• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Георгий Асатиани: Грузия между Россией и Турцией

Фото: vestiturkey.com

Инцидент с бомбардировщиком Су-24 не только резко обострил взаимоотношения России и Турции, но и ухудшил политический климат во всем регионе, вызвав опасность обострения ситуации хронических проблем, пребывавших до этого момента в более или менее сбалансированном состоянии.

Грузия, как и все соседи Турции, оказалась в очень не простом положении. С обретением независимости она все годы поддерживала с Турецкой республикой добрососедские отношения. В годы правления Эдуарда Шеварднадзе страна когда лучше, когда хуже, но пыталась проводить многовекторную международную политику, стараясь без особой нужды не обострять отношений с великим северным соседом.

С приходом к власти после очередной «цветной революции» «Единого национального движения» во главе с Михаилом Саакашвили, ситуация резко изменилась. Грузия стала участницей в какой-то степени противоестественного альянса, создав своеобразную ось с Турцией и Азербайджаном.

В общественное сознание начал усиленно внедряться тезис о братстве и дружбе с турецким государством. Успехи официоза на этом направлении были более чем скромные, так как главным препятствием стала историческая память народа, которую трудно или даже невозможно вытравить за два десятилетия. Сложно заставить людей забыть о кровавых нашествиях, тотальном уничтожении и людей и инфраструктуры, о многовековом рабстве.

Симпатии к Турции, как правило, не выходили за пределы правящей элиты, а даже многочисленные гастарбайтеры, вынужденные добывать для себя и своих семей средства на жизнь в Турции, не слишком умиляются воспоминаниями об условиях, в которых им приходится трудиться на территории Турции.

«Грузинская мечта», победившая на волне всенародного возмущения «Единое национальное движение», придя к власти, попыталась вернуться к сбалансированной политике, тем более, что требование нормализации отношений с Россией было одним из главных у их электората.

Новые грузинские власти пытались выполнить это обязательство, но полная политическая зависимость от Запада практически свела эти усилия на нет. «Единое национальное движение» фактически получило индульгенцию на все свои деяния и гарантию неприкосновенности.

К политической зависимости правительства «Грузинской мечты» можно смело прибавить и экономическую зависимость Грузии от Турции и Азербайджана. Она уже приняла настолько неприличные формы, что достаточно простого окрика даже не из Анкары, а из Баку, чтобы грузинские власти поставили крест на любом экономическом проекте, пусть даже выгодном для страны.

Внепарламентская грузинская оппозиция об этом неоднократного говорила, называя вещи своими именами. Турецкие и азербайджанские инвестиции в экономику Грузии достигли такого уровня, что могут дать инвесторам право решающего голоса, что естественно ограничивает грузинский суверенитет. Засилье иностранного капитала уже вызывает значительное недовольство населения, видящего, как в руки соседей переходят рычаги экономического и политического давления.

Сложность положения Грузии в турецко-азербайджанском альянсе имеет и цивилизационную особенность. Сегодня Турция по инициативе своего руководителя Эрдогана открыто провозгласила курс неоосманизма, направленного на восстановление Османской империи.

Идеи пантюркизма, создание Великого Турана от Средиземного моря до берегов Тихого океана, в границах которого под гегемонией османов объединятся все тюркские народы, всегда была голубой мечтой и султанских правителей, и революционных каннибалов — младотурков.

Непреодолимым препятствием на пути создания Великого Турана была Россия сначала в виде Империи, а затем Советского Союза.

Сегодня тело гипотетического государства рассекают две христианские страны — Армения и Грузия. Последней, судя по всему, и суждено стать транзитным коридором для Турции и Азербайджана. Не даром такое значение уделялось железной дороге, прямо соединяющей Баку с Карсом.

Сегодня Грузия может ограничиться ролью коридора, но что будет с ней в будущем, если Эрдогану удастся воплотить идею пантюркизма в жизнь? Будет ли у нее возможность вновь, не опасаясь врагов, цвести в тени своих садов? Найдется ли вновь грань дружеских штыков, за которыми можно будет укрыться? Сегодня вслух такие вопросы не задают, но и не думать об этом не могут.

Уничтожение российского самолета может стать той самой искрой, которая взорвет не только Ближний Восток, но и весь мир. В случае возникновения крупномасштабного военного конфликта у границ Грузии почти невозможно, даже теоретически, просчитать все последствия.

Может быть, поэтому грузинские власти вели себя сверхсдержанно и осторожно. Они почти никак не комментировали это событие, в то время, когда парламентская оппозиция в лице «Единого национального движения» не скрывала своего ликования и радужных надежд. Очевидно, у блока «Грузинская мечта» не могут не возникать вполне обоснованные опасения, что деятели из вашингтонского обкома не в особом восторге от умеренной и взвешенной политики нынешнего грузинского руководства, и у них может возникнуть соблазн в пару с безбашенным Эрдоганом вернуть в Грузию не менее безбашенного Мишико Саакашвили. Этого сегодня никто не может утверждать положительно, но и отрицать не может точно в такой же степени.

Борьба с ДАИШ (ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная в России — ред.) порождает в Грузии и внутренние сложности. Всем хорошо известна и старая проблема, связанная с проживающими в Панкиси этническими чеченцами — кистами или кистинами. Во время чеченских войн боевики здесь залечивали раны, восстанавливали силы и возвращались назад. В свое время именно это послужило основаниям для введения с Грузией визового режима.

Ни для кого не секрет, что сегодня Турция является главным транспортным коридором, по которому ДАИШ получает подкрепление, оружие и боеприпасы, а в обратном направлении вывозит углеводороды и другие ценности. Не секрет и то, что в рядах террористов сражается немало граждан Грузии, занимающих достаточно высокое положение в иерархии «Исламского государства».

Теперь, помимо Панкисского ущелья на авансцену выходит Аджария, где за годы независимости, особенно после изгнания Аслана Абашидзе, турки сумели в значительной степени исламизировать автономную республику. Если за годы Советской власти она мусульманской считалась номинально, то теперь ситуация выглядит совершенно иначе.

Не случайно, что даже избегающая резких политических движений «Грузинская мечта» арестовала в Аджарии несколько человек. Хотя при них были найдены оружие, боеприпасы и специфическая литература, прямого обвинения в принадлежности к ДАИШ им не предъявили.

Есть в Грузии и регион Квемо-Картли, в котором компактно проживает азербайджанское население, ставшее самой многочисленной диаспорой в стране. В подавляющем своем большинстве и особенно среди молодежи эти люди и не скрывают своих симпатий к Турции и Азербайджану.

У древней столицы Грузии — Мцхета, в тени воспетого им храма Джвари стоит памятник М.Ю. Лермонтову. И кто бы мог подумать, что строчки из его великой поэмы через два столетия могут вновь обрести политическую актуальность.

Георгий Асатиани, обозреватель EADaily в Тбилиси

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/12/03/gruziya-mezhdu-rossiey-i-turciey
Опубликовано 3 декабря 2015 в 10:44
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами