• USD 58.87 -0.14
  • EUR 69.33 -0.19
  • BRENT 65.71 +1.55%

Распадется ли геополитическая ось Анкара-Тбилиси-Баку или получит военное очертание?

Мевлют Чавушоглу. Иллюстрация: 1in.am

В постсоветский период регион Южного Кавказа превратился в арену геополитических баталий, в которые вовлечены как соседние с ним страны (Россия, Турция, Иран), так и внерегиональные центры сил (США, ЕС). Преследуя свои собственные национальные интересы, эти центры пытаются распространить сферу своего собственного влияния на регион посредством имплементации тех или иных военно-политических, экономических и энергетических программ и проектов. Именно на этот период приходится усиление позиций Турции на Южном Кавказе, приступившей к оформлению геополитической оси Анкара-Тбилиси-Баку, которая базируется на общих энергетических и транспортных проектах, а также сотрудничестве трех стран в военно-политической сфере. Естественно, каждая из этих стран ставит во главу угла собственные интересы, тем не менее, лишь совпадение этих интересов с общим контекстом региональной политики США и ЕС на Южном Кавказе позволило воплотить в жизнь столь амбициозные проекты в сфере энергетики и транспорта, в частности, строительство трубопроводов Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Тбилиси-Эрзурум и железной дороги Баку-Ахалкалаки-Карс.

Таким образом, можно констатировать, что на сегодняшний день на Южном Кавказе уже оформилась геополитическая ось Анкара-Тбилиси-Баку, которая в современной политологической литературе трактуется в качестве «союза двух или нескольких государств, нацеленного на достижение геостратегических целей». Так, Турция не оставляет попыток усилить свое влияние на Южном Кавказе на фоне эскалации напряженности в российско-турецких отношениях. По сути, геополитическая ось Анкара-Тбилиси-Баку носила и носит ярко выраженный антироссийский характер, поэтому стремления ослабить позиции РФ в регионе, а также не допустить усиление Ирана в мусульманских ареалах Кавказа находят поддержку Вашингтона.

Оформившийся в начале 2000-х геополитический проект в настоящее время, в период российско-турецкой конфронтации, подвергается метаморфозам. Так, 19 февраля в Тбилиси состоялась пятая встреча глав МИД Азербайджана, Грузии и Турции. Подобный формат трехсторонних встреч на высшем уровне действует с 2012 года, давая возможность координации внешнеполитической и экономической политики указанных стран. Однако на этот раз наблюдается модификация повестки дня саммита: в отличие от предыдущих встреч, в ходе которых наблюдалось рассмотрение инфраструктурных транспортных проектов в рамках треугольника, в настоящее время проявляется тенденция «разветвления» геополитической оси по направлениям Азербайджан-Турция-Казахстан, Азербайджан-Турция-Туркменистан, Азербайджан-Иран-Турция. В «зону общих интересов», по выражению министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, должен войти не только Южный Кавказ, но и бассейны Средиземного и Черного морей и Каспия. Анкара продолжает предаваться мечтам о превращении в энергетический хаб, связывающий Восток с Западом.

Ранее в основе треугольника Турция-Грузия-Азербайджан лежала энерго-транспортная составляющаяся, а именно - создание коммуникационной инфраструктуры для транспортировки богатых запасов каспийских и центральноазиатских углеводородов в западном направлении из Азербайджана через территорию Грузии в Турцию и Европу. Из всех региональных комбинаций была выведена Армения, что входит в общую логику Турции и Азербайджана по поддержанию изоляции этой страны от региональных энергетических и транспортных проектов, хотя по техническим и экономическим соображениям прокладка трубопровода из Азербайджана в Турцию через территорию Армении была бы гораздо предпочтительнее, чем территория Грузии. Кроме того, ввиду экономических санкций, из энергетических проектов был выведен и Иран. Все это определяло повестку региональной политики и внешнеполитический курс стран Южного Кавказа.

Сложившийся региональный фон, в частности, снятие эмбарго с Ирана, изменения тектонического масштаба на Ближнем Востоке, в приграничных турецких вилайетах, открывают для некоторых региональных стран перспективы. В частности, если ранее территория Грузии использовалась для транзита энергоносителей из Азербайджана в Турцию, теперь грузинский транзит может востребовать и Иран. Так, в ходе официального визита вице-премьера и министра энергетики Грузии Кахи Каладзе в Иран обсуждался и вопрос о возможных поставках коммерческого газа через Армению или Азербайджан. Кроме того, посол Исламской Республики Иран в Грузии Аббас Талеб рассказал о том, что уже ведутся технические работы, направленные на разрешение перекачки природного газа из Ирана в Грузию.

По сути, Грузия может качественно изменить соотношение сил в геополитической оси Анкара-Тбилиси-Баку. Транзит энергоресурсов из Азербайджана и Ирана через грузинскую территорию, а также участие в транспортном коридоре Север-Юг, означает участие Грузии в двух альянсах - Грузия-Армения-Иран и Турция-Грузия-Азербайджан. Переговоры грузинской стороны с иранской, вероятная покупка газа у «Газпрома», а также «фигурирование» Армении в совместных проектах несколько озадачивает Баку. В азербайджанской исследовательской среде появились классификации действий Грузии в качестве «совместных с Ираном акций против Азербайджана». Таким образом, «на шахматном поле» Южного Кавказа активизировались игроки — Москва, Ереван, Тбилиси и Тегеран. Остается лишь гадать, как повлияет последний фактор на будущее геополитической оси: распадется ли турецко-грузино-азербайджанское «сердечное соглашение» или же геополитическая ось Анкара-Тбилиси-Баку получит новое, вроятно, военное дыхание из Турции и западных столиц? Время покажет…

Валерия Гянджумян, политолог

специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/02/20/raspadetsya-li-geopoliticheskaya-os-ankara-tbilisi-baku-ili-poluchit-voennoe-ochertanie
Опубликовано 20 февраля 2016 в 17:05
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами