• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Декабристы: страшно далекие от России

В декабре 2015 года исполняется 190 лет со дня восстания декабристов в России. Благодаря В.И.Ленину, который рассматривал восстание декабристов как первое революционное выступление в России и как один из этапов развития революционной идеи, проявившей себя в полной мере в большевистской революции 1917 года, это событие приобрело особую важность в советской исторической науке.

В контексте советской идеологии восстание декабристов неизбежно обросло элементами мифологии, которая представляла организаторов восстания как борцов, отдавших свою жизнь за идеалы освобождения простого народа. В действительности же течение декабристов было результатом куда более сложного переплетения идейных, политических и исторических тенденций. История возникновения течения декабристов неразрывно связано с европейскими идеологическими влияниями, которые восходят к Великой французской революции и стоявшей за ней политическими идеями либерализма, породившими первую современную диктатуру якобинцев и первого современного политического лидера с планами мирового господства — Наполеона.

К началу XIX в. влияние французской культуры на высшие классы России было столь значительным, что русский консерватор А.С. Шишков подверг его уничижительной критике как «галломанию». Поэт К.Н. Батюшков сочинил по поводу галломании иронические строки: «Налейте мне еще шампанского стакан, я сердцем славянин — желудком галломан!». Галломания распространялась в России с первой трети XVIII в. в связи с модой на французское Просвещение и идеи его ведущих представителей — Вольтера, Монтескье и Руссо. Эти же идеи послужили основой для формирования идеологии Великой французской революции, лидеры которой мечтали о разрушении всех классических монархических форм европейского политического порядка. Вместе с модой на французский язык, философию и литературу в России распространялись идеи франкмасонов и масонские ложи по французскому образцу.

К началу XIX вв. в большинстве европейских стран, кроме Англии, масонские ложи попали под запрет как политические организации, занимающиеся подрывной деятельностью. В России масонские организации запретили лишь в 1822 году. Однако за несколько лет до этого по масонскому образцу были созданы несколько организаций, которые запустили подготовку восстания декабристов. Одна из этих тайных организаций, «Орден русских рыцарей», была создана по инициативе генералов М.Ф.Орлова и М.А.Дмитриева-Мамонова в 1815 г. (по другим сведениям — в 1812 г.). Название организации напоминает названия масонских лож, создававшихся во Франции по шотландскому уставу, предполагавшему наличие высших «рыцарских» степеней посвящения, которые привлекали аристократию тем, что связывали масонство с крестовыми походами и рыцарскими орденами средневековья. Так, например, в 1754 г. в Париже была создана масонская ложа «Рыцари Востока». Структура «Ордена русских рыцарей» также воспроизводила иерархию масонских организаций с делением на высший «внутренний орден» и низший «внешний орден».

Использование масонства как основной формы декабристских организаций было связано не только со стремлением перенять проверенный опыт европейских тайных политических обществ. Принадлежность к масонству открывало широкие возможности взаимодействия с другими масонскими организациями, которые были распространены по всей Европе. Идеология «Ордена русских рыцарей», который видел себя в качестве своеобразного русского ордена Тамплиеров, в первую очередь, включала политические идеи, отраженные в либерализме XVIII века. Однако масонство в начале XIX в. было, прежде всего, формой политический организации, за которой могли скрываться как либеральные, так и консервативные идеи. Именно такую смесь либеральных и консервативных идей предлагало учение «внутреннего ордена». С одной стороны, в духе либерализма «русские рыцари» требовали ограничения самодержавной власти и учреждения Сената из дворян, призванного выполнять парламентские функции. Либеральные меры также включали упразднение крепостного права, дарование купцам дворянства за создание крупных коммерческих предприятий в Сибири, книгопечатание без цензуры, улучшение положения солдат, возможность жаловаться на притеснения губернских начальств, учреждение торговой компании для Китая, для Японии и Сибири и т. д. С другой стороны, учение «внутреннего ордена» включало чисто консервативные и патриотические задачи, направленные на укрепление мощи российского государства: отстранение от власти или уничтожение иностранцев, занимающих государственные посты, упразднение ордена Иезуитов и их школ в России, ликвидацию Королевства Польского и включение всей Польши в российские губернии, присоединение Венгрии, Сербии и всех славянских народов к России, изгнание турок из Европы и восстановление греческих республик под протекторатом России. Эти патриотические идеи, по-видимому, были призваны привлечь в организацию тех офицеров, которые еще не до конца прониклись либеральным духом Просвещения.

Еще одна тайная организация по образцу масонских лож, «Союз спасения», была создана в 1816 г. из членов двух организаций «Священная артель» и «Семеновская артель». Название «артель» указывает на типично масонский ремесленный символизм. В состав «Союза спасения» входили будущие руководители восстания П.И. Пестель и С.И. Муравьев-Апостол. Структура организации воспроизводила классическую систему трех степеней масонской ложи (ученики — подмастерья — мастера), но с русскими названиями (братья — мужья — бояре). У этой организации уже была чисто либеральная программа, предполагавшие установление конституционной монархии, отмену крепостного права, просвещение народа, борьбу за соблюдение прав и свобод и т. д. Члены этого общества — декабристы М.С. Лунин и И.Д. Якушкин, выдвигали идею убийства царя как способ начала политических преобразований.

«Союз спасения» и «Орден русских рыцарей» в 1818 г. объединились в «Союз благоденствия», более многочисленное и влиятельное тайное общество, активно пропагандировавшее либеральные идеи. Устав общества был издан как «Зеленая книга», на обложке которого был изображен масонский символ древнеегипетского происхождения — улей и пчелы, имеющий разнообразные интерпретации. Среди прочего, улей символизирует масонскую ложу и организованность, а пчелы — систематические усилия, трудолюбие, бессмертие и возрождение Примечательно, что пчела была одним из любимых масонских символов Наполеона Бонапарта (посвящен в масоны в 1798 г.), который он также считал символом Меровингов — первых французских королей. Зеленый цвет устава был выбран не случайно: в масонстве он символизирует победу. Для рядовых членов Устав предлагал в качестве основных задач тайного общества просвещение народа и улучшение государства. Преобразования предполагали практическую задачу внедрения членов общества в систему государственного управления и получения контроля над образовательными учреждениями с целью изменения общественного сознания. Тайная часть Устава предполагала отмену крепостничества и установление конституционной монархии.

В 1821 году на основе «Союза благоденствия» было создано две новые крупные организации — «Южное общество» в Киеве и «Северное общество» в Петербурге. Программа «Южного общества» была выражена в «Русской правде» Павла Пестеля, которая, несмотря на название, целиком проникнута совсем не русскими радикальными республиканскими идеями в духе Робеспьера. Развитие декабристских идей демонстрирует полный отход от консервативных элементов, которые еще были в программе «Ордена русских рыцарей», и их замену принципами радикального либерализма. Пестель и ранее выдвигал идею временной диктатуры, которая получила широкое распространение во Франции в виде различных теорий «просвещенной диктатуры» и отразилась в кровавой практике диктатуры якобинцев.

Пестель считал, что Россия должна стать республикой «единой и неделимой» (выражение якобинцев) — то есть унитарным государством по французскому образцу. Стоит отметить, что на унитаризацию, предполагавшую ломку всей системы исторически сложившегося территориального деления, сто лет спустя не пошли даже большевики. Трудно даже представить, к каким разрушительным последствиям привела бы попытка превратить огромную Российскую империю в унитарное государство. Несомненно, однако, что Пестеля и его сторонников не пугали возможные кровавые последствия таких политических шагов, которые реально могли осуществляться только централизованной и беспощадной диктатурой. Как глава «Южного общества», Пестель вступил в переговоры с представителем польского «Патриотического общества» князем Яблоновским. Революционные преобразования Пестеля предполагали предоставление независимости Польше и передачу ей части российских территорий — Литвы, Подолии, Волыни и Малороссии. Эта мера могла подорвать не только российскую государственность, но и европейский политический порядок, что соответствовало общим задачам международных либерально-националистических течений XIX века.

Экономическая программа «Русской правды» предполагала передачу половины земель крестьянам в общинную собственность. Вторая половина, остававшаяся в собственности помещиков, должна была сдаваться в аренду фермерам-капиталистам для организации крупных хозяйств с использованием наемного труда. Политически это означало укрепление буржуазии как опоры нового политического порядка по образцу европейских преобразований. Сословия должны были быть ликвидированы, а все народы России, в духе унитарного государства, должны были стать единым народом — то есть нацией по якобинскому образцу с принудительным уничтожением этнических, религиозных и культурных различий.

Более умеренные преобразования предлагал программный документ «Северного общества» под названием «Конституция», составленный Никитой Муравьёвым. Вместо республики, предложенной Пестелем, вводилась конституционная монархия. В качестве формы территориального устройства предлагалась федерация из 13 держав и 2 областей, которая сразу же наводит на ассоциации с 13 штатами, которые послужили основой для создания США. По американскому образцу вводилось разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Законодательным органом должен был стать двухпалатный парламент («Народное вече»), избиравшийся на основе имущественного ценза. Исполнительная власть принадлежала императору, который больше напоминал неперизбираемого президента и имел совсем не монарший статус «верховного чиновника» с большим годовым жалованием. Вводились либеральные принципы «равенства перед законом» и «свободы слова». Крепостное право отменялось, однако земля оставалась во владении помещиков.

Если Пестель ориентировался на французскую модель централизованного государства, то проект Муравьёва был вариацией на тему государственного устройства США, которые, как и Франция, воспринимались в XIX в. как воплощение идей Просвещения, разума и прогресса. Умеренный проект конституционной монархии Муравьева был отвергнут радикальным крылом «Северного общества» во главе с одним из руководителей восстания 14 декабря 1825 г. К.Ф. Рылеевым в пользу проекта Пестеля, содержавшего идеи, близкие к якобинству.

Нерешенные споры по поводу будущих политических преобразований привели к появлению накануне восстания ещё одного программного документа под названием «Манифест к русскому народу». Главным требованием документа, помимо объявления ряда либеральных свобод, была передача власти временной диктатуре, которая была призвана провести дальнейшие политические преобразования. Таким образом, в конечном счёте, среди декабристов одержали верх чисто якобинские идеи «временной» революционной диктатуры с неограниченными полномочиями, последствия которой были хорошо известны по опыту диктатуры Великой французской революции: масштабный политический террор, уничтожение традиционных социальных институтов и форм самоорганизации, а также крайняя централизация власти в руках диктатора.

Последовательная приверженность декабристов либеральным идеям, масонским формам организации и символам свидетельствует о том, что они принадлежали к обширному революционному либеральному течению, получившему в XIX в. распространение по всей Европе и ориентированному на свержение монархий, разрушение империй и подрыв имперского международного порядка. Парадоксальным образом движение декабристов было создано офицерами, воевавшими против Наполеона как врага России и при этом восхищавшимися наполеоновской Францией, олицетворявшей западные модернистские политические идеи. В начале XIX в. революционные эксперименты Франции или США было невозможно воспроизвести в России по политическим, экономическим, культурным и многим другим причинам. Тем не менее, попытка масштабного практического осуществления утопических планов декабристов могла привести только к одному результату: разрушению России как государства.

По известной оценке Ленина, декабристы были «страшно далеки от народа». К этому можно добавить, что их проекты, пронизанные западными либеральными и масонскими идеями, были «страшно далеки» не только от народа, но и от самой России.

Артур Григорьев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/12/14/dekabristy-strashno-dalekie-ot-rossii
Опубликовано 14 декабря 2015 в 03:54
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами