• USD 58.77 +0.02
  • EUR 69.13 -0.17
  • BRENT 63.39 +0.13%

Подавленный Нардаран: шиитское пробуждение или азербайджанский коллапс?

Президент Азербайджана Ильхам Алиев

Противоречивая расправа правоохранительных органов Азербайджана с жителями поселка Нардаран в ноябре 2015 года имела продолжение и в текущем, 2016-м. 6 января был задержан один из старейшин поселка Натиг Керимов. Престарелому гражданину неожиданно вменили в вину шпионаж. Впрочем, на вполне ожидаемую, учитывая предыдущие события в Нардаране, сторону — Иран. Именно Исламская Республика неоднократно обвинялась азербайджанскими политиками и должностными лицами в организации беспорядков в упомянутом населенном пункте. ИРИ, впрочем, отвергает претензии Баку, отмечая, в свою очередь, жестокость, с которой власти Азербайджана (населенного преимущественно мусульманами) подавили выступления истово верующих нардаранцев, проходивших под мусульманскими и конкретно шиитскими лозунгами. Стоит напомнить, что в ходе столкновений с полицией погибли шесть жителей Нардарана и двое полицейских.

Предстоятель пятничной молитвы города Астара Казем Хафиз Ниа заявил о том, что в настоящее время шииты Азербайджана не пребывают в безопасности. Еще один иранский духовный авторитет, аятолла Шабестари, представляющий Верховного Лидера страны в провинции Восточный Атрапатакан, отметил, что ИРИ изменит свое отношение к Азербайджанской республике, если та не прекратит преследовать шиитов. Не менее жестко высказывались и иранские парламентарии. Так, один из них, Ибрагим Неку, призвал Баку немедленно прекратить давление на жителей Нардарана, которое он назвал «репрессиями», а также привлечь виновных в них к ответственности. Более того, депутат считает, что Иран не может оставаться равнодушным к происходящим в соседней стране процессам. Вне сомнения, Исламская Республика является религиозно-идеологическим ориентиром и для многих нардаранцев. Не лишним будет напомнить, что их лидер, Тале Багирзаде, проходил обучение в иранском центре шиитского богословия, городе Куме. Тем не менее до сих пор реальных доказательств прямого участия Ирана в дестабилизации обстановки на азербайджанской территории представлено не было. В официальных заявлениях иранские представители также открещиваются от руководства нардаранским восстанием. К примеру, уже упомянутый выше аятолла Шабестари специально подчеркнул, что акции жителей Нардарана стихийны и спровоцированы мероприятиями самого правительства. Властям Азербайджана пришлось даже отпустить упомянутого выше Натига Керимова, правда, под предлогом его преклонного возраста.

Между тем подобные неуклюжие действия Баку обостряют религиозное противостояние на азербайджанской территории и по факту помогают экстремистам. Дело в том, что вводом войска в Нардаран правительство Ильхама Алиева заявило о том, что действует в контексте общемировой борьбы против движения «Исламское государство». Но здесь была сделана удивительная ошибка (а иначе это воспринимать невозможно), — если ИГ, «Джебхат ан-Нусра» и большинство других исламистских экстремистских и террористических группировок принадлежат к суннитскому течению ислама и, как правило, наиболее радикальному его направлению — салафизму, то нардаранцы, как и большинство населения Азербайджана, — шииты. Шиизм, наоборот, с одной стороны, противостоит (как это делают Иран, Ирак, Сирия, движение «Хезболла» в Ливане) салафитским движениям, а с другой — страдает от действий суннитских радикалов (это происходит в ходе расправ над шиитскими общинами Пакистана, постоянных попыток афганских суннитов-пуштунов поставить в неполноправное положение шиитов-хазарейцев, настоящего геноцида шиитского населения Сирии и Ирака со стороны боевиков «ИГ» и «Джабхат ан-Нусры», недавних репрессий в Нигерии и др.). В Азербайджане таких шиитов проживает примерно 60−70% населения, а шиитский ислам, попавший на территорию, занимаемую ныне республикой, развивается там со Средневековья, однозначно являясь традиционной конфессией. Впрочем, основная масса современных азербайджанцев нерелигиозна, что отличает их от нардаранцев, в основной своей массе строго исполняющих свои религиозные обязанности. Если лишь последовательное соблюдение религиозных правил дало основание азербайджанскому правительству равнять жителей поселка с террористическими салафитскими группировкам, тогда власти проявили поразительную некомпетентность.

Надо сказать, что репрессивные меры властей Азербайджана нардаранцы испытали на себе не «вдруг». Это происходит на протяжении нескольких последних лет. К примеру, религиозный лидер и проповедник Тале Багирзаде, возглавивший протестовавших жителей поселка, уже попадал в тюрьму в 2011 и 2013 годах за участие в митинге против запрета хиджаба в госучреждениях и по сфабрикованному обвинению в хранении наркотиков соответственно. А еще 3 ноября 2015 года Багирзаде был жестоко избит в ясамальском отделении полиции Баку. Несмотря на обвинения в попытках изменения конституционного строя Азербайджанской Республики, проповедник настаивает, что он и его сторонники никогда не призывали к силовым акциям, занимаясь исключительно религиозной и правозащитной деятельностью.

Как мы знаем, введя в поселок Нардаран несколько тысяч солдат и полицейских при поддержке с моря, азербайджанское правительство ожидаемо добилось военной победы над безоружными жителями. Однако данной мерой оно открыло необъятный сосуд опасностей и вызовов, которые непременно заявят о себе в самое ближайшее время. Операция против верующего населения Нардарана практически совпала по времени с празднованием всеми шиитами мира арбаина — 40 дней со дня гибели третьего шиитского Имама Хусейна. Последний, являющийся также внуком пророка Мухаммеда, был убит, не подчинившись приказу узурпировавшего трон омейадского халифа Язида принести ему присягу. Рядом с Имамом Хусейном было лишь 70 его верных сторонников, также полегших в неравной битве с войском халифа. А теперь есть смысл подумать — с кем себя ассоциировали вдруг начавшие сопротивление полиции и армии нардаранцы? И кто видится им современным узурпатором и тираном… Тем более, что режим Ильхама Алиева мало того что светский, так еще и гиперкоррумпированный, и ранее бывший не в почете у всего религиозно ориентированного населения Азербайджана. А теперь необдуманными и, как представляется, преждевременными мероприятиями в Нардаране Баку переводит бытовой, локальный конфликт в религиозную, сакральную сферу. И здесь правительство полностью лишается каких-либо рычагов давления на религиозное население и возможности управлять им. В «обойме» у Алиева есть, правда, религиозная структура — Управление мусульман Кавказа, но ни оно, ни его лидер еще советской формации, Аллахшукюр Пашазаде, не пользуются сколько-нибудь заметным авторитетом у азербайджанских шиитов, которые считают своими религиозными лидерами факихов иранского Кума и иракского Наджафа. Теперь борьба за один из определяющих для шиитов ориентиров — адалят, справедливость, — приобретает в Азербайджане все большую актуальность, так как мало кто из верующих считает, что в нардаранской ситуации правы власти.

Опасность для Баку представляет и этнический момент. Вопреки официальным заявлениям, значительная часть нардаранцев считает себя иранцами, а не азербайджанцами. Тема угнетения иранского населения, парсийцев (также называемых даглинцами или татами), тюрками-азербайджанцами периодически муссируется в их среде. Параллельно с нардаранским противостоянием организация «Фронт освобождения Ширвана» призвала жителей поселка не прекращать борьбу, переведя ее еще и в межэтническую плоскость. Как отмечает основатель движения «Свободный Лезгистан» Вагиф Керимов, Нардаран — не что иное, как религиозный центр азербайджанских татов, которые живут в деревнях и поселках вокруг Баку. «Духовную и материальную поддержку они получают из Ирана и полностью идентифицируют себя с ИРИ. Таты — не тюрки, они говорят на своем языке иранской группы и связаны с персами прямым родством», — отмечает господин Керимов. Он придает большое значение поддержке Исламской Республикой азербайджанских татов и, в частности, нардаранцев: «Если бы не поддержка Ирана, бакинский режим давно бы всех их расстрелял, причем промолчала бы даже Москва».

Учитывая, что в Азербайджане проживают также ираноязычные талыши, а также лезгины, и, принимая во внимание наличие у них сильных сепаратистских настроений, есть резон предположить, что проблемы у республики могут возникнуть весьма серьезные. Как считает Вагиф Керимов, «этот вопрос однозначно получит развитие — талыши и лезгины не останутся от происходящих процессов в стороне. Ведь в Кубинском районе также поднялись и другие таты, но не только они — лезгины, например, тоже. Ведь таты и лезгины очень дружно живут в этом районе, и почти все таты свободно владеют лезгинским языком. Что касается талышей, то совсем недавно даже ЕС требовал для них от Баку национально-культурную автономию — в контексте своих новых отношений с Ираном. Среди талышей много влиятельных людей — Тельман Исмаилов, Вагит Алекперов, Аяз Муталибов — все они талыши. Но нынешняя политическая элита Азербайджана, Алиевы, — этнические курды. В этом суть 25-летнего противостояния».

Страна столкнется не только с мощным шиитским пробуждением, но и со взрывом сепаратизма, которые можно будет сравнить разве что с ситуацией 90-х годов, когда от Азербайджана отпала населенная армянами Нагорно-Карабахская Республика и чуть не откололась Талыш-Муганская Республика.

Не следует забывать и о салафитах, которые также имеются в Азербайджане, активно перетекая с его территории в Сирию и Ирак, где они участвуют в боях с правительственными войсками Башара Асада и строительстве нового «халифата». С одной стороны, репрессии против азербайджанских шиитов дадут им стимул к развитию и укреплению своих общин на территории республики, а с другой — пример восставших нардаранцев может быть рассмотрен суннитскими радикалами как пример и руководство к действию. Впрочем, президент РОО «Талышская диаспора» и член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Исмаил Шабанов считает, что азербайджанское руководство пошло на обострение обстановки Нардарана, сознательно блюдя интересы салафитов, — с подачи Саудовской Аравии, их главного покровителя. «Теперь уже доподлинно известно о том, что нардаранские события были заказом короля Саудовской Аравии, во время последней поездки Президента Азербайджана Ильхама Алиева в эту страну — с целью уговорить монарха на сохранение стабильных цен на нефть. По некоторым источникам, король принял его предложение и одновременно предъявил ему условия о вытеснении из Азербайджана проиранских и шиитских сил. Естественно, президент Ильхам Алиев принял это условие и после возвращения поручил силовикам подготовить и осуществить силовые акции в Нардаране, Гяндже и в столице Талышии Ленкорани. В Ленкорани и в Гяндже для того, чтобы применить оружие, найти поводы было сложно, в связи с чем, ограничились арестами шиитских духовных проповедников. А в Нардаране, повод они нашли легко, якобы шиитский проповедник Талех Багиров вместе с вооруженным отрядом находится в селе… Что удивительно, там чуть было артиллерийское орудие не „нашли“. Естественно, туда в срочном порядке направили группу спецназа и открыли огонь по спящим людям, которые вовсе не понимали что происходит. В результате стрельбы со стороны спецназа погибли более 10-ти человек, многих арестовали и до сих пор, некоторые еще не выпущены на свободу. Я считаю, что это была необоснованно жесткая и жестокая силовая акция против ни в чем не повинных людей», — отмечает наш собеседник преступность проведенной в Нардаране операции.

Шабанов также не сомневается, что жестокое подавление выступлений нардаранцев еще скажется на будущем Азербайджана: «Эта бесчеловечная акция останется в памяти людей. Думаю, что в недалеком будущем эхо силовой операции еще не раз напомнит о себе в Нардаране, Гяндже, Талышии и лезгинских районах. Потому, что это не первый случай, когда коренные народы или традиционные приверженцы Ислама подвергаются подобным образом жестокому обращению со стороны силовых структур по заказу из-за рубежа. Самое интересное во всей этой ситуации то, что Саудовская Аравия не сдержала свое обещание и опустила цены на нефть, в результате чего в Азербайджане произошла инфляция. Высшая степень цинизма руководства Азербайджана в отношении своих граждан — коренных народов этой страны не может не удивлять».

Прямолинейные, грубые и непродуманные действия азербайджанского правительства и силовых ведомств по отношению к их же соотечественникам будут стоить им слишком дорого, и первые подтверждения данного тезиса уже имеют место. Сразу же после событий в Нардаране, не менее 100 человек собрались на митинг под окнами Управления полиции Лянкяранского района, протестуя против произвола в поселке. А неожиданное для большинства населения падение маната, резкий рост цен и, как следствие — сокращение доходов, создают соответствующее революционной обстановке социально-экономическое положение. Если критическая ситуация для режима Ильхама Алиева еще и не наступила, то она, подобно истине в возобновившемся параллельно рассматриваемым событиям культовом сериале, «где-то рядом».

Антон Евстратов, преподаватель кафедры всемирной истории и регионоведения РАУ специально для EADaily.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/02/29/podavlennyy-nardaran-shiitskoe-probuzhdenie-ili-azerbaydzhanskiy-kollaps
Опубликовано 29 февраля 2016 в 10:24
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами