• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Меркель ослаблена, но ей пока нет альтернативы: итоги региональных выборов в Германии

Во всех западных СМИ весьма оживленно обсуждаются результаты последних региональных выборов в Германии. Подобное внимание к региональному аспекту политической жизни этой страны не случайно, поскольку кризис в Евросоюзе окончательно определил лидерство Германии в ЕС. Поэтому знаковые региональные выборы поставили вопрос: куда идет Германия, куда идет вместе с ней Евросоюз?

В минувшие выходные в трех федеральных землях Германии — Баден-Вюртемберг, Рейнланд-Пфальц, Саксония-Ангальт прошли земельные выборы. Заранее было известно, что мартовские земельные выборы являются тестом федеральной политики и даже не только правящей в Германии коалиции ХДС/ХСС — СДПГ, но и персонально канцлера Ангелы Меркель, а конкретно одного политического аспекта — миграционного. И один этот аспект, как ожидалось и как подтвердилось, потянул вниз общий политический рейтинг партий правящей коалиции — ХДС и СДПГ. И это за полтора года до федеральных выборов!

Главный результат земельных выборов: они окончательно подтвердили, что партийные цвета германского политического спектра пополнились еще одним цветом — синим для партии «Альтернатива для Германии» (АдГ). АдГ на старте в 2013 году поднялась на проблеме кризиса евро, выступив за национальную валюту для Германии. Теперь в 2016 году АдГ подключила к своей повестке дня вопрос нелегальной миграции. Новая партия выступила за немедленное прекращение приема беженцев, и ставка эта на региональных выборах оказалась верной.

Противники АдГ определяют ее в качестве «правопопулистской». Однако среди политологов в Германии до сих пор нет единого мнения, можно ли относить АдГ к лагерю правых популистов. С точки зрения основной политической силы в послевоенной Германии — христианских демократов, правее их самих политических партий в Германии не должно быть. В прошлом консервативный блок ХДС/ХСС удачно интегрировал в свою деятельность правопопулистскую повестку дня. Но теперь земельные выборы продемонстрировали, что «традиционный» подход дает явную осечку. В Саксонии-Ангальт АдГ позиционировала себя на выборах как «народно-национальная» партия. В западных же землях кандидаты от АдГ ориентировались на средние слои — традиционных избирателей христианских демократов, определяя себя в качестве «консервативной силы». Оптимисты, верящие в послевоенную демократию Германии, утверждают, что АдГ — это «протестная» партия, поэтому она недолговечна и не представляет серьезной политической проблемы на долговременной основе. Так ли это? Но это предстоит узнать спустя один будущий парламентский цикл. АдГ уже представлена в ландтагах восьми федеральных земель Германии, и ее прохождение в бундестаг в 2017 году становится более, чем вероятным. Вопрос только в количестве голосов, которая она получит на предстоящих выборах. Согласно последним опросам, каждый четвертый немец уверен, что именно АдГ лучше понимает его беспокойство текущим состоянием дел в стране. На прошедших выборах АдГ получила прирост голосов от всех политических партий, но особенно от большой группы неопределившихся. АдГ расценивают, как протестную партию, а избиратели с протестным голосованием, как правило, активны и приходят на избирательные участки. На последние земельные выборы к урнам для голосования пришло больше избирателей, чем пять лет назад. Поэтому прошедшие земельные выборы стали общим репрезентативным тестом политических настроений в Германии. В этом качестве они преподнесли урок для всех участников политического процесса в Германии.

Победа ХДС в одном случае на земельных выборах — в Саксонии-Ангальт (29,8%) была соединена с унизительным поражением христианских демократов в Рейнланд-Пфальц (31,8%) и Баден-Вюртемберге (27%). Но даже и победа ХДС в Саксонии-Ангальте относительна, учитывая то обстоятельство, что «правопопулистская» и «нетрадиционная» партия АдГ пришла здесь второй (24,2%). Второе место АдГ в Саксонии-Ангальт — земле бывшей ГДР, это оплеуха всем сразу и по очереди: ХДС (несмотря на ее победу), СДПГ (10,6%), «Левым» (16,3%). В итоге в Саксонии-Ангальт АдГ стала действительной «альтернативой»: для тех, кто до сих пор поддерживал здесь правых радикалов из Национал-демократической партия Германии (НДПГ), но также и для электората левых и социал-демократов. Социал-демократы потеряли в Саксонии-Ангальт ровно половину своих избирателей (минус 10,9%), а экс-коммунисты, традиционно сильные здесь на Востоке, треть (минус 7,4%). В восточной земле голоса от «красных» и от христианских-демократов (минус 2,8%), пошли к т н. «праворадикалам», а это традиционный для Германии кошмар и предубеждение западных земель относительно угрозы «наци» на востоке страны в бывшей ГДР. Но и всегда сильные на востоке левые отвергли ужесточение миграционного законодательства, ограничение количества принимаемых беженцев и поплатилась за это в Саксонии-Ангальт. Желанного места премьера в земельном правительстве они не получат. Но и из-за фиаско социал-демократов в ландтаге Саксонии-Ангальт не удастся создать по примеру центрального правительства «большую коалицию» из ХДС и СДПГ. В Саксонии-Ангальт впервые в политической истории Германии может быть сформирована коалиция с участием ХДС, СДПГ и зеленых, т. е. «традиционные» партии вынуждены будут объединиться против экс-коммунистов и «альтернативщиков для Германии». Это явный кризисный для политической партийной системы момент.

Диспозиции в самых развитых промышленно и социально западных землях Германии в Баден-Вюртемберге и Рейнланде-Пфальце попроще. В Бадене-Вюртемберге победили зеленые — 30,3%. Всегда сильные здесь, они добавили к своему результату на предшествующих выборах +6,1%. В большой степени успех зеленых связан с местной харизматической личностью — «зеленым» премьер-министром Баден-Вюртемберга Винфридом Кретчманном. При условии, что христианские демократы потеряли в Баден-Вюртемберге по сравнению с предшествующими выборами минус 12% (чуть менее трети избирателей), зеленые и вышли на первое место. Однако уступка первенства зеленым в Баден-Вюртемберге для христианских демократов имеет символическое значение. Впервые с 1952 года христианские демократы уступили первенство в Баден-Вюртемберге, считающимся в Германии образцовой западногерманской федеральной землей. Но более существенно то, что катастрофу на выборах в Баден-Вюртемберге потерпели социал-демократы, подтвердив то предположение, что их участие в правительственной коалиции с ХДС на федеральном уровне гибельно именно для СДПГ на всех уровнях, в том числе, земельном. А пока АдГ пришла в Баден-Вюртемберге третьей — 15,1%, опередив СДПГ. Катастрофическое поражение СДПГ в этой земле означает финал правившей здесь красно-зеленой коалиции. «Большая коалиция» из ХДС и СДПГ из-за низкого результата социал-демократов также невозможна. В Баден-Вюртемберге возможно формирование коалиции с участием зеленых, социал-демократов и либералов из Свободной демократической партии (СвДП). Другой вариант — ХДС, СДПГ и СвДП. Либеральная СвДП, вылетевшая в 2013 году из бундестага, постепенно возвращается на политическую арену, пока лишь на земельном уровне, правда, едва превысив пятипроцентный барьер. Но в Баден-Вюртемберге при относительно низком результате и дробности партийной системы либералы получили «золотую акцию» для создания коалиции. То же самое, но без «золотой акции», СвДП может получить в Рейнланд-Пфальце.

В Рейнланд-Пфальце социал-демократы подтвердили по отношению к предшествующим выборам свое традиционное лидерство в старом промышленном районе Германии, правда, ничего не добавив к нему — 36,2%. Прирост в полпроцента по сравнению с прошлыми выборами значит для «красных» почти «ничего». При этом голосование электората СДПГ в Рейнланд-Пфальц не было голосованием за продолжение миграционной политики Меркель. Оно не было и за общую политику федерального правительства «большой коалиции». Христианские демократы потеряли в Рейнланд-Пфальце, но немного — всего минус 3,4%, чтобы оказаться вторыми. Главный пострадавший на выборах в этой земле — это зеленые. Они лишились двух третей своих избирателей. Голоса от зеленых и христианских демократов ушли к новой партии — АдГ. АдГ продемонстрировала в Рейнланд-Пфальце результат, близкий к среднестатистическому рейтингу этой партии по стране — 12,6%. По итогам земельных выборов, в Рейнланд-Пфальце возможна коалиция из СДПГ, зеленых и СвДП. Теоретически возможна и «большая коалиция» из СДПГ и ХДС.

Итак, из результатов прошедших земельных выборов можно сделать несколько выводов.

1. Регулярно публикуемые в СМИ германские политические рейтинги весьма точны и подтверждаются на выборах.

2. Многие избиратели в Германии перестают понимать, какие ценности отстаивают социал-демократы. АдГ на прошедших земельных выборах серьезно оспорила звание «народной партии» у социал-демократов. Проигрышные итоги выборов должны заставить серьезно задуматься руководство СДПГ, больше теряющему от своего участия в коалиции с христианскими демократами, чем получающему от нее. Социал-демократы рискуют лишиться своего привилегированного места в традиционной послевоенной политической структуре Германии в качестве второй и альтернативной партии христианским демократам.

3. Послевоенная иммунизация против популизма справа, на которую «традиционные партии» Германии могли рассчитывать ранее, теряет свою силу. Критики АдГ, квалифицировавшие эту партию в качестве «правых популистов», после выборов должны признать, что критика в адрес АдГ как «нацистов» не работает. Необходим другой серьезный подход к партии, определяющей себя в качестве «народной».

4. Парадоксом здесь становится то, что Германия с выходом на ее политическую арену евроскептической АдГ больше становится похожей на другие страны Европейского союза из-за развития дробной партийной структуры. В Германии также проявился общий европейский тренд снижения числа постоянных избирателей каждой партии, при котором парламенты и правительства становятся политически более пестрыми. Времена, когда две «большие» партии — ХДС и СДПГ подыскивали себе одного партнера для правительственной коалиции среди партий поменьше, прошли.

5. Прикладное политическое значение АдГ, как третьей партии в германском политическом спектре, означает, что формирование будущих правительственных коалиций в Германии будет еще более осложнено. Кроме того, АдГ самим фактом своего существования будет требовать объединения против нее «традиционных» политических партий Германии, но через это будет размываться оригинальное политическое лицо каждой из них.

6. АдГ, чтобы не стать протестной партией на день, необходимо расширять свою политическую повестку за поле миграционной проблемы. Новым ходом АдГ мог бы стать протест против участия Германии в соглашении о зоне Трансатлантической торговли с США.

7. Для самой АдГ становится важным выдвижение из ее среды харизматической личности, которая смогла бы претендовать на роль политического лидера общенационального масштаба. Без этого возможности роста АдГ пока остаются ограниченными и не выходящими за рамки 11−20% голосов избирателей.

А теперь о персональных уроках прошедших выборов для канцлера Меркель. Прямой результат выборов — это наказ избирателей правительству в Берлине предотвратить новое увеличение числа беженцев. Накануне выборов Меркель предостерегла избирателей от голосования за АдГ. Но избиратели ее не послушали. Это маленький удар по большому престижу канцлера. Сама Меркель публично определила результаты земельных выборов, как «тяжелый день» для Христианско-демократического союза. Однако сразу же после выборов канцлер заявила, что Германия не будет менять своей миграционной политики. Подобное упрямство будет усиливать тенденцию тех «бенефециариев» будущих выборов, которые не будут придерживаться миграционной политики, связываемой персонально с канцлером. Меркель по-прежнему выступает за общеевропейское решение проблемы беженцев, что усиливает евроскептические настроения в Германии в аспекте миграционной политики.

Общий политический проигрыш ХДС на прошедших выборах и продвижение в политику Германии АдГ у христианских демократов неминуемо запишут на личный счет Меркель. Выборы продемонстрировали, что лидеры земельных организаций ХДС в Саксонии-Ангальт и Рейнланд-Пфальце пытались дистанцироваться от лидера партии и главы правительства — Меркель. Раньше такого не было. Их позиция сближалась с главным критиком Меркель в рядах христианских демократов лидером баварского католического ХСС Хорстом Зеехофером. Премьер Баварии заявил, что причиной «исторического поражения» ХДС на выборах в ландтаг соседней земли — Баден-Вюртемберга стала политика по приему беженцев. Критически по отношению к миграционной политике Меркель высказался и проигравший на выборах нынешний премьер Саксонии-Ангальт христианский демократ Райнер Хазелофф. По такому сопровождению Меркель должна понять, что отныне даже ее персональные сторонники в Германии не в восторге от ее миграционной политики по неограниченному приему беженцев. В оставшееся время до выборов ХДС должна прислушаться к массовому мнению избирателей относительно миграционной политики.

Сейчас Меркель ослаблена, но ей пока нет альтернативы в рядах ее собственной партии. По-видимому, последнее обстоятельство и обуславливает публичное упрямство канцлера в демонстративном отстаивании своей миграционной политики «открытых дверей» в Германию. В противном случае подобного рода «твердость» демонстрирует, что дни Меркель как политического лидера Германии и Европы сочтены. Обратный отсчет начался.

Европейская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/03/15/merkel-oslablena-no-ey-poka-net-alternativy-itogi-regionalnyh-vyborov-v-germanii
Опубликовано 15 марта 2016 в 22:27
Все новости

16.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами