• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Вторая Карабахская война началась 1 апреля 2016 года: кто ее начал и кто закончит?

Боевые действия в зоне нагорно-карабахского конфликта продолжаются уже четвертые сутки. По официальным сообщениям как с армянской, так и азербайджанской стороны, в зоне конфликта ведутся ожесточенные бои: льется кровь, обрываются жизни, скрежет боевого металла раздается эхом на километры по округе. В боях задействованы танки, вертолеты, разведывательные и ударные БПЛА, тяжелая артиллерия и так далее. По оценке Армии обороны непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (далее АО НКР), Азербайджан задействовал практически все имеющиеся в его арсенале средства для организации атаки, разве что применение авиации пока ограничивается ударными вертолетами Ми-24, два из которых были сбиты ПВО НКР, и БПЛА.

В том, что эскалация была инициирована именно Азербайджаном, сомнений нет никаких. Ранним утром 1 апреля, когда армянские СМИ наперебой начали сообщать о начале крупномасштабного наступления ВС Азербайджана, азербайджанские медийные ресурсы просто молчали. Первые сообщения от них начали поступать ближе к полудню после официального пресс-релиза Минобороны Азербайджана, в котором говорилось о начале операции «с целью сдержать активность противника и не допустить его расширения». Кроме того, в военном ведомстве Азербайджана сначала отрицали информацию о сбитом вертолете. Однако дальнейшее развитие событий показало, что оба заявления Минобороны Азербайджана — ложь.

Во-первых, ближе к вечеру армянская сторона опубликовала снимки сбитого вертолета и его погибших пилотов. Это вынудило официальный Баку признать потерю боевой машины и гибель его экпиажа. Во-вторых, 1−2 апреля армянская сторона продолжила выкладывать фотоматериалы, на которых запечатлены тела убитых солдат ВС Азербайджана, в основном спецназовцев; были также опубликованы фото сбитых БПЛА. Это свидетельствует о том, что на начальной стадии операции ВС Азербайджана смогли прорвать передовые рубежи Армии обороны НКР (о чем армянская сторона, надо сказать, умолчала) и проникнуть вглубь территории, однако удержать их не удалось: ВС НКР оттеснили противника назад — тот отступил, неся потери в живой силе и спецтехнике.

Какие именно потери — до конца не ясно, официальные данные армянской и азербайджанской сторон открыто противоречат друг другу. Азербайджанский 1news.az вечером 4 апреля со ссылкой на оборонное ведомство писал, что «вооруженные силы Армении с большими потерями в панике, бросив оружие и боеприпасы, отступают, оставляя свои позиции». По официальной версии Баку, только в течение последних часов «выведены из строя 170 армянских военнослужащих и 12 единиц бронетехники врага». Свои потери в живой силе Азербайджан оценивает в 15 человек убитыми.

Армия обороны НКР в своем официальном Twitter-аккаунте сообщает: потери армянской стороны — 20 человек убитыми, 72 человека ранены, еще 26 человек пропали без вести. «Глубина продвижения ВС Азербайджана не превышает 300 метров. На данный момент у нас 5 потерянных позиций на юге и 3 — на севере», — говорится в одном из сообщений. Кроме того, Карабахом признается потеря 7 танков. Тот же источник сообщает о примерно 300 убитых азербайджанских военных, число раненых «подсчитывается».

Установить по этим данным истинную картину потерь сторон конфликта не представляется возможным. Но следует учесть, что в данной ситуации атакующими являются именно ВС Азербайджана: им приходится под огнем прорываться через плотные ряды укреплений, окопов и минных полей. Это прогнозируемо приводит к большему числу жертв по сравнению с обороняющейся стороной; военные эксперты склонны говорить в среднем о соотношении 3:1. Иными словами, хотя на данный момент нельзя доподлинно установить соотношение потерь, очевидно, что у азербайджанской стороны их гораздо больше. Также очевидно, что число жертв с обеих сторон продолжит расти, потому что происходящее в Карабахе — это уже не рост напряжения, не столкновения и не эскалация конфликта — это война, и политическое решение о начале этой войны было принято в Баку.

Впрочем, возможно, территориально это был не совсем Баку, поскольку в день, когда ВС Азербайджана начали массированную атаку на позиции ВС НКР, президент Азербайджана Ильхам Алиев находился с визитом в Вашингтоне, где принял участие в Саммите по ядерной безопасности. Там же был армянский президент Серж Саргсян, которого, очевидно, новость о начале боевых действий в Карабахе застала врасплох. Оба президента к концу дня были на своих местах, каждый из них начал формировать свою «горячую повестку».

Уже днем 3 апреля Азербайджан заявил об одностороннем прекращении боевых действий. Пресс-секретарь МО Армении Арцрун Ованнисян по горячим следам назвал это заявление «информационной ловушкой», указав, что обстрелы продолжаются. Остаток дня и 4 апреля подтвердили слова Ованнисяна — ведутся бои, линия фронта постоянно находится под перекрестными обстрелами, и, вопреки заявлениям Баку, география противостояния расширяется. Кроме боев лоб-в-лоб на территории Нагорного Карабаха обстрелам подвергаются передовые посты ВС Армении в Тавушской области на севере страны: вечером 4 апреля на боевом посту был ранен и госпитализирован солдат-срочник ВС Армении. С разницей приблизительно в час азербайджанский боевой беспилотный летательный аппарат вечером в понедельник нанес удар по автобусу с гражданскими из армянского города Сисиан, шестеро человек погибли.

Все это свидетельствует о том, что реальная позиция Азербайджана не имеет ничего общего с декларируемой. Позиция Карабаха, напротив, ясна: в Степанакерте стремятся не допустить дальнейшего развертывания арены военных действий. Еще 3 апреля в Карабахе заявили о готовности «обсудить предложение о прекращении огня в контексте восстановления прежних позиций» и возврата к прежним позициям, однако ответ из Баку был весьма однозначен. Пресс-секретарь Министерства иностранных дел Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил, что Баку готов к прекращению огня при условии, что Вооруженные силы Армении покинут Нагорный Карабах. Данное заявление — не что иное, как ультиматум и официальное объявление войны. Иначе говоря, Азербайджан на уровне МИД заявил, что выходит из переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта под эгидой МГ ОБСЕ и начинает военные действия.

На этом в Азербайджане не успокоились. Уже вечером 4 апреля министр обороны Азербайджана Закир Гасанов распорядился привести в полную боевую готовность все имеющееся в стране тяжелое вооружение для возможного нанесения ударов по столице НКР Степанакерту, «если армянская сторона не прекратит обстрелы азербайджанских населенных пунктов». В ответ в АО НКР заявили, что в случае такого удара Азербайджан получит сокрушительную и несоразмерную реакцию. В Степанакерте предположили, что данное неуравновешенное заявление военного руководства Азербайджана о нанесении удара по мирному городу может быть вызвано успехами карабахских сил на линии фронта.

Развитие реальных событий на фронте происходит в агрессивной информационной среде за его пределами. Армения, надо сказать, в информационной войне держится достаточно уверенно, чего нельзя сказать об азербайджанских СМИ: за несколько дней медиа этой страны были несколько раз уличены в различных подлогах, создании фейковых новостей, подтасовке фактов, распространении фальшивых фото и видео. Помимо этого, масла в огонь подливают различные эксперты, наблюдатели и комментаторы, которые в заочном споре пытаются определить, кто же «дал добро» Алиеву на объявление войны.

Палитра мнений делится по традиционному разлому: местные прозападные СМИ со своим экспертным пулом практически безапелляционно указывают на Россию, российские СМИ — на Турцию и США. При этом эти прозападные СМИ не могут привести каких-либо аргументов в пользу своих теорий, наиболее серьезным доводом служит фраза «не может такое быть без одобрения Путина». С другой стороны, закулисное участие США обосновывается тем, что президенты Армении и Азербайджана были в Вашингтоне и, возможно, Ильхаму Алиеву была дана «отмазка» на объявление войны.

Откровенно говоря, в текущей ситуации версии про Россию и США выглядят ничем не подкрепленными сочинениями на тему политологии. Совсем другое дело — Турция, президент которой Реджеп Тайип Эрдоган, кажется, готовится к карьерному прыжку и примеряет на себя роль пресс-секретаря Ильхама Алиева. Турецкий лидер выступил с целой серией заявлений и комментариев по ситуации в Нагорном Карабахе, в частности, заявив, что Анкара будет поддерживать Баку в карабахском конфликте, что «однажды Нагорный Карабах обязательно будет азербайджанским», и даже назвал условия прекращения огня в зоне конфликта — только если «армяне сделают это первыми». Но и это не все — из Карабаха заявляют о турецких инструкторах, замеченных в прифронтовой зоне. «По достоверным данным, в азербайджанской армии сконцентрировано значительное вооружение из Турции, действуют турецкие инструкторы», — говорится в сообщении Армии обороны НКР.

Активность Эрдогана и оперативные сводки с линии фронта не оставляют сомнений — Турция вступила в конфликт в качестве активной стороны, вопрос лишь в степени ее участия. Эти соображения становятся еще более актуальными с учетом возможных сценариев развития событий войны в Карабахе — пресловутая степень участия может варьироваться от голословной пропагандистской поддержки издалека до реального участия ВС Турции в боевых действиях, причем как в зоне карабахского конфликта, так и непосредственно на территории Армении. Последний вариант возможен в том случае, если войска НКР перейдут от обороны в контрнаступление и начнут продвижение вглубь территории, до этого занятой азербайджанцами. Это подразумевает наихудший из возможных сценариев, при котором наряду с НКР в военные действия ввяжется уже Армения и возникнет нужда задействовать механизмы союзнической помощи, заложенные в двусторонних армяно-российских отношениях, а также черным по белому изложенные в уставе Организации Договора о коллективной безопасности — ОДКБ.

Сложно сказать, какой из этих, а также промежуточных сценариев более вероятен, а какой — менее, особенно с учетом крайне осторожной реакции международного сообщества на начало войны. Официальные посредники МГ ОБСЕ, как всегда, ограничились призывами сторон соблюдать перемирие, лидеры России, США и ЕС призвали их к миру, и лишь ОДКБ в лице своего пресс-секретаря отметила: действия Азербайджана ведут к обострению ситуации в зоне нагорно-карабахского конфликта. Таким образом, в военном смысле сегодня друг другу противостоят Нагорно-Карабахская Республика и Азербайджан, однако эта конструкция крайне хрупка и может рассыпаться в любой момент. Последствия в целом непрогнозируемы.

Но кое-что все же ясно уже сейчас: переговоров по Нагорному Карабаху в прежнем формате уже не будет. Для Армении и НКР этот вариант неприемлем по причине абсолютной непредсказуемости и недоговороспособности нынешнего руководства Азербайджана, что было продемонстрировано во всей красе в ночь с 1 на 2 апреля. Для Азербайджана этот вариант тоже не подходит ввиду того, что Баку, развязав войну, пошел ва-банк, и в обозримом будущем ему придется оправдывать озвученные цифры в 170 «выведенных из строя» солдат ВС НКР и оправдываться за свои потери. Потеря переговорного формата автоматически означает пролонгацию боевых действий на неопределенный период.

Вторая Карабахская война началась 1 апреля 2016 года и продолжается. Льется кровь, обрываются жизни, скрежет боевого металла раздается эхом на километры по округе. И кое-кто желает, чтобы это не прекратилось ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю, ни через месяц. Кое-кто начал войну, а это значит, что кто-то другой должен ее завершить.

Эмиль Бабаян, редактор Закавказской редакции EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/04/05/vtoraya-karabahskaya-voyna-nachalas-1-aprelya-2016-goda-kto-ee-nachal-i-kto-zakonchit
Опубликовано 5 апреля 2016 в 09:26
Все новости

16.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами