• USD 58.78 +0.16
  • EUR 69.29 +0.03
  • BRENT 63.32 +1.39%

«Деревянные макинтоши» для пенсионеров и крах социального государства в Белоруссии

Фото ритуалинфо.рф.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о том, что в республике будет повышен пенсионный возраст. Последствия этого решения, а также то, что происходит в Белоруссии с элементами социального государства, прокомментировал 11 марта для EADaily белорусский экономист Александр Алфимов.

Решение о повышении пенсионного возраста представляется белорусским властям безальтернативным. То есть единственной альтернативой этому могло бы стать увеличение налоговой нагрузки на экономику, которая и так чрезвычайно высока, и бизнес-сообщество всячески даёт понять правительству, что если речь действительно идёт о перспективах какого-либо экономического роста, то налоги следует снижать. Чрезвычайное налогообложение в принципе не способствует развитию ни торговли, ни производства. Поэтому, конечно же, отчисления в фонд социальной защиты населения, из которого выплачиваются пенсии, для бизнеса крайне нежелательны.

Пополнить этот фонд из других источников весьма проблематично. Такими источниками теоретически могут стать доходы от экспорта продукции госмонополий, но эта доходная часть уже вся давно расписана по статьям расходов в республиканском бюджете. Кроме того, сокращать государственные расходы при том, что в долларовом эквиваленте бюджет республики очень сильно просел, правительство также не собирается.

Есть, конечно, и ещё один вариант, который предлагает либеральная часть Совета министров. Это масштабная приватизация госпредприятий с последующим перечислением вырученных средств в госбюджет и фонд социальной защиты населения. Эта мысль была озвучена перед экспертами Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР) в процессе переговоров по выделению Белоруссии кредита. На этих переговорах изначально обсуждалась сумма в $ 3 млрд, но уже к Новому году стало понятно, что будет выделено на треть меньше, то есть $ 2 млрд, и только под программу реформ в жёстком либеральном ключе, фактически под «шоковую терапию». Из того же посыла исходит и МВФ. То есть получается, что правительство Белоруссии поставлено перед примерно одинаковыми условиями сразу с двух сторон. Единственное различие состоит в том, что МВФ делает акцент на проведении структурных реформ, а ЕФСР — на сокращении государственных расходов и приватизации. Но в целом пункты программ обоих фондов примерно одни и те же.

Другой комплекс мер связан с экономией. Прежде всего, рассматривается возможность экономии на социальных расходах. Пенсии и пособия в связи с инфляцией не индексируются, реальные доходы населения тоже не растут. Одним из условий выделения кредита ЕФСР является сдерживание роста зарплат, что, разумеется, отражается на благосостоянии граждан. Население стремительно нищает, чему так же способствует девальвация белорусского рубля, которая в плавном режиме продолжается. И эта инфляционно-девальвационная спираль вновь затягивает в свою воронку социальные программы государства, которые режутся и сокращаются. Формально правительство не отказывается от выплаты пенсий и пособий, но они стремительно усыхают, становясь, по сути, символическими. Обычная пенсия в Белоруссии составляет где-то около 2,5−3 млн белорусских рублей, то есть белорусские пенсионеры живут на $ 150−200 в месяц. Согласно рейтингу банка Credit Suisse, Белоруссия входит в тройку самых бедных стран Восточной Европы наряду с Молдавией и находящейся в состоянии войны Украиной.

Вне зависимости от того, какой именно вариант повышения пенсионного возраста выберет Александр Лукашенко, нужно понимать, что речь на самом деле идёт не о повышении пенсионного возраста, а о лишении белорусов пенсий. Напомню, как заявила министр труда и социальной защиты Белоруссии Марианна Щёткина после совещания у Лукашенко, ему было предложено три варианта: выход на пенсию у женщин в 60 лет, у мужчин — в 65 лет; у женщин в 60 лет, у мужчин в 63 года; у женщин в 58 лет, у мужчин в 63 года. И я хочу обратить внимание на продолжительность жизни мужчин в Белоруссии, которая по данным 2014 года составляет неполных 68 лет. То есть, начав трудовую деятельность в 20 лет, отработав почти 40 лет, и перечисляя всё это время в пенсионный фонд часть своей зарплаты, человек будет получать свою пенсию всего восемь лет. Дальше на него наденут деревянный макинтош и определят на земельный участок размером полтора на два метра.

Можем ли мы при таком изуверском способе проведения пенсионной реформы говорить о каком-то «рыночном социализме», о котором так любят нам рассказывать белорусские власти? Нет, мы можем говорить лишь о полном банкротстве социальной политики белорусского государства, а также о том, что такая политика ставит на повестку вопрос о дальнейшем существовании этого государства как такового.

Также следует отметить, что у белорусской бюрократии есть все средства для того, чтобы осуществить задуманное в сжатые сроки. Учитывая специфику местной политической системы и авторитарную форму правления, белорусы завтра могут проснуться и узнать, что Лукашенко подписал указ, согласно которому пенсионный возраст или повышается на 10−15 лет, или пенсии вообще отменяются. Никаких общественных обсуждений по данному вопросу в настоящее время не проходит, и если таковые всё же будут проведены, то они ничего не будут значить. Никакие профсоюзы, партии, общественные организации и прочие полностью фиктивные структуры не будут отстаивать права белорусского населения. Пенсионный возраст будет повышен, этот вопрос можно считать решённым. Подавляющее большинство белорусов будут получать пенсии очень недолго, и всю жизнь они будут работать на то, чтобы сформировать пенсионный фонд, из которого рядовым труженикам мало что достанется.

Существует точка зрения, согласно которой, несмотря на неоднократные заявления о построении в Белоруссии «рыночного социализма», никакого социализма в маленькой постсоветской республике построено быть не может по определению. То есть весь путь, которым власти шли до сих пор, является неправильным. Согласно другой точке зрения, курс был выбран верный, но осуществляли его недостаточно образованные и не слишком компетентные люди. С этим можно поспорить, потому что если мы просто посмотрим на биографии премьер-министров, вице-премьеров и советников президента, то увидим, что все они, по крайней мере, обладали большим опытом. Они прошли ещё советскую школу, они знают, что такое завод, как он работает, и как работает экономика республики. Другое дело, что, видимо, ни сырьевые, ни интеллектуальные, ни технологические, ни какие-либо иные ресурсы в Белоруссии не находятся на таком уровне, чтобы из неё можно было сделать ту самую «восточно-европейскую Швейцарию», о которой так мечтает Александр Григорьевич Лукашенко. Здесь не может быть столь развитой экономики и столь богатого социального пакета для населения, как в других, более серьёзных странах. Сейчас ситуация сложилась так, что-либо Белоруссия попросту перестаёт существовать как самостоятельное государство, влившись в другое, большее, на правах субъекта федерации, либо остаётся в своём нынешнем виде, пытаясь догнать давно ушедший поезд, причём безо всяких шансов на успех. Такая постановка вопроса очень сильно бьёт по самолюбию местной политической элиты, однако ресурсов на то, чтобы построить «рыночно-социалистическую мечту», у неё нет.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/03/12/derevyannye-makintoshi-dlya-pensionerov-i-krah-socialnogo-gosudarstva-v-belorussii
Опубликовано 12 марта 2016 в 03:59
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами