• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 53.95

Антон Кривенюк: Экономическое развитие Абхазии зависит от общественного мнения

Фото: abkhaz-project.ru

13 ноября в Сухуме состоится уже шестой по счету российско-абхазский Деловой форум. Прибудет представительная делегация из Министерств экономического развития РФ, Министерства по делам Северного Кавказа, бизнесмены, политики, общественные деятели. С абхазской стороны тоже, разумеется, будет обеспечен самый высокий уровень представительства.

Учитывая, что этот форум шестой по счету, понятно, что мероприятие, ставящее своей целью сблизить российскую и абхазскую бизнес-среду и стимулировать приток российских инвестиций в Абхазию, проводится практически с тех пор, как независимость Абхазии была признана РФ.

Помимо этого форума в разное время были проведены еще десятки разных встреч, круглых столов, конференций, ставящих аналогичные задачи — сделать Абхазию привлекательной для российского бизнеса.

Однако, инвестиций из России почти нет. Дела не идут: абхазская бизнес-среда непрозрачна, для бизнеса непривлекательна, интересных проектов почти нет. Российский же бизнес, который уже стартовал в стране, испытывает разные сложности, кто-то продолжает работать до сих пор, но очень многие покинули Абхазию.

Почему, несмотря на обоюдное желание сотрудничать, а также нередко хорошие личные отношения и громкие слова о дружбе, которые, несомненно, будут произнесены и на Форуме 13 ноября, ничего не получается?

Ответов на этот вопрос может быть много — законы, государственные гарантии и т. д. Но мы постараемся взглянуть на проблему с иной стороны.

Некоторые ответы мы можем получить, проанализировав несколько последних, почти политических кризисов, которые возникали вокруг обсуждения вопросов, связанных с недвижимостью, нефтью и т. д.

В абхазском общественном мнении сложилась своеобразная «оппозиция развитию». Речь идет о людях, с тревогой воспринимающих любые идеи, которые могут изменить экономическую, а значит, и социальную реальность в стране. Это не маргинальная группа людей, это, по сути, сложившаяся идеология в определенной части общества. Эти идеи, назовем их грубо, «изоляционистскими», представлены и в политике, и в среде интеллигенции и т. д.

Есть определенная и объективная почва возникновения «сдержек и противовесов» идеям развития в абхазском обществе. С момента победного для Абхазии окончания войны и до того дня, когда независимость страны была признана Россией, прошло 15 лет. Голодных, бедных, очень сложных, проведенных в блокаде, но эта была целая эпоха. Во-первых, это была эпоха, в течение которой, за исключением последних лет, республикой управлял Владислав Ардзинба, человек с непререкаемым в абхазском обществе авторитетом, которому доверяли. Во-вторых, страна жила в блокаде, и эта, на первом этапе очень жесткая изоляция, отложилась в социальном мышлении и отношении к окружающему миру. Если к этому добавить перманентные страхи маленькой культуры, которая опасается ассимиляции, мы получим каркас идеологии «сопротивления развитию». Потому что развитие это не только инвестиции, это ныне закрытые, либо еще не открытые, как например, Военно-Сухумская дорога, коммуникации. Это другие правила игры в бизнесе, это другой уровень решений в области экономики, и т. д.

Недавняя история с обсуждением вопроса о том, нужно или нет разрешить россиянам покупать недвижимость в Абхазии, очень интересна в этом контексте. С точки зрения любого специалиста, который разбирается в том, как устроен российский и мировой рынок недвижимости, или специалиста, который разбирается в демографии, экономиста, в конце концов — это очень локальный, технологический вопрос. Создать возможность россиянам, как правило, тем, кто и так имеет дела и работу в Абхазии, приобрести, а нередко легализовать уже давно купленное в республике жилье. Понятно, что абхазский рынок не привлекателен для россиян настолько, чтобы тысячи людей бросились скупать в стране дома и квартиры, находящиеся зачастую в очень непривлекательном состоянии. Более того, если говорить о развитии бизнеса и привлечении российских инвестиций, то запрет на приобретение россиянами недвижимости это просто неприятный «пунктик», никем на практике не соблюдаемый номинал, который нужно удалить. Потому что все те, кто приедут на бизнес-форум 13 ноября, сколько бы денег они ни вложили в страну, официально купить себе квартиру в ней не смогут. И высокое абхазское начальство будет в приватных разговорах обещать им «персональный подход» в решении этого вопроса.

Но до того момента, когда начался недавний политический кризис, связанный с демаршем оппозиции, вопрос о продаже недвижимости россиянам был самой обсуждаемой темой в стране. И основной аргумент противников, как бы смешно это ни звучало, заключался в том, что если россиянам разрешить приобретать в стране дома и квартиры, то завтра они скупят всю абхазскую недвижимость, и страна погибнет.

Есть в этой истории и более тонкие нюансы. Не все «оппоненты развития» говорят об угрозах идентичности и культуре. Речь идет еще и о критической слабости государственного механизма в Абхазии. Многие хорошо понимают, что любая бизнес-активность в стране с такой мощной коррупцией как в Абхазии, создаст не столько развитие, сколько проблемы. Но их посыл неверен с другой стороны. Они предлагают сесть и ждать, медленно разрабатывая правила игры ждать смены политического поколения, в общем ждать и что-то иногда делать для того, чтобы когда-нибудь в Абхазии была «хорошая страна».

Но жизнь не ждет. Речь идет не об окружающем мире, который чего-то хочет от Абхазии. Страна сегодня категорически не привлекательна для жизни. Бог бы с ним, с уровнем бытового комфорта, хорошими дорогами и всем прочим. Делать людям в стране нечего. Потому что, если страна отказывается от развития, то, в первую очередь, страна отказывает в развитии своим людям. Не возникает новая среда обитания, не возникают новые сферы применения знаний, нет «интересности» в этой жизни. Но есть прозябание, не нищета в основном, а такая тоскливая, неизбежная бедность. Жизнь, в которой люди, получившие хорошее образование, работают на номинально высоких должностях, но в реальности без любых перспектив роста, интересных проектов, с копеечными зарплатами. Жизнь, в которой люди, имеющие отличные технические навыки, способные работать на производствах, заняты мелким ремонтом по соседям, за что с ними расплачиваются застольем.

Но и это оставим. Главный аргумент противников развития заключается в том, что новое и неопознанное нанесет сокрушительный удар по культуре. Но пока в реальной жизни происходит все наоборот. Люди, не имеющие перспектив для развития в стране, покидают ее. Эти люди забирают с собой семьи, и их дети, несомненно, забудут родной язык в чужой среде.

Люди покидают сельскую местность, потому что у государства, которое не развивается, нет денег, чтобы вдохнуть туда жизнь. Одним словом, отказ от развития, это самый сокрушительный удар по культуре.

Но вернемся к российским инвестициям и развитию вообще. Идеология отказа от развития это, несомненно, плохо. Но игнорировать общественное мнение в абхазских условиях плохо вдвойне. Инвестиции, развитие рынков, открытие новых сфер, возникновение идеологии развития — все это прекрасно, но несомненный плюс абхазской социальной культуры заключается в способности общественного мнения влиять на государство. Поэтому, если власти Абхазии собираются за счет инвестиций добиться развития, то им необходимо не игнорировать, а работать с общественным мнением. Нужно дать ответы на пусть даже гипертрофированные тревоги общественного сознания, и, как сказали бы раньше, показать перспективу. Тогда и дела пойдут вперед. И у Абхазии, и у бизнеса, который собирается в эту страну вкладывать деньги.

Антон Кривенюк специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/11/05/anton-krivenyuk-ekonomicheskoe-razvitie-abhazii-zavisit-ot-obshchestvennogo-mneniya
Опубликовано 5 ноября 2015 в 12:28
Все новости

04.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами