• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Децентрализация, федерализация, унитарность… Есть ли выбор у Украины?

Фото: slon.ru

За последние два года сложилась традиция, когда именно в феврале Украину посещают важные заграничные деятели. В 2014-м, в тот самый майданный год, в Киеве вообще было не протолкнуться от внешнеполитических гостей и партнёров. Приезжали много. Сначала вроде бы к одним, а на деле выходило, что уже совсем к другим. В 2015-м уже, правда, приехал только один, но зато какой — сам госсекретарь США Джон Керри. Приехал, много о чём говорил в стиле «США и Украина укрепляют сотрудничество, а российская сторона продолжает свою агрессию и должна немедленно сесть за стол переговоров, вывести войска и освободить всех заложников» и т. д.

В этом году в Киев с визитом прибыли главы внешнеполитических ведомств Германии — Франк-Вальтер Штайнмайер и Франции — Жан-Марк Эро. Кстати, если кто подзабыл, герр Штайнмайер — это тот самый, чья подпись, как свидетеля-гаранта стояла под соглашением между Януковичем и лидерами политических партий оппозиции от 21 февраля 2014 об урегулировании политического кризиса на Украине. Там ещё было немножко гарантов из Франции и Польши. Но их официальная политическая деятельность сравнительно быстро окончилась. Быстрее, пожалуй, окончилось только действие самого соглашения — уже ночью 22 февраля тогда ещё оппозиционные силы заняли правительственный квартал. Президент Виктор Янукович вынужден был бежать. Всё это чуть позже назвали «Революцией гидности» (т.е. «достоинства» на украинском).

Практически, только Франк-Вальтер Штайнмайер остался на посту главы МИД с той поры. Неизменной, кстати, осталась и его менторская миссия на наших территориях — он снова рассказывает Украине и её руководству, как жить и что делать. В нынешний визит он обсудил текущую политическую ситуацию, настоятельно напомнил о необходимости выполнения соглашений «Минск-2», а также акцентировал внимание украинского руководства на необходимости курса реформ.

Чего же хотят от Украины?
Ещё на прошлой неделе официальный представитель МИД Германии Мартин Шефер, рассказывая о целях и задачах визита министра, особо акцентировал внимание на том, что украинская сторона, если она по-прежнему рассчитывает на европейскую поддержку, а особенно — на дальнейшую финансовую помощь, должна особо сосредоточиться на выполнении двух заданий: реальной борьбе с коррупцией и углублении процесса государственных реформ. Проще говоря: западным партнёрам хотелось бы большей конкретики в вопросах: а) куда и на что, собственно, уходят их деньги и б) кто-то будет хоть что-то делать в деле укрепления украинской государственности?

Если по первому пункту вопросов по-прежнему больше, чем ответов, и ясно только одно — даже после прихода к власти политиков Майдана на Украине крайне трудно найти настоящих борцов с коррупцией. А вот второй пункт уже имеет некое развитие. Во всяком случае, о нём уже давно говорят во всех сферах украинской власти. Это — так называемые процессы децентрализации (а то и федерализации) власти в государстве.

Может быть, именно поэтому оба министра встречаются со всеми значимыми кадрами украинского истеблишмента. В частности, с президентом Петром Порошенко, премьером Арсением Яценюком, спикером Рады Владимиром Гройсманом, представителями фракций парламента, и особо — с лидером партии «Батькивщина» Юлией Тимошенко. То есть, со всеми, кто реально может повлиять на эти самые процессы.

Нелишним будет напомнить, что изменения конституции Украины по децентрализации страны с учётом интересов Донецка и Луганска — один из ключевых пунктов Минских соглашений по урегулированию конфликта на Донбассе. Официальная позиция киевской власти — это демонстрация желания и готовности выполнять Минские соглашения-2.

Кто против децентрализации?
Примечательно, что о необходимости децентрализации власти в новой Украине официально первым заговорил в 2014 году тогда ещё будущий президент Порошенко. Децентрализация и соответствующие изменения в законодательстве — это один из пунктов его предвыборной программы. Децентрализация Петра Алексеевича преподносилась как решительная попытка противопоставить свой вариант выхода из государственного кризиса, из фактической гражданской войны, как альтернатива возможной федерализации Украины.

Через месяц после президентских выборов даже увидели свет некие предложения Порошенко по соответствующим конституционным изменениям. Но на поверку все эти предложения работали лишь на концентрацию всей государственной власти в руках президента. Что за эксперты их разрабатывали, чем они руководствовались — загадка до сих пор. Неудивительно поэтому, что те предложения 2014 года раскритиковали и на Украине, и при экспертизе Венецианской комиссии. После такого афронта Пётр Порошенко уже и не вспоминал о тех своих первых предложениях. Новые варианты были выработаны позже, после создания Конституционной комиссии, где над децентрализацией работала целая рабочая группа во главе с Владимиром Гройсманом.

Весь этот процесс то замирал, то снова активизировался — в зависимости от ситуации. Не будет большим преувеличением утверждение, что децентрализацию, саму её необходимость для реформирования государственной власти, за два неполных года превратили из условия обновления государства в своеобразный политический инструмент.

Ситуация в регионах обостряется, нарастают центробежные силы (как, например, в случае конфликта с олигархом Игорем Коломойским) — Киев, Порошенко, политики, зависимые от него, активизируют разговоры о необходимости усиления роли регионов. Даже готовы инициировать немедленное рассмотрение конституционных изменений в Верховной Раде. Стоит ситуации более-менее успокоиться — о всякой децентрализации тут же забывают. И наоборот — вице-президент США Джо Байден во время своего визита говорит о необходимости фактической федерализации на Украине — на какое-то время слова заокеанского собственника огромного числа объектов украинской недвижимости, промышленности и хозяйства становятся руководством к действию. Даже несмотря на явное противоречие с недавними словами самого Петра Порошенко о недопустимости федерализации.

И так без конца. Разве что новые ситуации порождают новую риторику.

Децентрализация. Нет?
Такое неукротимое желание нынешних киевских властей — никоим образом не делиться даже крохами власти с регионами — сегодня губительно по своей сути для самой украинской государственности. Ведь в таком случае постоянно нарастают противоречия и спорные моменты между центром и окрепшими местными элитами. Само существование государства в едином формате ставится под угрозу. Игнорирование интересов регионов, восприятие их только как ресурсной базы обязательно приведёт к краху. Вопрос только — как скоро это может произойти.

И не суть, что наиболее невыполнимым будут считать сегодня или завтра в Киеве — децентрализацию, федерализацию или даже конфедерализацию. Тут былая унитарность трещит по всем швам — и никому до этого нет дела, по большому счёту.

Объяснить такую взрывоопасную ситуацию довольно просто. Нынешняя государственная власть — от президента до самого безызвестного народного депутата — не самостоятельна. Пришедшие к власти в результате иностранного государственного переворота Порошенко, Яценюк & Co обречены всегда выполнять волю своего хозяина. Какой бы губительной эта воля ни была бы для них самих. Соединённые Штаты Америки — вот кто больше всех заинтересован в нагнетании критической ситуации на территории некогда государства Украина. Не в их интересах пусть даже частичная стабилизация ситуации. Принцип «управляемого хаоса», как один из способов осуществления внешней политики США, до сих пор является одним из ведущих. Поэтому любая попытка как-то решить любой политический кризис на Украине рассматривается как удар по государственным интересам Соединённых Штатов.

Это Европа, ведущие страны ЕС — те же Германия и Франция — могут и будут пытаться всячески урегулировать украинский государственный и политический кризис. Не в их интересах подобный очаг нестабильности и конфликтов вблизи своих границ. Здесь даже уже привычная европейская покорность американской внешней политике может сменяться пусть и слабыми, но всё-таки попытками отстоять свой собственный интерес. Как экономический, так и геополитический, кстати.

Что уж говорить о Российской Федерации — для этой страны украинский кризис является ещё более болезненным моментом, который требует немедленного разрешения.

Словом, все хотят наискорейшего разрешения украинского политического и государственного кризиса. Все, кроме украинских властей. Точнее, кроме их настоящих хозяев.

Андрей Чесноков, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/02/25/decentralizaciya-federalizaciya-unitarnost-est-li-vybor-u-ukrainy
Опубликовано 25 февраля 2016 в 17:36
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами