• USD 63.72 -0.16
  • EUR 67.92 -0.24
  • BRENT 54.71 +0.46%

Что происходит в Восточном Закавказье и как это характеризовать?

Встреча президентов Армении и Азербайджана в Вене. Фото: president. am

В последние дни целый ряд событий вызвал оживлённые дискуссии о том, что же происходит в армяно-азербайджанских отношениях и на самом ли деле сложилась реальная «военная ситуация».

Сейчас, когда в Москве проходит очередное заседание Совета министров обороны ОДКБ СНГ, в котором принимает участие армянская делегация во главе с министром Сейраном Оганяном, ответить на ряд вопросов представляется крайне важным, потому что после заседания Совета коллективной безопасности ОДКБ СНГ, прошедшего под председательством президента Армении Сержа Саргсяна, пресс-секретарь МО Армении Арцрун Ованнисян неожиданно, отвечая на вопросы представителей СМИ, заявил, что «ни для кого уже не секрет, и не осталось эксперта или аналитика, который бы не оценивал ситуацию как военную, это война и больше невозможно говорить о нарушении режима прекращения огня, поскольку его нет». По крайней мере, такие формулировки тиражировало большинство армянских СМИ. И данная оценка, если судить по материалам общения Ованнисяна с журналистами, касалась не только положения на фронтах Нагорного Карабаха, но и ситуации на армяно-азербайджанской границе. Пресс-секретарь МО Армении связал изменение оценок и сами факты активизации военных действий в регионе «с внутриполитическими развитиями в самом Азербайджане и встречей президентов, прошедшей 19 декабря».

Не хотелось бы заострять внимание на встрече Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева, прошедшей в швейцарском Берне, ибо эти консультации, по сути, были безрезультатны, если уж после заявления армянского официоза — «Саркисян и Алиев поддержали текущие предложения посредников по снижению числа инцидентов на армяно-азербайджанской границе и на линии соприкосновения войск, в том числе и механизмы для их расследования», уже 21 декабря азербайджанская сторона вновь прибегла к попыткам диверсионных операций в Карабахе, а с 22 декабря возобновила обстрелы приграничных сёл Армении. Видимо, не всё так, как об этом говорится в размещенном на официальном сайте ОБСЕ заявлении сопредседателей Минской группы (МГ) по итогам переговоров лидеров двух стран от 19 декабря — мол, Алиев и Саркисян «подтвердили готовность продолжить взаимодействие по предложениям об урегулировании карабахского конфликта в рамках проходящих переговоров и приверженность формату МГ». И больше прав президент Армении — на саммите СКО ОДКБ: «Не следует исключать вероятность того, что на эскалацию Азербайджан пошёл с подсказки и при поддержке извне», а также министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян: «Подходы сторон не близки, или не совпадают». Но, разумеется, что оценки Азербайджаном текущей ситуации в регионе, когда бы они ни прозвучали на официальном уровне, будут диаметрально отличаться от армянских заявлений. Необходимо понять, что же происходит и что может произойти далее, основываясь не на оценках конфликтующих сторон.

Например, нужна хронологическая последовательность не только при изучении системы нарушений соглашения о перемирии в зоне конфликта, но и тех или иных политических событий и заявлений, которые сопровождают эскалацию повышенной напряжённости на фронтах Карабаха и на армяно-азербайджанской границе. Это и поможет ответить на вопросы, а война ли то, что сейчас имеет место, и если да, то чем же качественно последние вооружённые провокации отличаются, допустим, от тех, что предпринимались в ночь на 2 января 2015 г., когда вступило в силу решение о полноправном членстве Армении в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). А хронология выходит занимательная. Ещё в конце ноября, к примеру, и, видимо, двусторонне согласовано, звучали заявления о том, что встреча президентов Армении и Азербайджана в этом году не состоится и отложена на неопределённое время. И именно после этого и последовала вспышка военных действий, в которых Азербайджан начал задействовать и танки. Применение танков, обстрелы гражданских объектов, жертвы и раненные — всё это до боли напоминало течение 1996−97 гг., когда Баку всячески способствовал своими действиями срыву перемирия… и появлению в Минской группе ОБСЕ американцев.

И когда разные представители США после последних военных провокаций Азербайджана всё-таки «продавили» встречу 19 декабря в Берне, стало ясно — Вашингтон создаёт предпосылки для внесения неких изменений не просто в ход переговоров по урегулированию. Нет — США готовят широкомасштабную провокацию, в том числе, не исключено, с целью очередной трансформации формата то ли только МГ ОБСЕ, то ли всех переговоров в целом. Далее Саргсян отбыл на ранее анонсированное заседание СКБ ОДКБ в Москве, где звучало много чего, но главным было заявление о поддержке России со стороны всех членов Организации в инциденте с Турцией вокруг сбитого в Сирии бомбардировщика Су-24. Армянские СМИ со ссылкой на официоз добавляли: Саргсян жёстко напомнил другим президентам, что неплохо бы союзничать ровно так, как это принято в НАТО, бросившейся «защищать» Турцию, даже зная, что турки не правы. И неплохо бы осознать, что когда ведётся стрельба по приграничным деревням Армении, то это — залпы и выстрелы и по Минску, и по Астане, и т. д. Интересно, что в российских отчётах о заседании СКБ подобных сведений не содержалось, из-за чего вообще трудно дать оценку — что реально говорилось в Москве, а что — нет. Ведь на большей части заседания СКБ журналистов не было, и пресс-службы глав государств-членов ОДКБ выпускали в эфир только то, что сочли нужным. Конечно, вроде трудно заметить связь итога Бернской встречи с тем, например, что с 19 декабря распространяется информации о подготовке Вашингтоном масштабных санкций против высокопоставленных азербайджанских чиновников, предпринимательских кругов, сотрудников спецслужб и судебной системы, финансовых институтов страны и пр., или с тем, что пресс-секретарь Госдепартамента США Джон Кирби как-то раз был вынужден выдавить из себя: «В контексте всестороннего урегулирования конфликта, мы признаем роль населения Нагорного Карабаха в определении собственного будущего», хотя и оговорил, что независимости НКР в США не признавали и не признают. Наконец, с того же 21 декабря эскалация военных действий в регионе усилилась, и прозвучали оценки пресс-секретаря МО Армении.

Понятно, что о программе международных дел Саргсяна после Берна знали и в Баку. Видимо, также догадывались, что за вопросы будут обсуждаться на заседании СКБ ОДКБ. И неважно, чего добивался Азербайджан военными провокациями после 21 декабря — ревностно доказывал Анкаре, что Баку поддерживает турок, или же «сигналил» о чём-то Западу и России. Но из хронологии следует, что Азербайджан вполне мог просто «отрабатывать» некие обязательства конкретно перед США.

Ведь всем понятно — война в Восточном Закавказье невыгодна: а) Армении; б) Карабаху; г) России; д) Ирану; е) Турции. Последним трём странам — и в силу их втянутости в конфликт в Сирии и Ираке, и в силу того, что турки прекрасно понимают — после обострений в Сирии и споров вокруг присутствия турецких войск в Ираке в районе Мосула им приходится считаться с тем, что Россия усилила и свои военные базы в Армении и Сирии, и своё присутствие в Абхазии и Южной Осетии, и экстренно улучшает боеподготовку ударных сил Северо-Кавказского военного округа. Иран же после последних широкомасштабных военных учений на своём северо-западе (а это именно границы с Турцией и Ираком) сохранил на данном участке территории свои усиленные (в том числе силами различных спецназов) воинские части и подразделения, в том числе и Корпуса стражей Исламской революции (КСИР). Иными словами, турки не могут не понимать, что в условиях всё разрастающейся войны с курдами на юго-востоке Турции (а это примыкает к границам с Арменией, Нахичеваном и Ираном) Россия и Иран, не исключено, просто ждут от Анкары очередной «ошибки». И к каким малопредсказуемым (для Турции) последствиям может привести такое ожидание, Анкаре вряд ли подскажут даже в штаб-квартире НАТО.

Так что, если даже допустить, что своим разнообразным прессингом на Азербайджан возобновление карабахской войны может быть выгодно США (допустим, чтобы осложнить России и Ирану действия в Сирии), то в самом Баку будут до конца ждать «отмашки» из Турции, которой не до открытой конфронтации с Россией и Ираном, несмотря ни на Су-24, ни на угрозы иранского военного командования развернуть на опасных направлениях танковые соединения. К тому же, Алиев не настолько «самоубийца», чтобы желать столкновения в Закавказье с военными интересами России и Ирана.

Означает ли это, что угрозы возобновления войны не существует? Конечно, нет. Помнится, ещё в 1996 г. российский сопредседатель МГ ОБСЕ Владимир Казимиров, в ответ на некие аргументы Гейдара Алиева, предупредил, что ситуация настолько развилась и милитаризированность Восточного Закавказья настолько углублена, что искрой для возобновления полномасштабной войны вполне могут стать неконтролируемые действия неких «третьих сил». Имел ли дипломат в виду наличие воинственно настроенных кругов в странах-участницах конфликта, или, допустим, прогнозировал ли уже тогда, что в двухтысячных годах на территории Азербайджана, в том числе и в зоне конфликта, будут появляться военные из Турции, США и даже Израиля, — сказать не берёмся. Но Казимиров был, в принципе, прав. Тем не менее, объективные предпосылки говорят о том, что Турция и Азербайджан попытаются избежать перехода от провокаций к открытой региональной войне.

Закавказская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/12/24/chto-proishodit-v-vostochnom-zakavkaze-i-kak-eto-harakterizovat
Опубликовано 24 декабря 2015 в 10:44
Все новости

04.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами