыма. Но народная активность пророссийских сил Крыма жила отдельной от Аксенова жизнью. Если касаться митинга 26 февраля, то он был, по сути, очередным днем бессрочной акции жителей Крыма, которая организовалась без какого-либо вмешательства «Русского единства». 25 февраля «Русское единство» через подконтрольные ему СМИ и социальные сети стало созывать людей на массовую акцию возле парламента Крыма, не ставя в известность тех, кто там уже находился долгое время. Время акции было назначено на 14 часов. Обратите внимание на это время. К этому часу у крымского парламента уже четыре часа должен был митинговать «Меджлис крымско-татарского народа». Структура Рефата Чубарова также воспользовалась фактором народной активности, и накануне 26 февраля провела агитацию среди своих сторонников. Как и оговаривалось, меджлисовцы подошли к Верховному Совету Крыма к 10 часам утра. В 14.00 там же появились активисты «Русского единства» во главе с Сергеем Аксеновым.

Я подчеркиваю, что всё это было оговорено заранее между Аксеновым и Чубаровым. Сценарий был примерно следующий. Аксёнов дал время до 14.00 меджлисовцам захватить Верховный Совет. В 14.00 у здания парламента начинается митинг «Русского единства». Аксёнов заходит в здание парламента один, его пропускают захватившие Верховный Совет меджлисовские крымские татары, а выходят к участникам митинга «Русского единства» они уже вдвоём с Чубаровым. Говорят собравшимся, что обо всём договорились и торжественно обнимаются, заявляют, что «Крыму — мир!», только крымчане будут решать все вопросы на полуострове и так далее. Еще одной целью этого действа была нейтрализация Владимира Константинова, который, как я уже сказал, не хотел отдавать свое кресло Чубарову.

Но сценарий «захромал». Митинговавшие крымчане просто не дали Чубарову и его активистам захватить Верховный Совет. Аксенов, поскольку реально не контролировал народного протеста, ничем не мог помочь «Меджлису». Чубаров потом вспоминал, что для него стал полной неожиданностью факт того, что участники бессрочного митинга в Симферополе стали готовить обращение к Владимиру Путину с просьбой включить Крым в состав Российской Федерации. По изначальному сценарию ни о каком Путине не было и речи, поскольку участники «переговоров» изначально ориентировались на Киев.

Возвращаясь к массовым столкновениям, хочу отметить следующее. Поскольку я в то время держал руку на пульсе ситуации на полуострове, то прихожу к выводу: если бы не договоренности между Аксеновым, Сенченко и Чубаровым, то столкновений можно было бы избежать. Манифестации у парламента проходили в мирном русле. Градус напряжения там возник с момента появления «Русского единства» и «Меджлиса». Очень странно выглядело последующее поведение Сергея Аксенова. Вечером 26 февраля 2014 года он, выступая по крымскому телевидению, заявил, в столкновениях и гибели людей у крымского парламента виновны некие русские общественники из числа сторонников «Русского единства», фамилии которых он отказался назвать. Аксёнов также поведал о том, как он вместе с главой «Меджлиса» Рефатом Чубаровым прилагал усилия, чтобы не допустить столкновений.

Что мы видим из этого? В первую очередь то, что Сергей Валерьевич Аксенов примкнул к «русской весне» случайно. Крымчане, как и хотели, сами сделали за себя свой выбор, а Россия послала в Крым «вежливых людей». Во-вторых, секретные переговоры между Аксеновым, Сенченко и Чубаровым объясняют, почему сейчас в администрации Крыма так много «македонцев», кадров украинских «оранжевых» сил, а крымских татар в правительстве представляют исключительно бывшие члены «Меджлиса». Также понятно, почему не дают хода пророссийским крымчанам. В-третьих, такой расклад дает некие предварительные ответы на то, почему в Крыму разваливаются дела в отношении киевской подрывной агентуры — в данном случае, «Меджлиса крымско-татарского народа». Этим же объясняется, почему прокуратура Крыма, вместо того чтобы арестовать Чубарова, выпустила его на Украину, просто запретив посещать полуостров в течение пяти лет. Чубаров получил возможность скрыться от российского правосудия, у которого к нему накопилось много очень важных вопросов.

Касательно находящихся под стражей шестерых активистов «Меджлиса»: затягивание судебной волокиты «накручивает» им рейтинг узников совести и тем самым работает против интересов Российской Федерации. В нынешнем статусе дело о событиях 26 февраля 2014 года так и будет тянуться. Обратите внимание на то, что обвиняемые являются членами террористической организации «Хизб-ут-Тахрир». Тот, кто «подвешивает» процесс работает на пиар ваххабитов и «Хизб-ут-Тахрир», намеренно дискредитируя российских силовиков и общественные силы России, которые борются против псевдоисламских террористических сект.

Как крымчанин, участник «русской весны» и представитель крымских татар считаю нужным, чтобы материалы уголовного дела по событиям 26 февраля 2014 года были переданы для рассмотрения в ФСБ и рассматривались без касательства к ним крымских силовиков. Не секрет, что большая часть сотрудников УФСБ по Республике Крым — это бывшие сотрудники СБУ, многие из которых остались верны Киеву и ориентируются на него. Чтобы не допустить накала ситуации, спецслужбы России обязаны расследовать материалы «дела 26 февраля» и установить истинных организаторов столкновений в Симферополе, в результате которых погибли люди".

Сказанное Ленуром Усмановым прокомментировал другой участник «крымской весны» — член партии «Справедливая Россия» Дмитрий Джигалов, представитель «Союза десантников России», в прошлом — участник народного ополчения Крыма.

«В феврале 2015 года руководитель УФСБ по Республике Крым Виктор Палагин заявил: в Крыму с 2014 года действует операция по внедрению во властные и силовые структуры российской администрации полуострова тайных агентов Киева, — напомнил Джигалов корреспонденту EADaily. — Наблюдая за процессами в Крыму, можно смело констатировать, что так оно и есть. Я живу в городе Судак. Наш нынешний мэр Владимир Серов незадолго до референдума 2014 года дал указание городскому отделу СБУ „гасить“ пророссийских активистов. СБУ-шники приходили тогда ко мне, к моим товарищам — пророссийски настроенным горожанам. Но давление на нас, пророссийских активистов Судака, продолжается до сих пор. Когда я и мои товарищи пришли на митинг в честь второй годовщины референдума с российской символикой и флагами ВДВ, нам пытались „сшить“ обвинение в антироссийской агитации и попытке государственного переворота в Крыму. Все почему? Потому что в вертикали Судака остались те же самые кадры, что и были при Украине. Серов, член „Единой России“ и кавалер медали Минобороны РФ „За возвращение Крыма“ — питомец небезызвестного крымского олигарха Бориса Дейча, фактического хозяина значительной части крымских земельных активов в украинский период. Дейч после возвращения Крыма в состав России нисколько не потерял в своих активах и влиянии. Его мнение для крымской вертикали значит многое. При этом простые крымчане прекрасно помнят, как Дейч некоторое время назад ратовал за то, чтобы убрать из Севастополя российские базы и разместить там натовцев. Дейч и его люди на местах после своего успешного вхождения в крымскую властную обойму нисколько не изменили своим приоритетам. То же самое и в других местах Крыма. Независимые пророссийские силы не имеют поддержки среди крымских властей, зато старые украинские кадры окружены вниманием и гарантированно получают портфели и мандаты в вертикали».

«Что касается роли Сергея Аксенова в „крымской весне“, то я скажу со всей ответственностью: он в тех событиях был не героем, а случайным попутчиком, — уверен Джигалов. — На площади перед Верховным Советом, где в феврале 2014 года проходил бессрочный митинг за самоопределение Крыма, люди из „Русского единства“ появились только 26 февраля — в день массовых столкновений, когда погибли люди. Я тогда был в Симферополе, наблюдал ситуацию своими глазами. Я в курсе того, как провокаторы раскачивали толпу, как происходила давка, и как потом Сергей Аксенов и Рефат Чубаров картинно предстали перед демонстрантами в роли миротворцев».

«Нынешний глава Крыма в 2014 году до самого последнего момента раздумывал, чью сторону взять. Его выбор предопределил приход „вежливых людей“. Думаю, если бы ситуация повернулась иначе, в кабинете у Аксенова сейчас бы висел портрет не Владимира Путина, а другого президента, — сделала вывод Джигалов, и добавил: — По делу 26 февраля могу сказать лишь то, что озвучивают другие свидетели тех событий: материалы дела должны быть расследованы ФСБ, а настоящие инициаторы кровавой провокации арестованы и осуждены. Само собой разумеется, что по этому делу должны были опрошены в качестве свидетелей Сергей Аксенов, Владимир Константинов и другие представители действующей крымской власти, которые принимали участие в тех событиях. Должен быть обязательно опрошен Рефат Чубаров. Антироссийский характер действий Чубарова смело позволяет возбудить против него уголовное дело и арестовать».

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/12/aksenov-chubarov-krymskie-oranzhevye-i-delo-26-fevralya-mneniya-uchastnikov-krymskoy-vesny
Опубликовано 12 апреля 2016 в 12:00
Все новости

10.12.2017

09.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами