• USD 58.99 -0.14
  • EUR 69.53 -0.12
  • BRENT 64.61 +1.87%

Лучше держаться от Обамы подальше: Израиль в фокусе

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью израильского общественного деятеля и публициста Александра Непомнящего, под заголовком «Мартовские обострения».

Барак Обама вновь обижен на Биньямина Нетанияху. На этот раз из-за того, что израильский премьер с ним не встретится. Нетанияху планировал отправиться в США во второй половине марта, чтобы выступить перед членами американо-израильского комитета по общественным связям (AIPAC) на ежегодной конференции этой организации, которая пройдет с 20 по 22 марта в Вашингтоне. Предполагалось, что в рамках этого визита состоится и встреча между лидерами Израиля и США.

Тем не менее в конце февраля в СМИ появились сообщения, будто бы именно в те дни, когда Нетанияху должен прибыть в США, Барак Обама, скорее всего, посетит Кубу. И хотя власть на острове все так же узурпирована коммунистами, а экономическое эмбарго, наложенное Конгрессом полвека назад, остается в силе, поскольку ни демократии, ни прав человека на острове по-прежнему не признают, возобновление дипломатических отношений с этой страной стало едва ли не единственным достижением президента за весь его срок.

Наверное, поэтому для Обамы намерение стать первым почти за столетие американским президентом, посетившим Кубу, оказалось куда важнее встречи с лидером ближайшего ближневосточного союзника.

Однако сразу после того, как израильские СМИ передали, что Нетанияху не поедет в США, а выступит на конференции AIPAC в прямом эфире по спутниковой связи, из пресс-службы Белого Дома поспешили сообщить, будто Обама страшно оскорблен, поскольку в администрации президента ждали встречи с Нетанияху и об отмене визита узнали лишь из прессы.
Нетанияху был выставлен в качестве обидчика Обамы и первого из израильских премьеров, кто посмел отвергнуть приглашение президента США.

В свою очередь, в канцелярии главы правительства Израиля утверждают, что не давали обещаний по поводу приезда Нетанияху, а лишь выразили благодарность за готовность Обамы найти возможность встретиться с Нетанияху в случае, если последний прибудет в США, подчеркнув, что визит все еще не отменен окончательно.

Предположим, израильская сторона не совсем точна, когда говорит, что не давала обещаний приехать и не получила однозначного приглашения от американцев. Допустим также, что Обама не собирался дожидаться заявления Нетанияху о приезде, чтобы сообщить, будто не сможет его встретить, поставив таким образом израильского премьера в глупое положение. И обида президента вовсе не связана с тем, что Нетанияху лишил его этой возможности.

Так или иначе, Обама мог бы, как это принято между лидерами союзных государств и вообще в международной дипломатии, не сообщать СМИ все подробности о встрече, которая не сложилась. Мелкая нестыковка в расписании двух лидеров вовсе не обязательно должна быть превращена в большую публичную обиду. Но, похоже, драматическое выражение разочарования через СМИ стало у президентской администрации вполне намеренным трюком. Вновь, как уже не раз в прошлом, Обама раздул проблему из пустяка ради того, чтобы снова попытаться выставить Нетанияху в роли того, кто вредит отношениям между Израилем и США.

Точно так же в марте 2015 года согласие Нетанияху принять приглашение спикера Палаты представителей Джона Бейнера, чтобы высказать перед членами Конгресса свои сомнения по поводу ядерной сделки с Ираном, вызвало показную бурную обиду администрации США, получившую широкое обсуждение в прессе. Администрация президента была в курсе подготовки приезда, но предпочла утверждать, будто Нетанияху нарушил протокол, появившись в Конгрессе, не уведомив их заранее.
Скорее, Белый Дом кипел от возмущения по поводу того, что Нетанияху вообще посмел публично противиться уступчивости Обамы по отношению к иранскому режиму и самому договору, к слову, добившемуся от иранцев в лучшем случае приостановки ядерной программы, но уж никак не полного ее прекращения, обещанного Обамой в 2012-м, накануне переизбрания. И если уж на то пошло, оскорблением являлся не визит Нетанияху в Вашингтон, а отказ Обамы встретиться в этот момент с израильским премьером.

Еще раньше, в марте 2010 года, была разыграна другая обида, когда во время посещения Израиля вице-президентом Джо Байденом, появилось сообщение о решении столичного муниципалитета построить полторы тысячи квартир в иерусалимском квартале Рамат-Шломо. Администрация Обамы тогда громко и публично выразила возмущение, а Хиллари Клинтон, в тот момент госсекретарь, даже прочитала Нетанияху по телефону длинную нотацию, осуждая и само строительство, и то, что о нем стало известно во время визита Байдена.

Цель, раздувания того скандала, помимо намерения дискредитировать Нетанияху, как видно, состояла в желании показать арабам, что Обама считает еврейское строительство в Иерусалиме неприемлемым. К слову, внутри Израиля вся эта история скорее укрепила электоральные позиции Нетанияху, очевидно, к еще большему неудовольствию Обамы. Нынешний отказ посетить Вашингтон канцелярия главы израильского правительства мотивировала нежеланием влиять на предвыборную кампанию в США.

Возможно, Нетанияху действительно хотел бы избежать неловкостей, связанных с необходимостью принимать или отклонять предложения о встречах с теми или иными кандидатами в президенты. Может статься, что отказ также связан с продолжающимися переговорами между Израилем и США о размерах американского финансового участия в договоре о военном сотрудничестве — так называемом меморандуме о «Взаимопонимании по вопросам американской военной помощи Израилю». Сейчас Израиль получает порядка 3 миллиардов долларов в год на закупку американских вооружений и продвижение совместных с США научно-технических исследований в оборонной области. После подписания ядерной сделки с Ираном и возросших из-за этого рисков Израиль ожидает от США значительного увеличения объемов финансирования. Но, похоже, пока стороны не договорились. Нынешний договор истекает в 2018 году. Вероятно, Нетанияху надеется, что новый президент, кем бы он ни был, окажется менее враждебен к Израилю, чем Обама, и предложит лучшие условия.

Наконец, не исключено, что Нетанияху не хотел давать Обаме возможность попытаться в личной встрече навязать очередной план уступок Аббасу. Даже если Обама решил напоследок навредить Израилю через ООН, отказавшись наложить вето на инициативы Аббаса, когда тот снова попытается получить там признание в качестве государства в обход договоренностей с Израилем, вряд ли встреча могла бы это изменить. Как не повлияла бы она и на готовность Обамы оказать давление на Аббаса с тем, чтобы тот прекратил подстрекательство к террору, обернувшееся на прошлой неделе в разгар посещения Байденом Израиля более чем дюжиной раненых и американским туристом, убитым в Яффо.

Опыт всех семи лет, с бесконечными оскорблениями израильского премьера самим Обамой и представителями его администрации, высосанными из пальца конфликтами, предательствами (как это было в отношении ядерной сделки с Ираном или с внезапным прекращением поставок оружия в разгар войны против ХАМАСа в 2014 году) и навязчивым принуждением к уступкам (вроде плана Обамы в 2011 году заставить Израиль принять границы 48-го года в качестве базы для дальнейших переговоров с арабами) доказывает, что Израилю лучше держаться от Обамы подальше.

И потому, дистанцируясь от американского президента в оставшиеся десять месяцев, Нетанияху, судя по всему, совершенно прав. (9tv.co.il)

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Русские уходят, война продолжается».

Решение России вывести войска из Сирии заставило израильского президента Ривлина отказаться от визита в Австралию и срочно броситься в Москву. Уже известно, что вопросы безопасности в регионе будут обсуждаться на встрече Владимира Путина и Биньямина Нетанияху. Ривлин же успел попросить, чтобы Россия внесла свой вклад в возвращение на Голаны миротворческих сил ООН. Учитывая, как мало пользы было от «голубых касок» в прошлом, вряд ли можно ожидать, что их присутствие что-то изменит сейчас. Подобная просьба может означать лишь то, что Израилю особо не на кого рассчитывать в сложившейся ситуации.

Пока весь мир обсуждает, что заставило Москву уйти из Сирии, ряд скептически настроенных аналитиков (среди которых есть и израильские военные) считают, что настоящего отступления не будет — как не было, по сути, прекращения огня. Это подтверждают слова замминистра обороны РФ Николая Панкова, который предупредил, что российская авиация не перестанет атаковать «объекты террористов». Российская военно-морская база в Тартусе и авиабаза в Хмеймим продолжат функционировать, а значит, часть российских ВВС и ВМС останется в Сирии, как остаются там системы ПВО С-400. Этой поддержки Асаду вполне хватит, чтобы оборонять территории, отвоеванные с помощью России.

В то, что режиму удастся вернуть себе контроль над страной, уже не верит никто. Асада не спасет ни его армия, ни Хизбалла, ни иранский КСИР (Корпус стражей исламской революции). Даже если Саудовская Аравия и Турция откажутся от вмешательства в сирийский конфликт, воюющие группировки, прежде всего «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра», не сложат оружие. Мятежники сильно ослаблены российскими авиаударами, но не готовы отступать. Иными словами, война продолжается и исход ее по-прежнему неизвестен. Россия, отчасти укрепив позиции Асада, оставляет Сирию практически в том же положении, что и раньше. Для Израиля это означает, что его злейшие враги пока увязли в сирийском конфликте, но также и то, что война идет в опасной близости от наших границ.

Но все же какие-то перспективы стали яснее. К примеру, никто уже не сомневается, что Сирия больше не будет существовать как единое государство. В лучшем для Асада случае он сможет удержать под своей властью прибрежные области в Латакии, где проживает верное ему алавитское население. За остальные территории — в том числе за те, что прилегают к Голанским высотам, — еще будут идти кровопролитные бои, и кому они в итоге достанутся, неизвестно.
Таким образом, Израилю не стоит рассчитывать на оптимальный сценарий — что к власти над Сирией когда-нибудь вернется Асад, измотанный тяжелой войной, осторожный и хорошо знакомый враг. У переговоров, которые ведутся сейчас в Женеве, мало шансов на успех. Известно, что Асад не согласен на раздел страны, но его никто не будет слушать. Выход России из войны показал, что между Москвой и Западом достигнут компромисс о судьбе сирийского президента — и отнюдь не в его пользу. Башар Асад рассердил своих покровителей в Кремле, и они решили отказаться от его поддержки. На первый взгляд, это странное решение, поскольку альтернативой Асаду — правда, практически неизбежной — являются продолжение войны и хаос. Но ряд экспертов полагает, что Россия как раз заинтересована в затягивании конфликта, который позволяет Кремлю и без военного вмешательства играть значительную роль в регионе.

Таким образом, дальние перспективы сирийского конфликта пока в тумане. Что же ждет нас в ближайшем, обозримом будущем?

Скорее всего, сократится военное сотрудничество между Иерусалимом и Москвой, достигшее беспрецедентного уровня за время российской операции в Сирии, и особенно в ходе военных действий вблизи наших границ. В связи с этим можно ожидать общего похолодания дипломатических отношений между двумя странами. Следующей целью миротворческих усилий Кремля может стать палестинская проблема — об этом давно мечтает председатель ПНА Махмуд Аббас. Возможно, давление на Израиль с требованием создать палестинское государство со столицей в Иерусалиме покажется Путину более перспективным занятием, чем война с ДАИШ. Не факт, что это произойдет, но после ухода из Сирии у Москвы стало гораздо меньше причин считаться с Израилем.

Более серьезная проблема состоит в том, что на место российских войск в южной Сирии могут войти Хизбалла и Иран. Тегеран заявил о подготовке и отправке своих подразделений чуть ли не сразу после объявления Путина об уходе из Сирии. Речь идет о направлении в помощь Асаду иранских спецназовцев и снайперов в качестве «военных советников». Прежде у Израиля существовал негласный договор с Москвой, что ее союзников — иранских военных около наших границ не будет. Теперь рассчитывать на это не приходится. Более того, если Хизбалла и Иран создадут опорные пункты на сирийской стороне Голан, то при стихийном разделе страны эта территории может оказаться под их контролем. Иными словами, у наших границ возникнет военизированный форпост Исламской республики.

Но в сложившейся ситуации есть и положительный момент — у Израиля теперь развязаны руки. Прежде договоренности с Москвой заставляли Иерусалим сдержанно реагировать на провокации и обстрелы со стороны Сирии. Помимо этого, существовала опасность случайного столкновения с российскими военными, что грозило расширением конфликта. Сейчас Израиль остался один на один со своими врагами.

Представители ЦАХАЛа уже предупредили, что готовы применить силу, чтобы не допустить превращения северной границы в зону боевых действий. Однако де-факто применение Израилем силы с большой вероятностью выльется именно в боевые действия, поскольку (Хизбалла — ред.) ждет только повода, чтобы атаковать еврейское государство. С другой стороны, сейчас, когда союзники Асада ослаблены уходом России, самый подходящий момент, чтобы приструнить Хизбаллу. (mignews.com)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/03/22/luchshe-derzhatsya-ot-obamy-podalshe-izrail-v-fokuse
Опубликовано 22 марта 2016 в 12:57
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами