• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.05

Уолл-стрит консолидирует контроль над рынками стран Тихоокеанского бассейна и Евросоюза

В США приветствуют подписанное 5 октября 2015 года историческое соглашение о свободной торговле 12 государств в рамках Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП). Членами ТТП стали: Австралия, Бруней, Канада, Чили, Япония, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США и Вьетнам. По американским оценкам, соглашение стран от западного до восточного побережья Тихого Океана охватывает 40% мировой экономики.

В Вашингтоне полагают, что все сделано правильно, и это соглашение откроет шире рынок из 1 млрд потребителей для американских товаров и услуг. Работа над соглашением продолжалась в течение последних восьми лет и завершилась после того, как США и Австралия нашли компромисс по вопросу о монополии биокорпораций на новые лекарственные препараты. США предлагали ограничить ее сроком в двенадцать лет. Австралия настаивала на пяти. Компромисс был найден, и партнеры согласились на восьми годах. После этого министры торговли вышеперечисленных стран подписали соглашение о ТТП в американском городе Атланта.

Для облегчения финальной стадии переговоров соглашение было заранее санкционировано Конгрессом США, который предоставил в этом году в конце июня президенту Бараку Обаме особые полномочия. Эти особые полномочия, в частности, означают, что сейчас в процессе ратификации Соглашения о ТТП конгрессмены могут обсуждать его содержание, голосовать за или против, но не менять текста самого соглашения. Конгресс США обязан ратифицировать Соглашение в течение трех месяцев с даты подписания. Аналогичным образом условия соглашения должны быть одобрены каждой из стран ТТП.

Все обозреватели в СМИ согласны, что соглашение направлено против экономических интересов Китая. Президент Обама по поводу создания ТТП заявил: «Мы не можем позволить таким странам, как Китай писать правила мировой экономики». Однако, что характерно, в означенном Соглашении не участвуют еще вместе с Китаем экономически мощная Южная Корея и многонаселенные с дешевым трудом Филиппины, Индонезия и Таиланд. Вместе с тем, рассматривать ТТП, как начало торговой войны США и Китая вряд ли уместно. Очевидно также, что соглашение дает для равновесия в Юго-Восточной Азии определенные преимущества Вьетнаму.

Проект ТТП, наряду с проектом Транс-Атлантического партнерства с ЕС, является важнейшим пунктом в экономической программе президента США Обамы. Сейчас даже из рядов республиканцев нет сколько-нибудь значимой по смыслу критики соглашения о ТТП. Соглашение о ТТП, заключенное до начала новой президентской кампании, таким образом становится значимым козырем в руках будущего кандидата от Демократической партии. Поэтому ведущий кандидат от республиканцев Дональд Трамп расценил его: «Это ужасная сделка для Соединенных Штатов». Правда, «ужасность» соглашения Трамп разъяснить не может.

Главный соперник Хиллари Клинтон за выдвижение в рядах демократов Берни Сандерс, в свою очередь, назвал соглашение о ТТП «катастрофическим». Но это потому, что среди тех, кто выступает против соглашения о ТТП, числятся профсоюзы, правозащитные организации и экологи, т. е все те, кто в 2008 и 2012 годах голосовали за Обаму.

Один из главных аспектов критики соглашения в США: ТТП больно ударит по рабочим местам рядовых американцев. Критики указывают на то, что соглашение о ТТП сродни торговым соглашениям США с Мексикой и Китаем, которые привели к оттоку промышленных производств из США и потере миллионов рабочих мест американцев. Например, соглашение 1992 года о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой — «Нафта» стоило США 700 тыс рабочих мест, из которых 60% пришлось на промышленность.

Обратная сторона потерь — это выигрыш. От соглашения в первую очередь выиграли опирающиеся на США транснациональные корпорации и банкиры Уолл-стрит. Для американских ТНК сокращаются тарифы для импорта их продукций с азиатских предприятий в США. Это касается, например, производителей обуви. В настоящее время США импортируют 98% обуви. Большинство обуви для американского рынка производится в странах Юго-Восточной Азии. Так, например, локомотивом спортивной обувной промышленности выступает Вьетнам. И, тем не менее, спорным в соглашении остается утверждение, что занятые на предприятиях ТНК рабочие Юго-Восточной Азии, того же Вьетнама, обретут в результате ТТП полноценное трудовое право.

Поэтому работа по соглашению ТТП в США является классическим примером деятельности американских монополий в сфере лоббизма. Согласно анализу специальных учреждений США, продвигавшая их интересы американская лоббистская организация US Business Coalition for TPP потратила более $ 1 млн на членов кампании за ТТП в Сенате с января по март этого года. Из общего фонда в $ 1,148 млн на лоббирование в среднем каждое «да» 65 отданных голосов за ТТП в Сенате обошлось лоббистам в $ 17,6 тыс. Средний республиканский конгрессмен, проголосовавший за ТТП, получил $ 19,6 тыс от корпоративных сторонников ТТП. Средний демократ меньше — всего $ 9,6 тыс. Таковы реалии американской демократии. Стратегические законопроекты покупаются по разным расценкам у членов правящей партии и оппозиции.

За завершающей стадией переговоров США с их партнерами по ТТП внимательно наблюдали из Европы. ТТП является своеобразным прологом еще более крупной фритредерской сделки — соглашения о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве (ТТИП) между США и ЕС. Многие разделы ТТП аналогичны по содержанию предлагаемым пунктам ТТИП. Это касается, например, регулирования агропромышленного сектора, интеллектуальной собственности, окружающей среды и инвестиций. В последние месяцы многим в Европе казалось, что переговоры о ТТИП зашли в тупик, отчасти из-за трудностей, которые имели США на завершающей стадии переговоров о ТТП. Французский министр торговли в оценке достижений в продвижении к ТТИП недавно выразился в том смысле, что «существует слишком много асимметрии и не хватает взаимности». Асимметрия, разумеется, в пользу США, и от США ЕС ожидает взаимности. Однако в мае этого года канцлер Германии Ангела Меркель выступила в поддержку подписания соглашения о ТТИП до окончания президентского срока Обамы, т. е. до ноября 2016 года. Это означает, что ключевые пункты договора должны быть согласованы сейчас к концу 2015 года. Тем не менее, в начале 2015 года лишь 39% жителей Германии поддерживали создание трансатлантической зоны свободной торговли ЕС-США. Однако германский бизнес в целом «за» соглашение. Оно позволит защитить германские инвестиции в США и расширить возможности германских автопроизводителей. Кроме того, правящие круги Германии осознают «геополитическое значение» этого соглашения. Соглашение с США будет означать захват лидерства в борьбе за глобальные стандарты. Партнерство должно использоваться для контроля над возможностями, которые несет глобализация.

Европейская комиссия, которая ведет переговоры от имени государств-членов о ТТИП, сейчас никак не прореагировала официально на сделку по ТТП. Новый раунд переговоров о ТТИП начнется в США во второй половине октября. «Комиссия готова к прогрессу на переговорах, поскольку государства-члены хотят этого», — заявила пресс-секретарь председателя Еврокомиссии на прошлой неделе. Работа над ТТИП выходит на финишную прямую. Состоявшееся соглашение по ТТП гарантирует успех предстоящей сделки США и Европы.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/06/uoll-strit-konsolidiruet-kontrol-nad-rynkami-stran-tihookeanskogo-basseyna-i-evrosoyuza
Опубликовано 6 октября 2015 в 22:08
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами