• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Россия и США в Сирии: от «детального диалога» к координации действий

Сегодня, 14 марта, может начаться отсчёт мирного процесса в Сирии. В этот день намечен старт межсирийских переговоров в Женеве под эгидой ООН. Ранее спецпосланник генерального секретаря всемирной Организации Стаффан де Мистура, представил этапы урегулирования в следующей последовательности: формирование инклюзивного переходного правительства, принятие новой конституции, проведение президентских и парламентских выборов. Последние должны состояться через 18 месяцев с начала переговоров, если вести отсчёт с предполагаемой даты их старта — 14 марта.

Напомним, что на 13 апреля президент Сирии Башар Асад уже назначил проведение парламентских выборов. Этот шаг Асада его военные противники и политические оппоненты незамедлительно назвали «провокацией». Таким образом, запуск мирного процесса может не состояться вовсе или пребывать под постоянной угрозой срыва. А пока дипломаты изыскивают малейшие возможности усадить непримиримых врагов за стол переговоров, в Сирии продолжаются боевые действия. При этом, в предшествующий межсирийским переговорам период, на военном фронте многострадальной арабской республики проявились новые нюансы.

Вопрос ввода иностранных наземных контингентов в Сирию можно считать практически полностью утратившим актуальность. В Сирию (провинция Хасаке) и Ирак (провинции Найнава, Анбар и регион Иракского Курдистана) переброшены, по терминологии Пентагона, «экспедиционные целевые группы». Перед около 200 американских коммандос, костяк которых составляют сержанты и офицеры отряда «Дельта» армейского спецназа, поставлена задача точечного устранения лидеров и полевых командиров ДАИШ (арабский акроним террористической группировки «Исламское государство»), осуществление диверсий в глубоком тылу противника. Помимо спецназа США ни у одной, сопредельной Сирии, арабской страны, а также Турции, нет ни желания, ни возможностей вступать на сирийскую землю своим солдатским ботинком. То, что можно было услышать в недавнем прошлом от Саудовской Аравии и Турции, якобы готовящих военное вторжение в Сирию, — не более чем декларации о намерениях.

Ведущие внешние силы — Россия и США — сконцентрировались на проведении воздушных операций с ещё большей интенсивностью. Авиагруппа ВКС РФ с базы «Хмеймим» значительно повысила частоту боевых вылетов по целям ДАИШ, «Джебхат ан-Нусры» и других террористических группировок в северных, центральных и южных провинциях Сирии. Ведомая Соединёнными Штатами коалиция ещё больше сосредоточилась на нанесении авиаударов по ДАИШ в сирийских провинциях Ракка, Дейр-эз-Зор и Хасаке (последняя почти полностью очищена от джихадистов в результате успешного наступления отрядов арабо-ассирийско-курдской коалиции «Демократические силы Сирии», ДСС).

По заявлениям Пентагона и Госдепартамента США, военные действия против ДАИШ, после установления в Сирии с 27 февраля перемирия между правительством в Дамаске и подключившимися к режиму прекращения огня повстанческими группами, не претерпят снижения «оборотов». Напротив, командование ВС США на Ближнем Востоке заверило своих партнёров, что интенсивность воздушных рейдов только усилится. По данным американского военного ведомства на 1 марта, с начала операции «Непоколебимая решимость» (в августе 2014 года) по ДАИШ нанесено 10 715 авиаударов, из них 7159 в Ираке и 3556 в Сирии. ВВС США, главная ударная сила так называемой «антиджихадистской» коалиции, выполнили 8212 боевых миссий, большая часть которых пришлась на Ирак — 4877 авиаударов. В предшествующие 27 февраля недели американская авиация повысила интенсивность уничтожения позиций и инфраструктуры ДАИШ именно на сирийском театре военных действий. ВВС США осуществляет более 68% всех боевых операций коалиции в иракском небе. В Сирии — почти 95%. Ближе к 14 марта, дню ожидающегося старта непрямых межсирийских переговоров в Женеве, американские многоцелевые истребители и штурмовики ещё больше нарастили количество ударов, прежде всего в Сирии. Наземные операции коалиционных отрядов ДСС в провинциях Хасаке и Ракка требуют мощной поддержки с воздуха, которую на «монопольных» позициях обеспечивают США.

Российская авиагруппа по количеству задействованных ударных самолётов не столь внушительна, как её американский аналог, но в качественном отношении интенсивности и эффективности осуществления воздушных операций даже превосходит ВВС США в регионе. На этот счёт, на отрезке 27 февраля — 14 марта, появились примечательные статистические выкладки западных источников. В секретном докладе НАТО, отдельные положения которого попали на страницы западных изданий, утверждается, что российские ВКС показали в Сирии большую эффективность. С базы «Хмеймим», где дислоцируется около 70 самолётов и вертолётов, совершается до 75 вылетов в сутки. Страны НАТО задействовали в сирийском небе в рамках коалиционной операции примерно 180 одних только ударных самолётов, которые уничтожают ежедневно всего до 20 целей.

Известный американский специалист по Ближнему Востоку из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Энтони Кордесман пишет, что на середину января 2016 года, когда авиаудары ВКС РФ в Сирии перешагнули отметку «6000», баланс сил в наземных операциях отчётливо сместился в пользу правительственных войск (1).

Временной отрезок 27 февраля (установление перемирия) — 14 марта (старт переговоров) представлял критическую важность для военных России и США в Сирии. С прекращением огня между легитимными субъектами сирийского конфликта перед Москвой и Вашингтоном встала острая необходимость действовать с большей точностью на театре военных действий в Сирии. Потребовалось привлечение дополнительных разведывательных ресурсов в арабской стране, дабы максимально точно идентифицировать те цели, по которым нанесение ракетно-бомбовых ударов уже возбраняется.

Пропагандистские наскоки Запада, в том числе и от близких к официальным кругам в Вашингтоне информационных источников, обвиняющих Россию в «неточности» нанесения авиаударов, после 27 февраля не иссякли. Но они заметно утратили былую остроту, во многом вышли в тираж, и уже не рассматриваются принимающими решения западными политиками в качестве средства давления на Москву. На передний край выдвинулись вопросы не пропаганды, а ведения скрупулёзной полевой работы для исключения непреднамеренных инцидентов в небе и на земле Сирии.

Российский Центр примирения на базе «Хмеймим» и американский командный пункт в иорданском Аммане (Центр по вопросам прекращения огня в Сирии) не занимаются технологиями «чёрного пиара». Там находятся военные специалисты, им необходим соответствующий разведывательный инструментарий, группы переводчиков, персонал для работы с командирами вменяемых повстанческих группировок для заключения соглашений по локальным замирениям. Всей этой работе не хватает тесной координации действий между военными России и США, от которых в Кремле и Белом доме ждут результатов для обеспечения лучших условий на дипломатических площадках урегулирования сирийского конфликта. Главный нюанс сложившейся военно-политической ситуации в Сирии в том и заключается, что возросшую частоту авиаударов по «террористическому интернационалу» необходимо синхронизировать с работой двух указанных Центров в сирийской Латакии и иорданском Аммане.

Россия и США укрепились в роли двух ведущих внешних сил в Сирии, без участия которых невозможно добиться подвижек ни в одном важном вопросе сирийского урегулирования. При этом американцы продолжают формально уклоняться от координации действий, со всех трибун уверяют, что не вступали в подобные механизмы взаимодействия с россиянами в Сирии и не собираются этого делать в будущем. В то же время как иначе назвать ту полевую работу, которую развернули Центры на базе «Хмеймим» и в Аммане, если не координацией? Обмена разведданными между ВКС РФ и ВВС США в компоненте ведения воздушных операций в Сирии как не было, так и нет. И вряд ли появится в ближайшее время. Между тем есть признаки склонения Вашингтона к более тесным форматам сотрудничества с Москвой по Сирии на дипломатическом и гуманитарном треках.

К пересмотру предыдущего курса на отторжение любых продвинутых форматов координации с Россией американцев заставляет реальность, какой бы озадачивающей и даже неприятной она бы ни была для самой сильной военной державы в мире. По оценкам самих западных экспертов, у России не только лучшие показатели ведения военной операции в Сирии по шкале «количество задействованной техники — эффективность авиаударов». У немногочисленного контингента российских военнослужащих в сирийской Латакии и небольшого штата представителей в разведывательно-информационном центре в Багдаде больший «коэффициент полезного действия», если сравнивать с тысячами американских военнослужащих и гражданским персоналом из состава Центрального командования ВС США на Ближнем Востоке. Российские военспецы показали себя лучшими знатоками арабского языка, искусными переговорщиками в ходе полевой работы с командирами сирийских оппозиционных группировок. Они также зарекомендовали себя с лучшей стороны при проведении разведывательных операций, «выходные» данные которых зачастую отличаются большей точностью, чем у натовцев в Сирии. Отдельного внимания заслуживает и показанное россиянами мастерство в организации курсов боевой подготовки сирийских военнослужащих, включая обучение эксплуатации современных вооружений и военной техники. Всё это, и многое другое, не может не анализироваться в соответствующих службах Пентагона и Объединённого комитета начальников штабов ВС США. Несомненно, анализируется с последующими выкладками на стол политического руководства. А то, в свою очередь, делает выводы, общий знаменатель которых сводится к следующему: Россия — эффективный партнёр в Сирии, с которым необходимо сотрудничать, а не конкурировать и тем более конфликтовать.

Запрос на сопряжённость действий Москвы и Вашингтона в Сирии резко возрос, но в Белом доме пока склоняются к осторожной модели поведения. Возможно, не в последнюю очередь, исходя из логики разворачивающейся в США предвыборной кампании. И всё же сдвиги в позиции американской администрации налицо. Представители России и США 12 марта провели две встречи по Сирии в Женеве и Аммане. По словам госсекретаря США Джона Керри, стороны «в деталях» обсудили сообщения сирийской оппозиции о нарушении режима перемирия. При этом, ещё до начала консультаций в субботу, шеф американской дипломатии отметил, что за время действия перемирия уровень насилия в Сирии «снизился на 80−90%» и это «очень-очень значительно». «Теперь мы должны работать, дабы уменьшить его ещё значительнее», — подчеркнул глава Госдепа.

Дополнительным стимулом для продолжения «детального диалога» по Сирии для России и США может стать не только синхронизация военных действий против террористов с расширением зон локальных примирений. И не только привлечение дополнительных ресурсов разведки и мониторинга сирийской военно-политической карты в период действия перемирия. Запуск межсирийских переговоров сулит открытие нового «досье» сотрудничества внешних сил, на этот раз гуманитарного характера. Доставка грузов всем нуждающимся сирийцам, безотносительно к их политическим предпочтениям и пребыванию в зонах контроля властей или оппозиции, неминуемо потребует от России и США соответствующей координации.

Москва открыта к такому сотрудничеству, о чём 7 марта сообщили в Минобороны РФ. Отметив факт соблюдения режима прекращения боевых действий, за исключением «отдельных провокаций и обстрелов», военное ведомство выступило с рядом конкретных предложений, которые основываются на оценках российского Центра примирения о гуманитарной ситуации в различных провинциях Сирии. Это предоставление возможности выгрузки и временного хранения гуманитарных грузов для сирийского населения на пункте материально-технического обеспечения ВМФ России в порту Тартус, помощь в организации приёма грузовых воздушных судов с гумпомощью с обеспечением их выгрузки и временного хранения на авиабазе «Хмеймим». Минобороны также предложило организовать приём в «Хмеймиме» транспортных самолётов, доставляющих гуманитарные грузы сирийскому населению с помощью десантирования, и выделить для консультирования и оказания профессиональной помощи российских военных специалистов.

(1) Anthony H. Cordesman, Creeping Incrementalism: US Forces and Strategy in Iraq and Syria from 2011 to 2016 // CSIS, February 1, 2016.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/03/14/rossiya-i-ssha-v-sirii-ot-detalnogo-dialoga-k-koordinacii-deystviy
Опубликовано 14 марта 2016 в 10:27
Все новости

15.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами