• USD 63.83 -0.15
  • EUR 68.12 -0.01
  • BRENT 54.12 +0.33%

Грузия и новый «Шелковый путь»: причем здесь Каспийская флотилия России?

О Великом Шелковом пути знает каждый, кто учился в средней школе. В древности это была единственная магистраль, соединяющая Восток с Западом, по которой шел интенсивный обмен материальными, культурными и религиозными ценностями. Через две тысячи лет этот проект вновь обрел актуальность. Еще в середине девяностых годов на реализацию этой идеи много сил потратил тогдашний руководитель Грузии Эдуард Шевардандзе.

И вот несколько дней назад в Тбилиси прибыл первый поезд из Китая с грузом контейнеров, который отправится дальше в Турцию по Трансазиатско-кавказскому транспортному коридору. На железнодорожной станции Тбилиси-Централь состав встретил премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили, который выразил радость по поводу этого события, и отметил глубокую символику того факта, что поезд был украшен флагами Грузии, Казахстана, Азербайджана, Турции и ЕС.

Факт действительно символичный, так как поезд не нес на себе российского флага — этот железнодорожный маршрут идет в обход России.

Могучая экономика КНР выбрасывает на мировой рынок сотни миллионов тон грузов, и поэтому активная борьба за китайский транзит неизбежна. Сам Китай тоже не остается в стороне от этого процесса и для финансирования инфраструктурных проектов создал Фонд «Шелковый путь» с капиталом в $ 40 млрд, причем явно проявляет заинтересованность в создании альтернативных путей. Он не просто думает об использовании наряду с морскими путями маршрутов по суше, но и заботится об их своевременной диверсификации.

У Китая есть в лице России достаточно надежный партнер, который, опираясь на Транссибирскую и Байкало-Амурскую магистрали, способен доставлять грузы в Европу. Но, очевидно, что мудрость, накопленная за тысячелетия, не позволяет Китаю складывать все яйца в одну корзину. Так возникает южный вариант, идущий в Европу через Среднюю Азию, Южный Кавказ и Турцию. Грузы из Западного Китая идут к Каспию, где действуют паромные переправы. Восемь паромов обслуживают линию Баку-Туркменбаши (бывший Красноводск), другая линия связывает азербайджанский порт с казахстанским Актау. Из Баку грузы идут на Тбилиси, откуда отправляются в порт города Поти, где пересекут уже Черное море на паромах.

Ираклий Гарибашвили в своем выступлении отметил, что новый путь значительно сокращает сроки доставки грузов и делает перевозки гораздо дешевле.

«Мы можем в беспрецедентно короткие сроки, за 8−10 дней, принять грузы в Грузии, затем за 3−5 дней — в разных странах Европы. „Шелковый путь“ — это дешевый и кратчайший путь, в пять раз уменьшенный путь из Азии в Европу. Наша страна представляет часть кратчайшего маршрута, и этот маршрут дает нам дополнительный шанс стать одним из важнейших участников мировых экономических событий. „Шелковый путь“ — это дополнительный импульс для размещенных в одном поясе стран-партнеров для углубления политических, культурных, экономических отношений. Верю, что этот проект принесет в нашу страну больше инвестиций, больше занятости и благополучия. Верю, что посредством „Шелкового пути“ Грузия станет мультирегиональным центром, который свяжет Европу, Восточную Азию, Индию, Центральную Азию и Средний Восток», — заявил Ираклий Гарибашвили.

Здесь надо заметить, что экономическая целесообразность проекта далеко не однозначна. Сухопутным путем груз добирается к пункту назначения за две недели, когда на перевозки морем уходит 5−7 недель, но дело в том, что доставка контейнера по морю обходится в три тысячи долларов, а сухопутным путем в девять. Тем более, что южный коридор все равно не обходится без морских перевозок, так как пересекает Каспийское и Черное моря. Контейнеры приходится многократно перегружать с морского транспорта на железнодорожный и автомобильный.

Для успешной реализации этого проекта чрезвычайно важна степень готовности конкретных участников. В этом плане безусловным лидером является Казахстан. Еще в прошлом году его президент Нурсултан Назарбаев, учитывая долгосрочный процесс падения цен на энергоносители, обратил особое внимание на развитие транспортной инфраструктуры. В Алма-Атинской области вблизи от китайской границы создали хаб в Хоргосе и провели глубокую модернизацию порта в Актау. Результаты этой дальновидной политики налицо — грузооборот Актау достиг 14 миллиардов тонн, что почти в два раза больше суммарного оборота российских портов на Каспии. Казахстан заметно развил железные дороги причем, конкурируя с Россией, не отказывается от сотрудничества с ней.

Если в прошлом году через Казахстан в Европу отправилась сотня железнодорожных составов, то за восемь месяцев 2015 года эта цифра увеличилась втрое.

На этом фоне Россия заметно отстает от Казахстана, хотя еще десять лет назад активно обсуждала перспективы логистики китайских грузов, собираясь перевозить миллионы контейнеров. Однако серьезных инвестиций даже в благополучные годы, когда цены на нефть стояли на очень высоком уровне, сделано не было. Северная ветка должна была соединить Китай с портами Ленинградской области. Сделать это не поздно и сейчас.

В принципе существующий уже двадцать лет проект ТРАСЕКА с самого начала был направлен против России, но тогда у нее были прекрасные отношения с Турцией, Азербайджан был вынужден учитывая это обстоятельство и наличие карабахской проблемы, считаться с российскими интересами. Грузия сама по себе особого влияния оказывать не могла.

Сегодня ситуация кардинально изменилась. Между Россией и Турцией возникла острейшая конфронтация. Азербайджан заявил о том, что полностью поддержит Турцию. Немалая экономическая выгода может повлиять и на позицию даже такого надежного союзника и партнера, как Казахстан.

В этой ситуации в самом выгодном положении оказывается Китай. Наличие альтернативных путей дает ему больше преимущество перед странами — транзитерами, потому что они от КНР зависят в большей степени, нежели она от них. Тем более, что «Южный коридор» в значительной степени усилит китайское влияние во всем обширном регионе.

Главным недостатком южного направления продолжает оставаться политическая нестабильность. Авторитарные режимы республик Средней Азии и Азербайджана постоянно должны учитывать вероятность социального взрыва и наличие внутренней оппозиции. С усилением исламистского фундаментализма, деятельности ИГИЛ и других террористических группировок эта опасность достаточно высока.

На Южном Кавказе находятся в состоянии замороженного военного конфликта из-за Нагорного Карабаха Армения и Азербайджан. В Грузии наличествует внутренняя нестабильность, а также замороженный конфликт с мятежными автономиями, которые объявили себя независимыми государствами и были признаны Россией и рядом других стран.

Не может похвастаться политической стабильностью Турция, чьи Вооруженные силы ведут боевые действия против курдов у себя в стране, и периодически вторгаются то в Сирию, то в Иран.

В этом плане российский маршрут выглядит надежнее.

История убедительно доказала, что на Великий «Шелковый путь», как на важную транспортную артерию, всегда пытался влиять тот, кто имел такую возможность. Так персы, а затем арабы в свое время пытались изолировать римлян и их преемников — византийцев, блокируя торговые пути.

Россия успешно воюет с терроризмом в Сирии, но один боевой эпизод ее деятельности помимо удивления и восхищения, вызвал и некоторое недоумение. Зачем при наличии мощной флотской и воздушной группировок в Сирии ей понадобился ракетный удар по позициям ИГИЛ из акватории Каспийского моря? Как бы то ни было теперь все знают, кто является доминирующей военной силой на Каспии. А нынешняя Россия никому не позволит безнаказанно посягать на ее интересы. Это обстоятельство должны учитывать все.

Ираклий Чхеидзе, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/12/21/gruziya-i-novyy-shelkovyy-put-prichem-zdes-kaspiyskiy-flot-rossii
Опубликовано 21 декабря 2015 в 12:09
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами