• USD 59.13 -0.05
  • EUR 69.66 -0.07
  • BRENT 63.06

Турция готовит вторжение в Сирию: стратегия или имитация?

Турецкая бронетехника на границе с Сирией. Иллюстрация: turkiyegazetesi.com.tr

Последние события на севере Сирии подтверждают аналитический прогноз EADaily: Турция терпит одно поражение за другим на военном и дипломатических фронтах Ближнего Востока. Определённой отдушиной для Анкары стала закравшаяся в межсирийские переговоры в Женеве отсрочка до 25 февраля. Но этот тактический успех имеет для турецкой стороны крайне неоднозначный характер.

Внеся свой деструктивный вклад в постановку «на паузу» переговоров в Швейцарии, Турция, тем не менее, спровоцировала неутешительные для себя последствия в северной Сирии. Снабжаемые с турецкой территории оружием, провиантом и финансами боевики-исламисты покидают свои позиции в провинции Алеппо. Взятые же под крыло Анкары «соотечественники-туркоманы» в провинции Латакия вовсе демонстрируют чудеса политического приспособления, норовя переквалифицироваться из союзников в противников Турции. Постепенно выясняется, что создаваемый правящим режимом Реджепа Тайипа Эрдогана образ целостности тюркской нации от сирийской Латакии до иракской Найнавы — сильно искажённая действительность.

На севере Сирии у Турции был и остается ряд стратегических приоритетов. Один за другим они грозят обрушиться перед взором впадающей в отчаяние Анкары. Это заставляет турецкое правительство действовать в режиме подготовки к военной операции вглубь сирийской территории. Наиболее важные для турок военно-политические установки можно представить в следующей последовательности:

— поддержание стабильного канала снабжения повстанческих группировок, воюющих с правительственными войсками Сирии;

— нейтрализация военной активности сирийских курдов к западу от Евфрата;

— пресечение проникновения с террористическими целями боевиков ДАИШ (арабский акроним запрещенной в России террористической организации «Исламское государство») в саму Турцию.

До появления российской авиагруппы в Латакии и размещения здесь систем ПВО С-400, основная претензия Анкары на сирийском направлении сводилась к созданию так называемого «буфера безопасности» на 98-километровом участке от Джараблуса до Аазаза и бесполётной зоны над ним. Об осуществлении данной связки — «наземный буфер и бесполётная зона» — на практике с осени 2015 года можно забыть. США и другие партнёры Турции по НАТО предельно чётко осознали нереализуемость этой затеи, и теперь сконцентрировали усилия на более реалистичных сценариях проведения сухопутных боевых операций на севере Сирии. Это действия подразделений армейского спецназа, наносящих точечные наземные удары по инфраструктуре и лидерам ДАИШ, не более того.

Важно подчеркнуть, что планы турецкой интервенции при возможном участии арабских стран Персидского залива (прежде всего, Саудовской Аравии) и воздушном, разведывательном и логистическом сопровождении американцев рождаются в больших муках. США поставили перед Турцией категоричное условие — подготовка наземной операции должна происходить с ведома НАТО и при подключении аналитического потенциала Альянса. Другими словами, «самодеятельность» Анкары в этом вопросе ни на одном из этапов операции — от планирования до отдачи приказа на вторжение — не принимается. В Вашингтоне не решились и на двусторонний американо-турецкий формат операции, что связано, большей частью, с внутриполитическими нюансами стартующего в скором времени выборного сезона в США. Симптоматично, что даже представителям Саудовской Аравии американцы назначили местом консультаций по сирийскому «военному досье» штаб-квартиру НАТО в Брюсселе.

Турция сейчас не в той ситуации, чтобы отвергнуть условия американской администрации, которое ей было доходчиво разъяснено в ходе недавних визитов вице-президента Джо Байдена и председателя Объединённого комитета начальников штабов ВС США Джозефа Данфорда. Впрочем, ситуация на сирийско-турецкой границе настолько динамична, что союзники по НАТО и их ближневосточные партнёры рискуют просто не успеть что-либо предпринять в плане наземного вторжения.

Линия фронта на севере Сирии стремительно приближается к турецкой границе. Растёт риск прямого военного столкновения передовых групп сирийской армии, иранских и иракских добровольцев, бойцов ливанской «Хизбаллы» с турецкими войсками, если тем будет дана команда на вторжение. По некоторым данным, в Сирии, примерно на глубине от двух до трёх километров, уже находятся около 500 турецких спецназовцев под видом «инструкторов» и «советников». На большее в Генштабе Турции пока не решаются, что связано с натиском правительственных сил Сирии в провинции Алеппо.

Линия обороны повстанческих группировок севернее Алеппо начала разваливаться. Под контроль правительственных войск взята автотрасса, идущая от Алеппо к городу Аазаз на границе с Турцией. Ранее были перекрыты шоссе через Анадан, Харейтан, Хайян и Маер. Сирийская армия прорвала блокаду алавитских городов Нуболь и Захра к северо-западу от Алеппо. 3 февраля силы ополчения из Нуболь и армейские подразделения со стороны Хардетнина взяли посёлок Маараст аль-Хан и зачистили его окрестности до селений Маер на северо-западе и Бянун на юге. Наступление продолжается при активной поддержке с воздуха российской и сирийской авиации. Согласно информационным ресурсам боевиков-исламистов, за последние дни по району к северу от Алеппо было нанесено около 500 (!) ударов ВВС Сирии и авиагруппы ВКС России. Отметим, что такой объём работы ударной авиации возглавляемая Соединёнными Штатами коалиция против ДАИШ, куда входят 66 стран, не в состоянии осилить и за месяц.

Период постановки межсирийских переговоров «на паузу» будет определяющим для дальнейшего хода событий. До 25 февраля, когда спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии Стеффан де Мистура попытается всё же запустить «Женеву-3», от турецких политиков и военных можно ожидать резких шагов. Причём не факт, что Анкара будет до конца и во всём придерживаться выдвинутого ей условия Вашингтона действовать сообща и под «натовским прикрытием». Свидетельства тому появляются все последние дни.

Турция спешит, примеривается к вторжению в Сирию с трёх разных направлений: северо-западное (Латакия), северное (Алеппо) и северо-восточное (Хасаке), тем самым, внося сумятицу в планы США, которые придерживаются линии на растянутость процесса во времени. Пока американцы только обещают, к примеру, направить свои самолёты радиоэлектронной борьбы EA-18 Growler на авиабазу в Турции для противодействия российским комплексам С-400, турецкие власти развили активность на всех указанных направлениях.

В Латакии обстрелу дальнобойной турецкой артиллерии подверглись позиции сирийской армии в высокогорных районах провинции. На алеппском операционном направлении стягиваются дополнительные силы, формируется бронетанковый ударный кулак Турции. Последняя перебрасывает тяжёлую военную техники от границы с Грецией (Восточная Фракия) на сирийский рубеж. Сообщается о более чем одной тысяче единиц техники (танки, САУ, БМП, РСЗО и др.). Это почти четверть всех вооружений и военной техники турецкой 1-й полевой армии со штабом в Стамбуле. В приграничной с Сирией зоне на северном участке сосредоточена 60-тысячная группировка турецких войск (примерно одна шестая часть штатного состава сухопутных войск Турции).

По оценкам военных экспертов, перевод ВВС Турции на «оранжевый уровень» боеготовности означает, что Анкара ещё на один шаг приблизилась к «часу Х». Поступают данные о пересечении турецкими военнослужащими в сопровождении лёгкой и тяжелой бронетехники, а также машин для разминирования границы в направлении Алеппо. Задействование спецтехники для преодоления минных заграждений наводит на мысль о подготовке турецких войск к масштабному прорыву.

Северо-восток Сирии, плотно контролируемый «Отрядами народной самообороны» (YPG) местных курдов, не позволяет туркам действовать без оглядки на американцев. Поэтому на данном направлении они подталкивают заокеанского союзника к установлению его военного присутствия. Силы спецназначения в количестве до 100 человек и технический персонал ВС США прибыли в Камышлы, крупнейший город провинции Хасаке, ещё в ноябре прошлого года. Они заняты переоборудованием местного аэродрома «Рмейлан» в военную базу. Ведутся работы на взлётно-посадочной полосе длиной 2700 метров, которыми будут пользоваться военно-транспортная и армейская авиация США.

Многое указывает на проведение американцами собственного курса на севере Сирии, в особенности в районах, находящихся под контролем YPG. Накинув на турок «натовскую уздечку», они явно не намерены отказываться от партнёрства с сирийскими курдами. Напомним, недавно специальный представитель президента США в коалиции по борьбе с ДАИШ Бретт Макгерк посетил регион Хасаке. Целью визита спецпредставителя Барака Обамы была оценка на месте прогресса в военной кампании против ДАИШ в Сирии.

По информации курдских источников, высокопоставленный представитель Белого дома прибыл в расположение YPG на вертолёте ВВС США. Винтокрылая машина приземлилась на аэродроме «Рмейлан».

Видя, как американцы ведут свою игру с сирийским курдами, а россияне открывают у себя представительство Сирийского Курдистана, а также наблюдая ещё целый ряд признаков открытого или завуалированного игнорирования их интересов, туркам есть от чего придти в нервное замешательство. Они, безусловно, могут нарочито демонстрировать подготовку к масштабному военному вторжению. Однако при этом отдают себе отчёт в том, что время для подобной интервенции упущено, фронтальный прорыв в северные регионы Сирии фактически потерял смысл.

Ни один из вышеуказанных приоритетов Турции вводом её войск на территорию арабской страны уже не удастся реализовать. Линия позиций спонсируемых «умеренных» группировок не только сдвинулась ближе к границам Турции (на некоторых участках — на расстояние видимости в оптические приборы). Она потеряла свою обороноспособность, в рядах боевиков-исламистов закралась паника, что нашло уже своё проявление в массовом бегстве повстанцев с семьями в Турцию. В такой ситуации обвала фронта обеспечивать марш-броском турецких войск функционирование прежних каналов снабжения оппозиционеров абсурдно с точки зрения военной тактики.

О том, что турецкие и саудовские подопечные действительно поддались паническим настроениям, помимо прочего, свидетельствует усилившийся поток бурных комментариев главарей «умеренных» группировок. Так, один из них, лидер «Лива Сукур аль-Джабаль» Хасан Хадж Али, поставил своих хозяев в известность, что сирийский Алеппо с севера взят правительственными войсками при интенсивной воздушной поддержки ВКС РФ в полное окружение. Если не будут предприняты контрмеры, предупредил Али, боевики которого в своё время прошли курсы подготовки в лагерях на территории Катара и Саудовской Аравии, ситуация на фронте для повстанцев станет катастрофичной. Крик отчаяния главаря «Лива Сукур аль-Джабаль» на своих страницах передала не кто-нибудь, а государственное печатное издание Саудовской Аравии, англоязычная газета Arab News. Саудовская креатура в Сирии вновь запросила ракеты «земля-водух», дабы хоть как-то осложнить полёты российских бомбардировщиков над их позициями. Синхронно с этим Королевство, которое так и не добилось перелома в своей военной миссии в Йемене, удивило всех заявлениями о готовящейся наземной операции в Сирии. Говорить, разумеется, можно всё, что угодно. Особенно, когда требуется подбодрить своих клиентов на сирийском фронте, ставших всё чаще намекать на сдачу позиций и уход с поля боя.

Относительно второго турецкого приоритета — сдерживание наступления сирийских курдов — для Анкары также отсутствуют объективные основания бросать свои дивизии в Сирию. Если бы курдов всё это время не поддерживали США, Турция загодя решилась бы на превентивную, точнее, карательную операцию в курдских анклавах северной Сирии. С осени 2015 года поддержка курдам пришла и от России. Турецкая армия уже несколько месяцев, как завязла в партизанской войне на собственном юго-востоке, населённом преимущественно курдами. Открывать второй «курдский фронт» при абсолютно неблагоприятном для турецкого режима внешнеполитическом и региональном фоне чревато очередным стратегическим провалом. Иран и Ирак выступают против сепаратистских устремлений курдов, но будут решительно заинтересованы в провале Турции, с которой у них свои геополитические счёты.

Наконец, по третьему приоритету, наличие которого само по себе вызывает сомнения, Анкара ничего не приобретёт после вторжения. Трафик боевиков ДАИШ в Турцию от этого только усилится, террористическая опасность в турецких мегаполисах возрастёт на порядок. Впрочем, от намерения вступать в прямое столкновение с ДАИШ на сухопутном театре военных действий в Сирии турецкая верхушка далека как никогда.

Разыгрываемую Турцией партию можно в целом определить как большую имитацию. Вместе с тем, от политического руководства этой страны следует ожидать военных шагов, но они, скорее всего, будут носить ограниченный характер. Анкара уже апробировала в полевых условиях сценарий ввода войск «без приглашения». В начале минувшего декабря ограниченный турецкий контингент вошёл в иракскую провинцию Найнава с декларативной целью оказания помощи местным силам в их борьбе с ДАИШ. При всех последовавших затем категоричных требованиях центрального правительства Ирака и настоятельных призывах США вернуть свой контингент на исходные позиции, Турция до сих пор стоит лагерем в 30 км северо-восточнее Мосула.

Нечто подобное от турецких властей можно ожидать и в Сирии. Только декларативно-декоративная цель примет иное содержание — турки аргументируют ввод войск необходимостью недопущения гуманитарной катастрофы, сдерживания зашкаливающего потока беженцев. Выставив несколько армейских блокпостов и подтянув к ним тяжёлую бронетехнику, турецкая армия выполнит миссию обозначения своего присутствия в Сирии. Становится «живым щитом» для недопущения «российских бомбардировок гражданского населения», как об этом на всех доступных международных площадках трубит государственная пропаганда Турции, военные страны, конечно же, не будут. Они лишь обеспечат своему политическому руководству более комфортный дипломатический фон перед очередной попыткой запустить в Женеве мирный процесс.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/02/07/turciya-gotovit-vtorzhenie-v-siriyu-strategiya-ili-imitaciya
Опубликовано 7 февраля 2016 в 14:15
Все новости

10.12.2017

09.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами