• USD 63.82 -0.06
  • EUR 68.65 +0.49
  • BRENT 54.52

«Как меньшее из всех зол у турок остается Израиль»: Израиль в фокусе

Премьер-министр Биньямин Нетанияху и руководство МИД Израиля провели серию телефонных разговоров с представителями правительств Греции и Кипра. Данный шаг был предпринят на фоне публикаций о новом сближении Израиля и Турции, появившихся в израильских и турецких СМИ на минувшей неделе. В частности, Нетанияху лично позвонил президенту Кипра Никосу Анастасиадису, заверив его, что даже если соглашение с Турцией будет достигнуто, оно не пойдет в ущерб израильско-кипрским отношениям, сообщает «Гаарец».

Выступая на совещании фракции «Ликуда» в Кнессете, Нетанияху подчеркнул, что на текущий момент никаких договоренностей с Турцией нет. По словам премьера, между Иерусалимом и Анкарой поддерживаются постоянные контакты, однако подвижек по ключевым вопросам, включая требование Израиля ограничить деятельность ХАМАСа в Турции и требование Турции снять блокаду Газы, не наблюдается.

Напомним, что в последние годы Израиль наладил близкие отношения с властями Греции и Кипра, как в сфере безопасности, так и в сфере разработки совместных инфраструктур (газ, электроэнергия). 28 января 2016 года в Никосии должна состояться встреча лидеров трех стран. (newsru.co.il)

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «С кем вы, господин президент?».

Встреча президента Обамы и президента Ривлина в Белом доме выглядела полной идиллией. Обама и Ривлин зажигали ханукальную свечу, обменивались мнениями, обсуждали американо-израильские отношения, вопросы безопасности и региональные проблемы, обменивались комплиментами. Президент США оценил проявляемую его коллегой толерантность и «равное и справедливое отношение ко всем гражданам Израиля».

Ривлин, со своей стороны, поблагодарил Вашингтон за помощь от имени израильского народа. Его пресс-служба особо отметила, что американский президент призвал Аббаса осудить террор против израильтян. Одним словом, визит прошел в атмосфере единодушия, разительно отличаясь от переговоров между Обамой и израильским премьером Нетанияху. Да и все высказывания Ривлина, сделанные им во время и до поездки в Америку, звучали так, что хозяин Белого дома мог бы подписаться под ними обеими руками.

Означает ли это, что президент Израиля заискивает перед своим американским коллегой и говорит лишь то, что заведомо ему понравится? Многие бывшие товарищи по партии обвиняют Ривлина в двуличии. Но на сей раз он вряд ли кривит душой. По многим вопросам его позиция действительно совпадает с мнением Обамы и многих других западных политиков.
В своей недавней статье в Washington Post президент Израиля пишет, что его страна должна приложить все усилия, чтобы сделать лучше жизнь палестинцев и снизить уровень взаимной ненависти. Эти слова — просто бальзам на душу международных миротворцев. И хотя по сути они верны и справедливы, но сегодня, в условиях непрекращающегося террора, они укрепляют позицию тех, кто считает Израиль виновным в эскалации насилия. В то время как глава правительства, посол Израиля в ООН и другие государственные деятели пытаются объяснить международному сообществу, что экстремисты ведут войну на уничтожение Израиля, президент подвергает критике недостаточно «миролюбивую» политику своего государства. Возможность выступить перед американской аудиторией он использовал не для того, чтобы представить ей нашу реальность с ежедневными терактами, а для пожеланий Израилю пойти навстречу палестинцам, даже если это не приведет к политическим изменениям.

Ривлин уже давно видит себя неким высшим моральным авторитетом, который стоит над правительством с его якобы сиюминутными и однобокими интересами. Порой он даже ставит себя выше всего народа. Так, после поджога дома в арабской деревне, где погиб маленький ребенок, он пафосно заявил, что ему «стыдно за свой народ», который «выбрал путь террора». Ответом было возмущение десятков тысяч израильтян, которые напомнили президенту, что вина евреев в трагедии пока еще не доказана и что большая часть общества не поддерживает еврейских экстремистов. В интернете прошла кампания под лозунгом: «Господин Ривлин, вы не мой президент!». Но этих возражений международных общественность не заметила, а вот слова президента прозвучали на весь мир.

В Израиле всем известно, что должность президента — символическая и представительская. Внешнюю политику определяют глава правительства и министр иностранных дел. В данный момент их позиции полностью совпадают, поскольку оба поста занимает Нетанияху, и взаимопонимания между ним и Обамой гораздо меньше, чем между Обамой и Ривлином.
Учитывая минимальное влияние Ривлина, на его заявления можно было бы вообще не обращать внимания. Но международное сообщество видит в нем первое лицо государства. Можно отложить в сторону споры, кто более прав — Ривлин или Нетанияху и кто из них выражает точку зрения большинства израильтян. Но сам по себе факт косвенных нападок президента на правительство выглядит, мягко говоря, некрасиво. Ривлин демонстрирует всему миру, что в Израиле, помимо упрямого Биби и его «правого-радикального» правительства, есть «умеренные» круги, с которыми можно договориться. Нужно только дождаться прихода во власть единомышленников Ривлина, и еврейское государство выполнит все требования международных миротворцев и условия палестинских лидеров.

Возможно, президент думает, что таким образом смягчает жесткий подход Запада к современному Израилю — мол, страна не виновата, виноваты ее временные руководители. Но на самом деле обвинения только усиливают международный курс на изоляцию Израиля. Ведь все бойкоты и санкции преследуют цель добиться изменения политической стратегии либо смены власти в Израиле. Да, в Израиле есть люди, которые придерживаются и таких взглядов, как Ривлин, и более левых. Но никто из них не обладает полномочиями говорить от имени государства — какими обладает и пользуется президент.
Ривлин был не первым, кто пытался противопоставить себя правительству и сформировать альтернативный имидж израильского руководства. До него этого настойчиво делал Шимон Перес, используя свою известность и авторитет в международных кругах. Реувен Ривлин, не обладая популярностью Переса, пытается завоевать западную аудиторию своей подчеркнутой скромностью — например, путешествуя экономическим классом в самолетах и запросто общаясь с другими пассажирами. Но даже Пересу не удалось представить миру политику Израиля под другим углом — не говоря уж о том, чтобы изменить ее. А ведь его реноме миротворца закреплено еще соглашениями Осло и Нобелевской премией. Что до Ривлина, то его призывов к толерантности и мирному сосуществованию никто не слышал в период затишья, когда они были более актуальны, чем сейчас. Очевидно, что господин Ривлин пытается заработать очки на критическом отношении Запада к Нетанияху и его правительству. Его поведение — еще один фактор в пользу отмены института президентства в Израиле.
Он умеет произносить правильные слова, хотя в прошлом не сделал ничего, чтобы изменить реальность в соответствии со своим видением. «Такие шаги мы должны были предпринять ещё вчера», — отметил Ривлин. Вчера — да; но не сегодня. (mignews.com)

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью израильского общественного деятеля и публициста Александра Непомнящего, под заголовком «Что газ чудотворный делает».

Многим израильтянам пока еще трудно осознать, что в изменяющемся мире внешнеполитические отношения еврейского государства с другими странами все больше определяются не столько теряющим на глазах актуальность конфликтом с палестинскими арабами, сколько растущими технологическими и экономическими возможностями Израиля.
В последних числах ноября Израиль посетил премьер-министр Греции Алекс Ципрас, возглавляющий крайне левую греческую партию «Синаспизмос», наследницу просоветской компартии Греции и являющуюся ядром правящей в стране коалиции СИРИЗА, включающей социалистов, коммунистов, троцкистов, маоистов и тому подобных радикалов.
С тех пор, как в начале года левые радикалы получили половину мест в греческом парламенте, а Ципрас возглавил правительство, в Израиле были убеждены, что одним дружественным соседом стало меньше.

Греция традиционно поддерживала арабов и достаточно враждебно относилась к Израилю. Изменения произошли к концу первого десятилетия нового века, когда премьер-министру Нетанияху удалось выстроить теплые личные отношения с тогдашним премьером страны социалистом Георгиосом Папандреу, а затем и его более правыми и либеральными преемниками. Дипломатическому прогрессу способствовало также резкое ухудшение отношений между Иерусалимом и Анкарой (после турецкой провокации с рейдом «Мави мармара» в сторону сектора Газа), сказавшееся, в свою очередь, на возросшем потоке в Грецию израильских туристов.

С приходом к власти Ципраса, в окружении которого числятся и участники провокационных попыток рейда в Газу, можно было предположить, что сотрудничеству придет конец. Тем не менее, новый премьер сохранил тесные связи между странами, в том числе и в военной области, включая совместные воздушные маневры. Более того, Греция — одна из немногих европейских стран, демонстративно отказавшихся выполнять рекомендацию ЕС и маркировать продукцию еврейских поселений.

О продолжении военного сотрудничества и развитии израильского туризма в Грецию, который, к слову, увеличился в 6 раз за последние 5 лет, достигнув 350 тысяч человек в год, говорил Ципрас и во время своего недавнего посещения Израиля.
Однако главной темой его ноябрьского визита и, скорее всего, объяснением его подчеркнутого дружелюбия к еврейскому государству стало обсуждение энергетических перспектив, связанных с будущей возможностью израильского экспорта газа в Европу.

Еще за две недели до визита Ципраса в Иерусалиме побывал кипрский президент Никос Анастазиадис. Его встреча с Нетанияху стала уже третьей за последние полгода и главным предметом обсуждения (так же, как и с греческим премьером) было укрепление энергетического сотрудничества. Как сообщил Ципрас после встречи с Нетанияху, в январе на Кипре намечен трехсторонний саммит лидеров Израиля, Греции и Кипра, который будет сосредоточен именно на этом вопросе — совместном освоении запасов газа, расположенных в шельфе восточного Средиземноморья.
И греки, и киприоты крайне заинтересованы в том, чтобы газ из месторождений, найденных в исключительной экономической зоне Израиля, в первую очередь в «Левиафане», был подключен к их инфраструктуре.
Вообще, экспорт израильского газа в Европу может происходить по нескольким направлениям: через Турцию, через Кипр, а затем Грецию, или через Египет. В последнем случае два мощных газоперерабатывающих завода в Западном Египте, принадлежащих британской British Gas и испанской Union Fenosa Gas, сжижали бы газ, чтобы затем отправлять его в Европу танкерами.

Буквально в эти дни стало известно, что и турецкие представители активно лоббируют в Израиле газовый вопрос. Резкое ухудшение отношений с Россией поставило перед турками вопрос о поиске альтернативных вариантов импорта газа. На Иран, отношения с которым испортились из-за разрастающегося суннито-шиитского конфликта и введения турецких войск в северный Ирак, у турок особых надежд нет. Нет их и на Египет, правительство которого является заклятым врагом «Братьев-мусульман», поддерживаемых Эрдоганом, чья «Партия справедливости и развития», по сути, является турецким филиалом этого движения. Как меньшее из всех зол у турок остается Израиль. При этом, похоже, еще более важной кажется им перспектива возможной прокладки израильского газопровода в Европу через Турцию.

Спустя несколько дней после визита Ципраса в Иерусалим в Афины прибыл президент Египта Абдул-Фаттах ас-Сиси.
Еще в феврале Египет подписал с Кипром меморандум о том, что эксплуатация газовых ресурсов острова, найденных в 12-м блоке месторождения «Афродита» в исключительной экономической зоне страны, будет осуществляться с использованием египетской газовой инфраструктуры по сжижению газа. А в конце лета итальянская компания «Эни» обнаружила на шельфе в египетском секторе Средиземного моря огромное месторождение газа «Зохр», возможно, превышающее по своим запасам «Левиафан» в два раза, и, таким образом, ставшее крупнейшим из всех открытых до сих пор в Средиземном море.
Теперь в Афинах Ципрас, ас-Сиси и прибывший в греческую столицу с Кипра Анастазиадис на тройственной встрече сообщили о намерении сотрудничать в транспортировке газа на европейские рынки.

На днях египетские государственные энергетические корпорации EGPC и EGAS проиграли в международном арбитражном суде по иску израильской Электрической компании и должны будут заплатить ей 1,76 миллиарда долларов в качестве компенсации ущерба за прекращение поставок газа Израилю после прихода к власти в Египте «Братьев-мусульман» в 2011 году. Одновременно, поскольку прежние собственные запасы газа в Египте истощены, а использование недавно обнаруженных месторождений требует еще немалых инвестиций, они ведут сложные переговоры с израильскими газовыми компаниями, добиваясь для себя более выгодных условий.

Но похоже, что главное для египтян — убедить Израиль отправлять экспортируемый газ к ним для сжижения и последующей отправки на европейские рынки. Не потому ли, расчищая поле отношений с Израилем, Египет именно сейчас согласился провести «сделку по обмену заключенными», освободив израильского бедуина Уду Тарабина, обвиненного в разведывательной деятельности в пользу Израиля и просидевшего в египетской тюрьме 15 лет?

Возможно, Ципрас тоже заинтересован в отправке израильского газа в Египет, что могло бы в итоге обеспечить больше контрактов на перевоз сжиженного газа в Европу для флота греческих танкеров. Но главное, грекам важно, чтобы израильский, а в будущем и египетский газ поступал в Европу именно через Грецию, поскольку под такое количество идущего через них газа будет значительно проще привлечь инвестиции для строительства необходимой инфраструктуры.
Одним словом, Египет, Греция и Кипр — все три страны, чья экономика в последние годы, мягко говоря, пришла в плачевное состояние, возлагают огромные надежды на то, что им удастся в ближайшее время поправить свои дела за счет экспорта газа в Европу.

При этом сильный Израиль со своими уже найденными и разработанными запасами является для них скорее конкурентом, но конкурентом, которого все равно не под силу обойти, а потому гораздо выгоднее принять в свой консорциум.
В этом вопросе их главным оппонентом становится Турция, добивающаяся прокладки газопровода по своей территории, и к которой у каждой из этих трех стран имеются свои идеологические, политические и территориальные счеты.
Зато Россия, сконцентрировавшая значительную военную силу в восточном Средиземноморье, и потому тоже ставшая региональным фактором, является союзником. Не только из-за ссоры с Турцией и оттого, что поддерживает греческого лидера, находясь также в тесных отношениях с президентами Кипра и Египта. А потому, что все связанное с поставками газа в Европу является для России сферой особого интереса, и в Москве явно предпочитают, чтобы южный газопровод в Европу шел бы через ее друзей.

Учитывая все эти расклады, Израиль, по мере развития событий, может и должен грамотно использовать их для достижения своих собственных геополитических интересов. Уже сейчас, по мере неуклонного продвижения правительством Нетанияху газового соглашения, регулирующего разделение будущих прибылей между государством и добывающими компаниями и открывающего возможность для экспорта газа, Израиль начинает пожинать первые политические дивиденды, которыми, по сути дела, и являются дружественность Греции и Кипра, а также сдержанная прагматичная позиция Египта, подтверждающие открывающиеся возможности. Главным же препятствием на этом пути стали бюрократические проволочки, сопротивление левой оппозиции и популизм отдельных подыгрывающих ей чиновников и министров.

Оппозицией движет даже не столько идеологические установки в стиле булгаковского Шарикова («все отнять и поделить»), сколько неготовность смириться с экономическим успехом правительства Нетанияху, способного достичь благодаря продаже газа не только экономического, но и политического успеха. На фоне всех открывающихся перспектив повышения израильского регионального статуса попытки затянуть или вовсе сорвать газовые соглашения и таким образом торпедировать экспорт газа выглядят как диверсия против интересов государства. Но, увы, окончание этого фарса пока далеко от завершения.

Процесс формирования газового соглашения тянется в Израиле уже несколько лет. Сначала это была комиссия Шишинского в 2010 году, увеличившая государственную часть в доходах, потом комиссия Цемаха в 2011-м, ограничившая долю газа, идущего на экспорт. Каждый раз государство фактически пересматривало достигнутые прежде договоренности, подрывая тем самым доверие к себе со стороны частных инвесторов и компаний. На прошлой неделе премьер-министр Нетанияху, выступая в экономической комиссии Кнессета, предостерег от ситуации, в которой «Израиль останется и без конкуренции, и без энергетической безопасности, и без месторождений, и без возможности экспорта». «Бесконечное вмешательство государства наносит ущерб экономической репутации Израиля, и не только в области энергетики», — заметил он.

Для иллюстрации уровня аргументации его оппонентов достаточно привести слова главы оппозиции Ицхака Герцога, возразившего на слова Нетанияху о том, что «экономика растет благодаря частному сектору» заявлением: «двигатель экономики — мир». На этой неделе премьер получит письменное решение экономической комиссии Кнессета, призывающее благодаря оппозиции «не утверждать пакет», но имеющее исключительно рекомендательный характер, после чего сможет подписать подготовленный правительством проект газовой регуляции.

Однако вслед за тем, скорее всего, оппозицией будет подана петиция в Верховный суд, и поэтому надеяться на то, что эпопея с подрывом стратегических интересов Израиля завершится в скором времени, пока еще рано. (9tv.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/12/22/kak-menshee-iz-vseh-zol-u-turok-ostaetsya-izrail-izrail-v-fokuse
Опубликовано 22 декабря 2015 в 15:44
Все новости

05.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами