• USD 63.06 -0.21
  • EUR 66.81 -0.35
  • BRENT 54.25 +0.66%

Москва и Тегеран работают в тандеме: газовый след турецкого «удара в спину» России

Владимир Путин и аятолла Али Хаменеи. Иллюстрация: ISNA

Сбитый над Сирией российский Су-24, как это ни странно, может быть связан с итогами Третьей встречи Форума стран-экспортёров газа (ФСЭГ) в Тегеране, прошедшей именно 23 ноября и давшей серьёзнейшую пищу для размышлений. В том числе и относительно того, к чему должны готовиться регионы, так или иначе связанные с Россией и Ираном — основными поставщиками природного газа на мировом рынке. Чтобы никого не «мучал» вопрос, причём тут ФСЭГ и Сирия, просто напомним: именно Турция и Катар выступали в 2010−11 гг. застрельщиками прокладывания экспортного газопровода из Персидского залива в Сирию, но, как известно, сирийский президент Башар аль-Асад предпочёл иранский проект газопровода через Ирак с выходом на морское побережье Сирии. А дальнейшее известно всему миру — под предлогом «арабской весны» и «демократизации» Сирия подверглась беспрецедентной террористической агрессии, война не стихает почти 5 лет, около 300 тысяч погибших, многие миллионы беженцев.

«Сирийский проект» Ирана был согласован с Россией, потому что, если верить иранским СМИ, ссылавшимся на данные иранской разведки, посланцы Катара и Саудовской Аравии вплоть до зимних Олимпийских игр в Сочи-2014 пытались повлиять на позиции российского руководства по Сирии и, кстати, в косвенной форме даже угрожали терактами, навязывая Москве свои «услуги» по обеспечению безопасности Игр. Арабский шантаж тогда был отвергнут, а после теракта в отношении российского пассажирского самолета над Синаем ФСБ России всё-таки рассекретила информацию о том, что накануне Сочинских игр была предотвращена попытка аналогичного теракта на пассажирском самолёте.

И вот в Тегеране главы Ирана и России лицом к лицу встретили представителя Катара, выслушали его очередные претензии, подписали свой давно оговоренный пакет важнейших договоров. И на сей раз шантаж одного из вернейших марионеток США не «сыграл» — а Россия и Иран проявили уже не удивительное единодушие. В том числе и по вопросам о привлечении инвестиций в свои газовые сферы и о ценообразовании на газовые поставки. По словам Владимира Путина, не только инвесторы и производители, но и потребители газа должны будут нести ответственность за риски. А это значит — цена на газ в мире, в котором «к 2035−40 гг. глобальные потребности в газе увеличатся на 32% - почти до 5 триллионов кубометров», будет возрастать.

Третья встреча ФСЭГ, который многие не зря часто называют «газовой ОПЕК», хотя не все его участники выступают за создание картеля, стала показателем готовности России и Ирана диктовать свои условия на рынке газа. И, как известно, именно Катар в конце 90-х — начале двухтысячных «по заданию» США сорвал совместные инициативы России, Ирана, Венесуэлы и Алжира в данном направлении. Между тем, хотя это и не связано напрямую с ФСЭГ, 23 ноября Иран задал Западу ещё одну задачу — министр нефти Ирана Бижан Немдар Зангане заявил, что сейчас Организация стран-экспортёров нефти (ОПЕК) добывает больше заявленной квоты, и Иран требует сократить производство, чтобы оставаться в рамках квоты в 30 млн. баррелей в сутки. В то же время это не означает, что Иран готов отказаться от роста добычи. «Вернуться на рынок — наше право», — подчеркнул министр. Он выразил сомнения относительно возможности подписания нового соглашения по квоте на добычу на встрече стран-экспортёров нефти 4 декабря. На предстоящей встрече ОПЕК планируется обсудить вопрос выхода иранской нефти на мировой рынок после снятия международных санкций с Тегерана. Эксперты прогнозируют, что Иран начнет поставлять на рынок дополнительные объёмы нефти уже в 2016 г. И уже 24 ноября Саудовская Аравия поспешила ответить, что готова, мол, участвовать в переговорах по данной повестке дня — соответственно, регистрируется и рост цен на нефть в мире…

Видимо, многие на Западе с сожалением констатировали, что «задумка» США и Великобритании посредством «надавливания» на Россию что-то выторговать (то ли у Тегерана, то ли и у Тегерана, и у Москвы) в вопросе «судьбы Асада» ещё раз провалилась. Впрочем, для этого не нужно было ждать выступлений Путина или его иранского коллеги Хасана Роухани на Третьей встрече ФСЭГ. Достаточно было обратить внимание на заявления Верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи во время встречи с российским лидером — общеизвестно, что Хаменеи редко кого из лидеров государств принимает у себя. Его заявления о том, что Иран не питает иллюзий и ни на йоту не доверяет США, но доверяет России, вполне красноречивы. И вот и ЗРК С-300 ПМУ-2 идут в Иран, а иранская сторона обсуждает с Путиным вопрос о наземной операции иранцев в Сирии. А вот — Иран одобрил российскую идею о создании совместного банка, а Россия изъявила готовность кредитовать Тегеран. После таких новостей Запад и дал злобную отмашку, а турки коварно сбили российский Су-24.

Конечно, взаимоотношения тандема Россия-Иран с Западом на сирийском театре военных действий переживут ещё немало подобных эпизодов. Не меньший интерес вызывает вопрос и о том, что делать странам постсоветского пространства. Заметим — одним из тех, с кем встречался Путин в Тегеране, стал и президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов. Говорили о многом, в том числе и об использовании воздушного пространства над Каспием в рамках операций России в Сирии. Однако явно говорили и о газе. Вспомнилось в связи с этим, что накануне визита президента Азербайджана Ильхама Алиева в Грузию 1-й вице-премьер, министр энергетики этой страны Кахабер Каладзе, комментируя начало переговоров о поставках российского газа с корпорацией «Газпром», заметил, что Азербайджан не имеет возможности поставлять коммерческий газ в Грузию. Заявление грузинского министра имело место сразу после переговоров с министром энергетики Армении Ервандом Захаряном, в ходе которых обсуждались вопросы транзита электроэнергии и возможность газового сотрудничества с Ираном. «Сегодня ситуация с Ираном совсем другая и наши отношения на высоком уровне, — отметил Каладзе. — Грузия в будущем сможет покупать газ у Ирана через Армению и Азербайджан. У нас нет иного выхода. Это долгосрочный проект, мы обсудим его».

Что же касается Азербайджана, то с ним, по словам Каладзе, Грузия не собиралась обсуждать возможную сделку с российским «Газпромом» в рамках визита Алиева. «У Грузии и раньше были отношения с „Газпромом“, у которого мы покупали газ для коммерческих объектов, — отметил Каладзе. — Мы покупаем и сейчас, возможно, будем приобретать и в будущем». На самом деле вопрос поставок газа для Грузии сколь актуален, столь и политизирован. Правительство страны не без оснований полагает, что Азербайджан не обладает достаточными газовыми ресурсами, чтобы обеспечивать «голубым топливом» Грузию, и потому логика подсказывает, что в вопросе получения дополнительных объёмов газа Грузии необходимо сотрудничать с РФ. Грузинская оппозиция же кричит о риске попадания в российские энергетические тиски, что, дескать, повлечет за собой неизбежное усиление российского влияния в Грузии.

И вот предложена некая формула поставок газа из Ирана. Тот же иранский министр Зангане не исключает возможности обеспечения Грузии иранским газом. Любопытно, что Каладзе оказался прав, и Алиев в ходе своего визита в Грузию словом не обмолвился ни о переговорах Грузии с «Газпромом», ни о возможных поставках газа из Ирана. Зато на встрече со своим грузинским коллегой Георгием Маргелашвили Алиев заявил о том, что Азербайджан имеет достаточно природного газа, чтобы снабжать себя, соседей и вообще всю Европу на протяжении ста лет: «Азербайджан имеет большие резервы газа. Даже через 100 лет может снабжать газом не только себя, но и соседей, и Европу». Учитывая, с какой активностью бакинский агитпроп принялся подтверждать чепуху Алиева о «газе для Европы на 100 лет», можно понять, что идеи Каладзе и Зангане, как и факт переговоров Грузии с «Газпромом», обеспокоили не только власти Азербайджана, но и те круги на Западе, которые уже 20 лет спонсирует не просто строительство трубопроводов в Закавказье в сторону Турции, но и, по сути, пытаются окончательно «увести» регион из-под влияния России и Ирана, проложив через Каспий трубу в Туркмению. Ведь не зря именно 24 ноября ведущие западные СМИ констатировали, что, мол, возможно, что когда-нибудь между Москвой и Тегераном возникнут «трения», однако сейчас их отношения цементирует Сирия. Так или иначе, но «цемента» в отношениях РФ и ИРИ и до Сирии было немало — та же Карабахская проблема, в рамках которой Россия и Иран всегда последовательно выступают за сохранение перемирия и продолжение переговорного процесса, или же статус Каспия, вокруг которого тандем Россия-Иран в 2014 г. продавил всеобъемлющее соглашение между всеми прикаспийскими странами об исключении появления военных из внерегиональных государств в акватории Каспия. И конфиденциальные соглашения Москвы и Тегерана по газу — тоже свидетельство надёжности «цемента» в их отношениях, пример — после согласований Иран принял решение строить газопровод в Армению меньшего сечения труб, чем предполагалось изначально, и так далее.

Так что же Грузия? О необходимости закупать газ у Москвы и Тегерана говорит и экс-премьер Грузии Бидзина Иванишвили. 1-й вице-премьер Каладзе уже жёстче выстраивает сроки — он ожидает, что в декабре соглашение с «Газпромом» будет подписано, и это — шаг в сторону диверсификации поставок газа, конечно, за счёт России и Ирана. О необходимости диверсификации высказываются и ведущие грузинские эксперты, в частности, политолог, глава медиахолдинга Georgian Times Малхас Гулашвили. Из этого можно сделать вывод, что, во-первых, в Тбилиси видят стратегическую конъюнктуру момента и не хотят игнорировать союз между Россией и Ираном, помня о том, что именно эти державы являются мировыми лидерами по запасам природного газа. Во-вторых, в Грузии не доверяют победным реляциям Алиева о несметности газовых запасов Азербайджана. Кстати, в рассуждениях грузинских чиновников и политиков нашлось место и для роли Армении. Например, вице-премьер Каладзе прокомментировал и прокладку газопровода через Иран и Армению: «Мы ещё ждём, какие у нас сложатся отношения с Ираном в данном направлении, конечно, если будет возможность, мы обсудим этот вопрос». Но есть проблема — это посол США в Тбилиси Ян Келли, который, вроде бы одобряя стремление Грузии к диверсификации поставок газа, высказал мнение, что Вашингтон обеспокоен тем, что в данном случае альтернативными поставщикам выступают Россия и Иран. А какие еще варианты, господин Келли?

Так или иначе, но ситуация сама ведёт к тому, чтобы Закавказье осознанно дрейфовало в сторону крепких связей с Россией и Ираном, а не заглядывалось в «западные дали». А что и как именно решат Россия и Иран, допустим, с Туркменией и Арменией, дабы обеспечить надёжный топливно-энергетический пул в Закавказье и жёстко его контролировать — видимо, не стоит прогнозировать. В дело может пойти всё — и усовершенствование трубопроводных возможностей Армении с продлением трубы в Грузию, и какие-то схемы своповых поставок, и даже задействование некой части ирано-армянских соглашений в сфере энергетики.

Сергей Шакарянц, политолог (Ереван), специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/11/26/moskva-i-tegeran-rabotayut-v-tandeme-gazovyy-sled-tureckogo-udara-v-spinu-rossii
Опубликовано 26 ноября 2015 в 09:09
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами