• USD 58.91 +0.30
  • EUR 69.34 +0.09
  • BRENT 62.79 +0.56%

Откуда берется пацифизм и чувство вины у силовиков: Израиль в фокусе

Глава АМАНа Герци Галеви. Иллюстрация: politinform.su

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью израильского журналиста, политического обозревателя газеты «Новости недели», Александра Майстрового, под заголовком «Генералы в борьбе за мир, или Доктрина пацифизма».

Спасите Газу!

Недавно мы услышали заявление главы АМАНа (Управление военной разведки Израиля — ред.) Герци Галеви о катастрофическом положении в Газе. Из-за блокады Газа превращается в «место, в котором невозможно жить», предупредил Галеви. Пока ХАМАСу удается сдерживать радикальные группировки, но взрыв неизбежен, если блокада продолжится. Галеви настоятельно рекомендовал возобновить мирный процесс для предотвращения новой «интифады» (словно бы нынешние ежедневные теракты — игры в казаки-разбойники). Ответ ХАМАСа последовал незамедлительно: либо — строительство морского порта, либо — война.

Этот ультиматум крайне не понравился египтянам, категорически возражающим против каких-либо поблажек ХАМАСу, однако весьма символично, что мы не услышали никакой реакции со стороны оборонного истеблишмента.

Это не было сюрпризом. Еще в марте 2015 года один из главарей ХАМАСа Абу-Марзук сказал, что «(израильские) генералы предлагают построить в Газе порт и аэропорт, чтобы отделить сектор от Израиля. Таким образом, Газа получит не контролируемый Израилем выход во внешний мир».

Отечественный генералитет и спецслужбы настаивают на сближении с Турцией, добивающейся создания порта в Газе. Именно новый глава «Мосада» Йоси Коэн вместе с Йосефом Чехановером представлял правительство на переговорах с гендиректором турецкого МИДа Феридуном Синирлиоглу в декабре прошлого года, когда был достигнут «прорыв» в двусторонних отношений.

О необходимости поддержать власть ХАМАСа в Газе неоднократно заявлял командующий Южным военным округом генерал Сами Турджеман. По его словам, ХАМАС не стремится к глобальному «джихаду», а «Исламское государство» «угрожает как им, так и нам».

Эти выступления в защиту ХАМАСа и Газы были бы неудивительны, если бы звучали из уст «Шалом ахшав» и «Еш гвуль». Однако мы слышим их от представителей армейской и разведывательной элиты, и это вызывает ощущение театра абсурда, участниками которого мы, вольно или невольно, являемся.

«Место, в котором невозможно жить»

Начнем с немыслимых страданий жителей сектора и неизбежной катастрофы в Газе. В 2015 году ЦРУ опубликовало статистическую выкладку о продолжительности жизни и детской смертности по всему миру.

Исследование охватывало 224 страны. По продолжительности жизни Газа находится ровно посередине — 110 место (74,87 года). Чуть хуже, чем Саудовская Аравия (108 место), но лучше, чем Ирак (111), Малайзия (112), Литва (113), Турция (115), Венесуэла (116), Таиланд (118), Болгария (120), Армения (121), Иордания (122), Латвия (123), Египет (126), Узбекистан (128), Бразилия (129), Россия (153) и Индия (163). Не говоря уже обо всех африканских странах и Афганистане (50,87 года). В Чаде люди живут меньше 50 лет — вот страна, действительно, находящаяся на пороге вымирания.

Следующая категория — показатель младенческой смертности за все тот же 2015 год. И вновь Газа на вполне достойном 105-м месте — 14,94 умирающих новорожденных на тысячу человек. Опять-таки — чуть хуже, чем в Саудовской Аравии — 14,09, Омане -13,55 и Армении — 13,51. Зато лучше, чем в Иордании — 15,18, Грузии — 16,15, Вьетнаме — 18,39, Бразилии — 18,60, Узбекистане — 19,20, Египте — 21,55, ЮАР — 32,99. В Африке данный показатель приближается к 100, а в злополучном Афганистане достигает 115 новорожденных на тысячу.

В израильских СМИ вы наверняка прочитаете, что Газа самое скученное место на земле, где люди ютятся в нечеловеческих условиях. Действительно, по плотности населения сектор занимает пятое место в мире. Чудовищно, если не знать, что первое место по перенаселенности занимает Макао, второе — Монако, третье — Сингапур, четвертое — Гонконг (Index Mundi).
Прежде чем спасать Газу, желательно для начала спасти Гонконг, Сингапур и, конечно же, Монако.

Индекс человеческого развития (ИЧР) ООН за 2014 год (в том году была операция «Несокрушимая стена») учитывает такие базовые факторы, как продолжительность жизни, грамотность, уровень образования и качество жизни. Мир делится на страны с очень высоким ИЧР; высоким ИЧР; средним ИЧР и низким ИЧР. Бедствующая Газа, вместе с ПА, попала в подгруппу «средний ИЧР» — причем в самом верху таблицы: рядом с Индонезией и намного опережая Камбоджу, Лаос, Индию и Марокко. Йемен, Пакистан и вся Черная Африка находятся в таблице с «низким ИЧР».

Мы слышим о том, что Газа «на грани катастрофы», уже многих лет. Каковы шансы, что эта грань будет перейдена? Никаких. В 2007 году английский The Economist составил рейтинг стран, чье население более всего страдает от… ожирения. Газа оказалась на восьмом месте среди мужчин, после Саудовской Аравии, Кипра, США, Панамы, Катара, Кувейта и Ливана. А среди женщин — на третьем, после Катара и Саудовской Аравии. Возможно, после блокады Египтом Газы ситуация несколько ухудшилась, но если да, то незначительно.

В сентябре 2016 года в «Гаареце» появилась очередная статья о том, что Газа на грани катастрофы. Основание для этого утверждения? Здесь едва ли самые большие мусорные свалки в мире, что является свидетельством тотального бедствия сектора. Любопытная логика.

В июне 2010 года побывавший в Газе после событий с «Мави Мармарой» датский репортер Стеффен Дженсен писал, что ожидал увидеть истощенных людей в очередях за похлебку супа и детей, умирающих от голодной смерти. Вместо этого он увидел множество машин на улицах, прилавки, ломящиеся от продуктов, и бесчисленные товары на любой вкус.
«Гуманитарный кризис в Газе? Какой кризис?!», — называется статья журналиста.

Тогда же был опубликован репортаж Адриена Жом из Le Figaro. «Блокада Газы — это самая странная блокада, которую я видел в своей жизни», — признается он и рассказывает, что в Газе можно купить все, что душе угодно: от холодильников и мобильных телефонов последних марок до компьютеров, «плейстейшн» и игрушек. Не говоря уже о богатейшем ассортименте продуктов питания. «Нет ни малейшего намека на кризис, и уж тем более на гуманитарный», — поражен он.

В апреле 2011 года не кто-нибудь, а директор «Красного Креста» в Газе Матильда Редмат признала, что здесь «нет никакого гуманитарного кризиса». Мы часто и справедливо жалуемся на необъективность и лицемерие ООН. Но даже ООН признает обоснованность блокады Газы.

Комиссия Джеффри Палмера, созданная Пан Ги Муном для расследования обстоятельств конфликта на «Мави Мармаре», признала в июле 2011 года, что Израиль «стоит перед реальной угрозой, исходящей от групп боевиков в секторе Газа, и морская блокада — законная мера, чтобы предотвратить попадание оружия в Газу морским путем. Ее осуществление согласовано с требованиями международного права».

Это — вывод комиссии ООН, и это — о блокаде Газы.

Это — о катастрофе в Газе. Теперь о ХАМАСе.

Хартия ХАМАСа призывает к тотальному уничтожению Израиля и его еврейского населения, а также к истреблению евреев вообще, как нации. Это прописано черным по белому и никогда не оспаривалось руководством ХАМАСа.

На нашей памяти — чудовищные теракты самоубийц, осуществленные ХАМАСом. Будучи филиалом движения «Мусульманские братья», ХАМАС стремится к установлению всемирного халифата, а его духовные лидеры призывали к отвоеванию у Испании Андалузии и завоеванию Ватикана — например, декан по изучению Корана Субхи аль-Яазиджи в университете Газы.
Если ХАМАС — прагматическое движение, «сдерживающее радикальные группировки» (Галеви) и «не стремящееся к глобальному джихаду» (Турджеман), то нацизм — не что иное, как «движение социального протеста».

ХАМАС отличается от «Исламского государства» примерно так же, как нильский крокодил — от австралийского крокодила. У них есть анатомические различия, но тому, кто попадает в пасть любому из этих чудовищ, это будет уже не столь важно.

«Гаарецом» движет безграничное сочувствие «палестинскому делу». Настолько, что эту газету в полушутку называют даже «палестинским изданием на иврите». Здесь могут доказывать, что Газу ждет катастрофа на том основании, что здесь самые большие свалки в мире, а ХАМАС — «умеренная организация» и надо налаживать с ней отношения. Но как быть с руководством «Мосада», армейской разведкой и военной элитой? Этому феномену есть три объяснения.

О, сжалься, Повелитель!

Объяснение первое — текущие аспекты реал-политики. Поскольку Израиль ищет возобновления отношений с Турцией, а Эрдоган — покровитель ХАМАСа, значит, логика подсказывает, что следует пойти на уступки Эрдогану в Газе.
Построить морской порт, аэропорт, снять блокаду, и тогда (поскольку это принципиальное условие Эрдогана), отношения будут нормализованы, оба народа устремятся друг другу в объятия, а израильские туристы смогут вновь заниматься шопингом и наслаждаться системой «все включено» в Анталии.

Для начинающего политика, приехавшего в страну из Новой Зеландии, такой подход простителен. Но главы разведслужб и высшие армейские чины не могут не знать азбучных истин, хорошо известных каждому, кто хоть сколько-нибудь интересуется политикой.

Эрдоган — патологический антисемит. Всю свою жизнь он не скрывал ненависти к Израилю, соревнуясь в провокациях и словесном поношении Израиля с Ахмединежадом (экс-президент Ирана — ред.). Он и его правая рука Ахмет Давутоглу — сторонники возрождения Османской империи, а заодно покровители группировки IHH, организовавшей «Флотилию мира».
В Турции нашли прибежище главари ХАМАСа, включая достопочтенного Салаха аль-Арури — основателя «Бригад Изаддина аль-Касама», боевого крыла ХАМАСа, организатора похищения и убийства троих подростков в Гуш-Эционе.

Это не тактическое сотрудничество, а союз двух любящих сердец: ХАМАС и Партия справедливости и развития Турции — филиалы «Мусульманских братьев», с которыми не на жизнь, а на смерть ведет войну ас-Сиси.

Сегодня Эрдоган попал в весьма неприятное положение, испортив отношения почти со всеми соседями и арабским миром. Фикция сближения с Израилем ему нужна, чтобы продемонстрировать США, с которыми он также изрядно подпортил отношения, свою умеренность. Ему также крайне нужны израильские энергоносители, коих он лишился, спровоцировав конфликт с Путиным. Наконец, он опасается союза между Израилем и Египтом, и Израилем, Грецией и Кипром — своими традиционными врагами.

Что выигрывает Израиль от союза с Эрдоганом. Ничего. Что проигрывает? Очень многое. Мы получаем еще более мощный «хамастан» на своих южных границах, рискуем утратить доверие со стороны ас-Сиси, греков и киприотов, крайне недовольных сближением Израиля со своим заклятым врагом.

Министр обороны Греции Панос Камменос предупредил, что Турция ни в коей мере не заинтересована в нормализации отношений с Израилем и напомнил, что премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу выразил надежду на появление палестинского флага над Иерусалимом.

Военная элита этого не знает? Не видит? Или не хочет знать и видеть? После «Мави Мармары» экс-глава генштаба Габи Ашкенази, бывший командующий ВМС Элиэзер Маром, бывший глава АМАНа Амос Ядлин, бывший начальник разведки ВВС Авишай Леви требовали от главы правительства принести извинения Эрдогану.

Шеф «Мосада» Йоси Коэн, как я уже писал, вел переговоры с турками об ослаблении блокады Газы. В чем военный истеблишмент видит преимущества «сближения с Турцией», усиливающей ХАМАС? У нас нет сколько-нибудь вразумительного ответа на этот вопрос.

Тайна, которой нет

Второй ответ на вопрос, отчего и зачем спасать Газу и ХАМАС, звучит так: мы, рядовые обыватели, не знаем всей правды, а наши военачальники и разведчики ее знают.

Признаюсь, в 2005 году я сам был заложником этой наивной веры. Мне представлялось, что Ариэль Шарон, герой Израиля, человек, заявлявший, что «Судьба Нецарима — судьба Тель-Авива», не может просто так пойти на столь драматический и необратимый шаг, как уничтожение поселений в Газе. Наверняка, полагал я, его действия продиктованы неким стратегическим видением.

Как мы знаем сегодня, никакого стратегического видения не было. Были сиюминутные соображения, поддержанные по непонятным причинам разведывательным истеблишментом и военной верхушкой.

Мог ли Шарон, прославленный боевой генерал, офицеры ЦАХАЛа, главы «Амана» и ШАБАКа не понимать, каковы будут последствия ухода из Газы? В это невозможно поверить. Данная версия не выдерживает критики.

В результате остается версия последняя и единственная. Наши доблестные генералы, отважные «рыцари плаща и кинжала» не хотят знать правду, ибо эта правда входит в непримиримый конфликт с их убеждениями и мировоззрением. С идеологией, в основе которой лежит идея «мира с палестинцами» любой ценой и чувство вины за угнетение «другого народа», в том числе, и «народа Газы».

Войне — нет! Диалогу — да!

Некоторое время назад журналистка «Джерузалем пост» Каролина Глик опубликовала статью под названием «Опасный консенсус». Глик писала, что элита армии и спецслужб придерживается крайне левых взглядов, и это крайне негативно отражается на ее стратегическом мышлении. Руководство ЦАХАЛа настаивало и настаивает, пишет она, на беспрерывной поставке цемента и электричества в Газу на том основании, что блокада ведет к «страданиям жителей сектора» и «гуманитарной катастрофе». Тот же аргумент, что, как мы видим, что и у Галеви.

Глик ссылалась на свои беседы с бывшими руководителями ШАБАКа и «Мосада», которые открыто и с гордостью утверждали: 99% сотрудников спецслужб Израиля, а также высшего офицерского звена, особенно в элитных ВВС ЦАХАЛа, — левые.
«Идеологические шоры негативно влияют на стратегию военного руководства и принятие решений», — завершает она статью.
Я полагаю, что Глик ничуть не преувеличивает. Чтобы понять умонастроения в силах безопасности Израиля, нужно всего лишь услышать, что и как говорят наши генералы и службисты.

В мае 2015 года бывший глава «Мосада» Шабтай Шавит выступил в «Гаареце» с апокалиптическим пророчеством о том, что «сионистский проект гибнет». Причина апокалипсиса — отсутствие мира с палестинцами. Спасение он видит в саудовской инициативе — т. е., в уходе к границам 1967 года («границам Освенцима» по Аббе Эвену), о разделе Иерусалима и приеме беженцев.

Шавит не пытается анализировать причины отсутствия мира, не вспоминает, что Арафат и Абу-Мазен отказывались от мира на фантастически щедрых условиях, которые предлагали им Барак и Ольмерт. Он, экс-глава «Мосада», «не знает», что вся система пропаганды и образования в ПА, не говоря уже о Газе, подчинена одной цели: уничтожению Израиля и евреев вообще, поскольку последние — не более, чем сброд со всего света, «укравший Палестину». В представлении Шавита, Израиль и только Израиль виновен в отсутствии мира и прогрессе на переговорах. Шавит поет дифирамбы Абу-Мазену, сдерживающему палестинское насилие и обеспечивающему безопасность Израилю (если так, зачем вообще нужен ШАБАК?).
Такого же мнения придерживается глава ШАБАКа Йорам Коэн. Аббас, утверждает он, помогает израильским спецслужбам, а саботируют его усилия поселенцы, всячески провоцирующие палестинское население.

Бывший глава «Мосада» Меир Даган обвинял правительство в нежелании заключать мир с ПА, и также требовал уйти не только из Иудеи и Самарии, но и из Иорданской долины в рамках все той же саудовской инициативы. Даган любит повторять мантру «Никогда больше». Но его, как ни странно, нисколько не смущает, что Израиль в таком случае останется безоружным, лишенным столицы и затопленным ордами беженцев. «Никогда больше»? Или, быть может, еще один разок? Кстати, Даган всячески способствовал «размежеванию»…

В мае 2012 года бывший глава ШАБАКа Юваль Дискин заявил: «правительство Нетаниягу не заинтересовано в диалоге с Абу-Мазеном» и несет всю ответственность за срыв «мирного процесса».

Бывший глава «Мосада» Дани Ятом и экс-начальник генштаба ЦАХАЛа Амнон Липкин-Шахак создали организацию «Израильская инициатива», дублировавшую «Женевскую инициативу», а в апреле 2011 (через два года после провала саммита в Аннаполисе) совершили паломничество в Рамаллу, упрашивая Махмуда Аббаса возобновить переговоры. Тот же Дани Ятом в декабре 2007 года потребовал безотлагательно начать переговоры с Асадом по возвращению Голан, так как это принесет заветный мир с Сирией и, кроме того, «даст импульс» переговорам с палестинцами.

В июне того же года сходную идею озвучили экс-глава АМАНа генерал Амос Ядлин и его помощник, руководитель аналитического отдела АМАНа, бригадный генерал Йоси Байдац. Байдац уверял, что Асад заинтересован в заключении мирного договора. Оба они возмущались помехами, которые чинил на пути к миру с Сирией Джордж Буш, почему-то не доверявший Асаду. Вот оно, смертоносное американское давление!

В мае 2012 года экс-глава ШАБАКа Ами Аялон вместе с Гиладом Шером, бывшим главой канцелярии Эхуда Барака, опубликовал статью в «Нью-Йорк таймсе». Аялон утверждал, что Израиль должен «вернуться за стол переговоров и положить конец поселенческой активности, включая арабские кварталы Иерусалима». За год до этого Абу-Мазен выдвинул в ООН требование об одностороннем признании государства «Палестина» и заявил, что не допустит ни одного еврея на территории этого государства. Это был не первый «миротворческий залп» Ами Аялона. В январе 2008 года он призвал к переговорам с ХАМАСом и показать «жителям сектора, что политический диалог — наилучшая альтернатива насилию». В Газе, по его мнению, следовало бы разместить многонациональные силы, наподобие UNIFIL в Южном Ливане. Тот самый UNIFIL, что доказал полную несостоятельность в Ливане и оказывал скрытую поддержку «Хизбалле».

В том же 2012 году другой экс-глава «Мосада» Эфраим Галеви, ныне начальник Центра стратегических и политических исследований при Еврейском университете в Иерусалиме, призвал к диалогу с… Тегераном. Одновременно он обрушился на кандидата в президенты от Республиканской партии Митта Ромни. «Он (Ромни) уничтожает любую возможность невоенного решения проблемы», — негодовал Галеви. Надо стараться понять иранцев, наставлял он. «Я понял, что диалог с врагом очень важен, и здесь нечего терять», — сказал экс-разведчик в интервью сайту «Эль-Монитор».

О чем бы он хотел поговорить с Ахмадинежадом? Быть может, попытаться убедить его, что Катастрофа все же имела место? Что израильтяне любят хумус, и поэтому тоже в некотором смысле люди?

До этого, в январе 2006 года, Галеви пришел к глубокомысленному выводу, что переговоры «надо вести не только с палестинской администрацией, но и с ХАМАСом, поскольку около 30% палестинцев поддерживают эту организацию».
По этой логике, если Гитлера поддерживало большинство немцев, с Третьим рейхом надо было вести переговоры.
Он также выступал за освобождение Маруана Баргути, тоже — подходящего партнера для мирных переговоров.
Отдайте им Голаны — хуже будет!

С генералами ЦАХАЛа дело обстоит не лучшим образом. Генерал Амнон Решеф, например, — один из создателей движения «Генералы за безопасность Израиля», продвигавших соглашения Осло.

Начальник Центрального округа ЦАХАЛа генерал-майор Ницан Алон еще несколько лет назад заявлял, что необходимо добиваться прогресса на мирных переговорах с ПА, ибо в противном случае нас ждет «третья интифада».
То, что «вторая интифада» была спровоцирована безграничной уступчивостью Барака в Кэмп-Дэвиде, он «не заметил».

В сентябре 2010 года воспетый национальными СМИ как блистательный военачальник Габи Ашкенази требовал активизировать «мирный процесс». «В случае провала переговоров с палестинцами наш регион ждут новые столкновения, но они будут значительно уступать тем, что произошли в октябре 2000 года». Эти леденящие душу пророчества предупреждения были сделаны за несколько месяцев до «арабской весны».

Но это было только начало миротворческой деятельности бывшего генерала. В начале 2011 года Ашкенази заявил, что необходимо как можно скорее договориться с Сирией и отдать ей Голаны. Через несколько месяцев в Сирии началась гражданская война.

Уже упомянутый мною генерал-майор Сами Турджеман после операции «Несокрушимая скала» утверждал, что «власть ХАМАСа отвечает интересам Израиля. В секторе есть суверен, который прилагает усилия для защиты суверенитета на внутренней арене. Если его свергнуть, на смену придет хаос».

Итак, Израиль по этой логике должен поддерживать не только Абу-Мазена, но и ХАМАС, укрепить режим в Газе, открыв воздушные и морские ворота в сектор, укрепить пошатнувшиеся позиции Турции, и, быть может, (чем черт не шутит?!), попытаться наладить диалог с Ираном.

Сколь бы ни был сюрреалистическим этот подход, у него есть один неоспоримый плюс: Газе определенно не грозит гуманитарная катастрофа. (9tv.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/03/20/otkuda-beretsya-pacifizm-i-chuvstvo-viny-u-silovikov-izrail-v-fokuse
Опубликовано 20 марта 2016 в 14:23
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами