• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.00

Нацизм по-украински: зачем и для кого готовят это «блюдо»?

Президент Порошенко и вице-президент США Джо Байден.

Исторические параллели и аналогии, как правило, сильно хромают. К тому же обязательно найдутся свидетели и очевидцы из предыдущих времен, которые будут с удовольствием обличать вас в самых различных прегрешениях перед историческим процессом. Начиная с того, что движущие силы тогдашних и нынешних событий были совсем-совсем различные. Продолжая тем, что нужно уметь различать старую имперскую захватническую колониальную политику с новейшей борьбой за насаждение гуманистических ценностей истинной демократии. Одним словом, только начни сравнивать — хлопот не оберёшься. Но иногда случаются просто удивительные по своей схожести моменты, которые даже случайным совпадением назвать трудновато. Просто какая-то циничная насмешка Клио да и только…

Вы спросите, а зачем, собственно, и кому нужны эти исторические параллели? Ответ прост и очевиден: конкретно в нашем случае как минимум для того, чтобы в нынешней аналогичной ситуации суметь найти выход. С наименьшими жертвами и потерями.

На кого же мы больше сегодня похожи? В историческом плане.

Та катастрофическая ситуация, в которую с ноября 2013 года внешние игроки упорно и настойчиво, самыми разными способами и средствами продолжают загонять Украину, имеет несколько весьма похожих исторических аналогий.

Первая — Вьетнам начала 60-х. Когда некогда единая страна оказалась ареной столкновения сразу нескольких геополитических интересов. И Вьетнам в 60-е ХХ века, и Украина в веке ХХІ стали жертвами изменения баланса сил в геополитике. Управляемая региональная дестабилизация проходила и во Вьетнаме, и в Украине практически по аналогичному сценарию. Сначала зарубежные игроки установили в стране полностью зависимый режим, главной задачей и условием существования которого становится проецирование нестабильности в направлении геополитического противника. Один почерк, практически одни исторические лекала — в первую очередь, грубейшее вмешательство во внутренние дела независимого государства. Затем — открытая финансовая, политическая, дипломатическая поддержка одной из противоборствующих сторон, которая фактически и создана благодаря этому вмешательству. Циничное и быстрое нарушение международных соглашений. Создание полностью подконтрольного марионеточного режима. Опора на радикалов, на преступные организованные группировки, на представителей других национальных меньшинств. Жёсткая зачистка оппонентов. Начало масштабных карательных операций на региональном уровне. Дальнейшее расширение военных действий на соседние регионы. Начало провокаций против соседних стран. Ввод сначала советников, а затем и регулярных войск США со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это — Южный Вьетнам 60-х. Не правда ли, удивительно много схожего с нынешней Украиной. Разве что внешние заказчики еще не дошли до открытого введения регулярных войск для поддержки киевского режима. До открытого. Пока не дошли…

Есть и другой пример в истории. Не будет большим преувеличением утверждать, что сегодня ход и развитие событий в Украине имеет ещё больше сходных черт с Германией периода т.н. «Веймарской республики» конца 20 — начала 30 годов ХХ века. Разрушенная, уничтоженная и практически умирающая экономика. И там и здесь во многом это последствия войны. Только вот, если Германия перед этим воевала за собственное мировое господство, то зарубежные кукловоды цинично втравили Украину в войну с собственным народом. Может быть, поэтому, реальный экономический крах у нас наступил гораздо быстрее. И последствия его грозят вот-вот стать гораздо более разрушительными, чем в несчастной Веймарской республике. На сегодня даже отлакированные и приглаженные отчёты официальной статистики Украины выглядят устрашающе:

— падение промышленного производства на 18%

— падение объёмов сельхозпродукции — 6%

— падение объёмов строительства — 25%

— снижение реальных доходов населения — 34%

— общие темпы падения ВВП — порядка 30%.

И это даже не по сравнению с ситуацией при «ужасном и кровожадном Януковиче». Это — по сравнению с 2014 годом, когда новая демократическая власть «настоящих компетентных специалистов» только начинала обрушение того, что нарабатывалось, строилось, добывалось, производилось и зарабатывалось совсем не ими.

Примечательно, что даже в таком направлении, которое майданные власти пытались сделать своей безусловной «фишкой» и победой — в сфере торговли со столь прекрасным и вожделенным Европейским Союзом — произошёл крах. Экспорт украинских товаров в ЕС в январе-июле этого года рухнул по сравнению с тем же 2014 на 33,9%. С $ 10,82 миллиарда до $ 7,16 миллиарда. А ведь «преступного режима», что, по словам Яценюка, Порошенко и прочих майдановцев мешал развиваться самой «европейской» Украине, уже давно нет. Что ж так погано всё? Может не в режиме дело, а в чём-то ином?

Конкретный экономический крах. Массовое обнищание населения. Галопирующая инфляция. Всё ускоряющийся рост цен на самые простые продукты питания и стремительно растущие коммунальные платежи. Всё возрастающая безработица.

Что же дальше? А дальше мы можем наблюдать снова-таки, как в «Веймарской республике» тогда и у нас сегодня, процессы политизации и радикализации общества и государства, развивающиеся спринтерскими темпами.

Так, например, Германия того периода за неполных 14 лет своего существования в том, Веймарском, формате, пережила 9 парламентских и трое президентских выборов — почти каждый год какие-то выборы. Фактически каждый года страна переживала очередную предвыборную кампанию со своими митингами, демонстрациями, политическими столкновениями и перманентным противостоянием в обществе и государстве. Страна была искусственным образом разделена по политическим мотивам. Сегодня мы в Украине на своём собственном не очень-то весёлом опыте убеждаемся, что выборы любого масштаба и характера — это в той или иной степени нагнетание социальной агрессивности. Искусственное разделение общества по политическим взглядам и предпочтениям (неотъемлемые спутники любых выборов) — это потенциальная хрупкость самой политической системы современной Украины. Когда же такое разделение происходит в стране по всё учащающейся схеме и с назойливой регулярностью - постепенно нивелируется и сама схема построения власти, и само государство, такую схему использующее.

Иными словами — наступает закономерная «усталость общества», когда люди начинают требовать стабильности. В той Германии своего рода «стабильность» наступила после 1933 года с назначением на пост рейхсканцлера Адольфа Гитлера. Украина за свои 24 года независимости уже пережила 13 выборов, от президентских до местных выборов 25 октября 2015 года. Побить печальный рекорд Веймарской республики нам ещё не удалось.

Но вот настроение в обществе уже накопилось соответствующее. Согласно опросу, проведённому фондом «Демократические инициативы» и Киевским международным институтом социологии, сегодня украинский избиратель не считает выборы важными и, по большому счету, идти на них не намерен. Люди считают, что эти выборы ничего не изменят. Как на местах (55%), так и в целом по стране (57%). Аргументы за нежелание идти на избирательные участки: отсутствие кандидатов (и партий), которые стоят того, чтобы отдать за них голос, 25%. Далее — это недоверие к самой нынешней избирательной процедуре (20%). И наконец, третий фактор — безразличие к выборам в целом, потому как «от этих выборов ничего не зависит» (19,5%).

На самом деле, подобное равнодушие — это как раз тот самый протестный электорат, что когда-то голосовал «против всех». Сегодня, хоть такой пункт и удалён из бюллетеня для голосования, но наличие всё увеличивающегося социального слоя, уставшего от нынешней ситуации и не желающего голосовать за всех нынешних политиков — это очень серьёзная тенденция. Люди вполне закономерно связывают непрекращающуюся политическую перетасовку с нарастанием негативных тенденций в экономике и социальной сфере. И с накоплением этой т.н. «усталости от выборов» автоматически нарастают настроение и желание поскорей бы всё это прекратить.

Как и чем это прекратилось в Германии после 1933-го — известно всем. Очень похоже, что по очень схожему же лекалу собираются работать и в Украине — президент Пётр Порошенко на днях заявил, что после этих местных выборов, выборов в стране не будет, как минимум, четыре года. Каким образом он собирается это осуществить, если его же проект изменений в Конституцию предполагает проведение новых местных выборов уже в 2017 году — пока не очень ясно.

Кстати, отмена очередных выборов, как и ограничение многих прав и свобод в декрете «О защите народа и государства» — было одним из первых «конституционных изменений», предложенных предпоследним немецким рейхсканцлером в том приснопамятном 33-м. Наверняка, это просто случайное историческое совпадение. А вы как считаете?..

Каким угрожает стать украинское государство в самом ближайшем будущем? Какие конкретно силы в этом заинтересованы сегодня? Какие признаки нового нацистского государства ХХІ века уже демонстрирует Украина и как, предположительно, будут развиваться ближайшие события — в следующей статье.

Андрей Чесноков (Киев, Украина), специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/28/nacizm-po-ukrainski-zachem-i-dlya-kogo-gotovyat-eto-blyudo
Опубликовано 28 октября 2015 в 18:44
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами