• USD 63.00 -0.28
  • EUR 66.89 -0.27
  • BRENT 54.16 +0.50%

США у «арктического бастиона» России: значение контроля за Беринговым проливом возрастает

Военно-морские силы США, состоящие из Военно-морского флота, Береговой охраны и Корпуса морской пехоты, начали уделять больше внимания региону Арктики в своем планировании и проведении операций. ВМС США совершенствуют доктрину, операционные возможности и тактику для будущих потенциальных военных операций в Арктике. Старт этой активности ВМС — главного военного фактора американской глобальной гегемонии, связан с новой политикой безопасности США в этом регионе мира.

В январе 2009 года президентская администрация Джорджа Буша в финале своей деятельности издала директиву по арктической политике США (NSPD 66/HSPD 25). Сразу же вслед за этим в 2009 году командование ВМФ США издало дорожную карту для действий флота в Арктике с учетом перспективы климатических изменений в регионе. В командовании ВМС США полагают, что расширение операций флота в Арктике имеет важные последствия для национальной безопасности, а также оказывает значительное влияние на будущие возможности ВМС США. Общий лейтмотив стратегического взгляда военных США на Арктику — идущее потепление в регионе открывает акваторию Северного Ледовитого океана для действий надводного флота США. Здесь нужно учитывать то обстоятельство, что в годы холодной войны подводные силы ВМС США активно действовали в Арктике под ледовым покровом. Американские подводники обладают более, чем достаточным опытом плавания в арктических водах. Этого нельзя сказать о подразделениях и кораблях надводного флота США, тем более это касается Корпуса морской пехоты, чьи подразделения и военнослужащие не имеют вообще компетенций для пребывания, а тем более ведения боевых действий в арктических условиях. Надводные силы флота и морская авиация имеют весьма ограниченный оперативный опыт работы в регионе Арктики. Эти силы нуждаются в комплексной и фундаментальной подготовке к ведению операций в Арктике. В этой связи созданная в Пентагоне межведомственная организация, занимающаяся изучением изменения климата в Арктике, подчиняется ВМС США. Целевая группа по изменению климата работает в Пентагоне в первую очередь на американский военный флот.

В мае 2013 года президент Барак Обама опубликовал Национальную стратегию США по Арктике. Вслед за этим в ноябре 2013 года Пентагон определил общие задачи для министерства обороны в арктической стратегии США. Далее 24 февраля 2014 года командование ВМФ США выпустило обновленную дорожную карту по Арктике, предназначенную для руководства деятельностью флота, касающейся этого региона с краткосрочной перспективой до 2020 года и долгосрочной — до 2030 года. Документ является преемником арктической дорожной карты ВМФ 2009 года. Поэтому просматривается единая и долгосрочная стратегия ВМФ США в Арктическом регионе. В дорожной карте 2014 года излагаются стратегические подходы ВМФ США к Арктике. Главная задача на ближайшие десятилетия — сбалансировать «арктические запросы» ВМФ США с наличным финансированием.

Для американского ВМФ Арктика остается сложной операционной средой с суровым климатом, огромными расстояниями и малой инфраструктурой. В то же время в США признают, что Арктика в настоящее время остается районом с низким уровнем угроз безопасности страны, где имеющиеся разногласия до сих пор урегулировались и решались мирным путем. Американские стратеги признают: маловероятно, что какое-либо одно из пяти арктических прибрежных государств будет рисковать крупномасштабным военным конфликтом в Арктике. «Однако остается возможность того, что напряженность может увеличиться из-за заблуждений и риторики, а также непредвиденной динамики экономических интересов в регионе». В Вашингтоне не исключают того, что расширенные претензии на континентальный шельф Арктики могут вызвать напряженность и создать политическую неопределенность. Учитывая богатство ресурсов, поставленных на карту, противостояние может привести к спорам и военным демонстрациям соперничающих наций. Таков общий политический подход. Однако, с другой стороны, американские военные указывают, что основным районом развертывания российских стратегических сил в их морской составляющей стала морская акватория Северного Ледовитого океана в Баренцевом и Карском морях в районах, прилегающих к Новой Земле. Ударные российские АПЛ могут действовать здесь, имея постоянное прикрытие с воздуха. В американских источниках этот район даже именуют «арктическим бастионом» России. Разумеется, подобное обстоятельство является источником потенциальной военной угрозы для национальной безопасности США.

Кроме того, с 1990-х годов в ВМФ США создан целый класс кораблей противоракетной обороны. В этой связи цели стратегической ПРО США требуют, чтобы соответствующие корабельные системы могли действовать в Арктике в направлении траекторий возможных пусков. Это весьма существенный мотив для продвижения ВМФ США в Арктику.

Дорожная карта 2014 года определяет общие стратегические цели для американского ВМФ в Арктическом регионе. Подчеркивается, что именно американский военный флот имеет ведущую роль в выполнении военных задач в Арктике.

ВМФ США ставит следующие стратегические цели в Арктике:

— охрану суверенитета США и обеспечение обороны;

— обеспечение готовых военно-морских сил в ответ на возможный кризис и непредвиденные обстоятельства;

— охрану свободы мореплавания;

— стимулирование развития партнерских связей с союзниками и партнерами США.

Активное планирование позволяет ВМФ подготовить свои силы для операций в Арктическом регионе. Однако последний пункт особенно важен, поскольку отношения с союзниками США — Канадой, Норвегией, Данией и Исландией являются дополнительным фактором, способствующим росту возможностей американских ВМС в Арктике. Командованием ВМС разрабатывается доктрина поддержки участия коалиционных морских сил, которые действуют в Арктике совместно и под эгидой Соединенных Штатов.

В течение многих десятилетий Канада и Соединенные Штаты являются партнерами в стратегической обороне Северной Америки, сотрудничая в рамках НАТО и Североамериканского командования аэрокосмической обороны (НОРАД). ВМС США будут работать с ВМС Канады для обеспечения общих интересов в Арктическом регионе. ВМС США и впредь будут поддерживать миссию НОРАД. В согласовании с США, Канада приняла программу модернизации своего флота с финансированием $ 33 млрд и строящимися военными судами с явным уклоном к арктическим тактико-техническим характеристикам. Фактически, канадский военно-морской флот станет союзным арктическим подразделением ВМС США.

Три основных стратегических условия будут определять масштабы и сроки потенциальной военно-морской деятельности американцев в Арктике:

1. условия окружающей среды;

2. экономические интересы и стратегические ресурсы;

3. геополитическая динамика.

В ближайшей перспективе имеется низкий спрос на дополнительное морское участие ВМФ США в регионе Арктики. Текущие возможности американского ВМФ достаточны лишь для выполнения краткосрочных оперативных задач. Об этом свидетельствуют регулярные учения американских ВМФ с заходом надводных кораблей в Арктику. В 2009 году ВМФ США развернул ударный авианосец «Джон Стеннис» класса «Нимиц» к северу от Полярного круга. В 2010 году эсминец «Портер» класса «Арли Берк» совершал учения в арктических водах. В 2012 году этим занимались ракетный крейсер «Лейк Эри» класса «Тикондерога» и эсминец «Декатур» класса «Арли Берк» и т. д. Т. е. речь идет об единичных миссиях кораблей для повышения профессионализма экипажей в действии в арктических водах.

В долгосрочной перспективе при создании новых климатических возможностей с увеличением периодов свободных ото льда могут потребовать от американского флота расширения его присутствие в Арктике на более постоянной основе. Сейчас поставлена задача «максимизировать эффективность и безопасность морских судов, самолетов и вооруженных сил» в Арктике. В краткосрочной перспективе даже в условиях открытой воды и благоприятных погодных факторов действия ВМФ США в Арктике оцениваются его командованием в рамках операционного риска. Однако к 2020 году запланировано иметь в ВМФ увеличенное количество персонала и судов, обученных для действий в арктических операциях.

Планируется, что к 2030 году ВМФ США будет иметь необходимую подготовку и персонал для реагирования в Арктике на чрезвычайные ситуации и чрезвычайные ситуации, влияющие на национальную безопасность.

Командование ВМФ США признает, что окружающая среда Арктического региона делает выполнение многих функциональных задач флота более сложным. Независимо от степени доступности из-за изменений климата, Арктика остается для американских ВМФ уникальной и суровой по климату операционной средой. Американские военные моряки открыто признают, что военно-морские операции в Северном Ледовитом океане за пределами Баренцева, Берингова и Норвежского морей требуют специальной подготовки, приспособленных к экстремальным условиям военных судов и систем их оборудования. Кроме того, американский ВМФ для действия в Арктике нуждается в комплексном специальном материально-техническом обеспечении. Возможности маневрирования военных судов затруднены из-за движения ледяных образований, а также недостаточного знания местной гидрографии и отсутствия специальных средств навигации во многих частях Арктики. Влияние уменьшения ледовой поверхности Арктики на погодные условия остается областью большой неопределенности. Более того, изменение климата и таяние паковых арктических льдов создает больший фактор риска для плавающих в арктических водах военных судов. Американские военные гидрологи не могут определять движение айсбергов и блоков пакового льда в Северном Ледовитом океане. Непредсказуемость ледовых условий является главным препятствием для арктического военного судоходства.

В этой связи показательно, что с 2012 года Центр подводного флота ВМС и НАСА работают над беспилотным транспортным средством, приспособленным для Арктики. В задачу БПЛА будет входить, в частности, отслеживание айсбергов.

Кроме того, в последние годы встал вопрос о модернизации ледокольных кораблей, числящихся в ВМС США за Береговой охраной. Относительно низкий интерес к региону выражается и в недостаточном финансировании арктических проектов. Два из имеющихся ледоколов — «Polar Star» и «Polar Sea» — превысили отведенный им 30-летний срок службы. Третий ледокол «Healy» не обладает достаточной мощностью для совершения многих операций. В 2011 году «Polar Sea» был выведен в ремонт, а срок эксплуатации «Polar Star» в 2012 году был продлен на 7−10 лет до 2019−2022 года. В июне 2013 года Департамент внутренней безопасности определил, что ледокольный флот ВМС США должен состоять из шести ледоколов — 3 тяжелых и 3 средних. Стоимость приобретения одного тяжелого ледокола может составить от $ 900 млн до $ 1,1 млрд. Планировалось, что постройка ледокола может начаться в 2018 году с тем, чтобы корабль вступил в строй в 2023 году. 1 сентября 2015 года Белый дом в связи с поездкой президента на Аляску выпустил бюллетень, в котором сообщалось, что анонсированная на 2022 год закупка ледокола перенесена на 2020 год. Это означает, что новый ледокол может войти в строй лишь в 2025 году. Следовательно, если срок службы «Polar Star» не будет в очередной раз продлен (или, если «Polar Sea» не будет отремонтирован и возвращен на службу), то будет период, возможно, от двух до шести лет, в течение которых ВМС США не будут иметь на службе тяжелых полярных ледоколов. Это станет фактором, ограничивающим оперативные возможности ВМФ США в арктических водах.

География и климат Арктики создают проблемы для военно-морской логистики ВМФ США. Американский военно-морской флот сталкивается, например, с проблемой обеспечения кораблей топливом в Арктике. На выходе из Северного Ледовитого океана ВМФ США может рассчитывать на базирование в прекрасно оборудованных морских портах в фиордах Норвегии. Опыт II Мировой войны, когда германский ВМФ, включая лучшие ударные корабли флота — линкоры «Бисмарк» и «Тирпиц», базировался на севере Норвегии, свидетельствует, что это очень хорошие гавани, доступ к которым легко защитить с моря и воздуха. Уровень развития промышленности Норвегии уже тогда позволял содержать и ремонтировать крупные военные корабли. С того времени потенциал гаваней Норвегии стал еще выше. Но иначе обстоят дела на выходе из Северного Ледовитого океана в Тихий. Здесь у американского ВМФ до сих пор нет подходящих портов, способных принимать и обеспечивать пребывание в них крупных кораблей ВМФ США. И это, несмотря на то, что здесь располагается национальная территория США — их штата Аляска. Особенностью прибрежных вод Аляски является их мелководность.

В настоящее время Инженерный корпус армии США совместно с властями штата Аляска изучают проект глубоководного морского порта в Арктике, способного принимать суда с осадкой до 10,6 м (35 футов). Напомним, что осадка ударного авианосца класса «Нимиц» составляет по максимуму 37 футов, новейшего «Джеральд Форд» — 39 футов. Был сделан вывод, что существующие на западном побережье Аляски порты Ном или Порт Кларенс могут быть наиболее подходящими при условии их углублении для создания порта, в котором могли бы постоянно базироваться крупные надводные корабли ВМФ США. Близость к Берингову проливу является главным плюсом этих потенциальных военных портов ВМФ США. В случае создания в Номе или Порте Кларенсе военно-морской базы, США смогут еще лучше контролировать выход из Северного Ледовитого океана в Тихий в Беринговом проливе. К 2020 году, ожидается, что Берингов пролив будет открыт и свободен ото льда до 160 дней в году. К 2025 году эта возможность увеличится до 175 дней в году. Это означает рост возможности прохождения по Северному морскому пути на 30−45 дней в году. Значение Берингова пролива, как ключевой точки используемого российским ВМФ Северного морского пути, будет возрастать. Берингов пролив и доступ посредством него в Северный Ледовитый океан станет более важным фактором планирования безопасности как США, так и России. Пролив имеет стратегическое значение для России, поскольку он позволяет перебрасывать военно-морские силы с Атлантического театра военных действий на Тихоокеанский и наоборот.

Кроме того, подобная американская база ВМФ может стать пунктом логистики для крупных кораблей США в случае их действия собственно в водах Северного Ледовитого океана в восточной относительно нас его акватории. В Пентагоне неоднократно подчеркивали, что интересы национальной безопасности Соединенных Штатов связаны не только с Аляской, но и со всем пространством Арктики. Строительство глубоководного военно-морского порта США в Арктике и станет решающим знаком серьезности намерений американского ВМФ в отношение его операционных возможностей в Арктике.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/25/ssha-u-arkticheskogo-bastiona-rossii-znachenie-kontrolya-za-beringovym-prolivom-vozrastaet
Опубликовано 25 октября 2015 в 14:56
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами