• USD 63.29 +0.06
  • EUR 67.21 -0.86
  • BRENT 53.93 +1.72%

«Не ищите черную кошку в темной комнате»: член комиссии по конституционным реформам Армении (интервью)

Глава аппарата парламента, экс-министр юстиции Армении Грайр Товмасян. Фото: armenianreport.com

Новая Конституция Армении намного эффективнее действующей. Это — форма правления нового времени. Об этом в интервью EADaily заявил член спецкомиссии по конституционным реформам, глава аппарата парламента, экс-министр юстиции Армении Грайр Товмасян.

Инициированные властью конституционные реформы сегодня самая обсуждаемая тема в Армении. Как утверждают представители власти, новая Конституция будет способствовать развитию демократии в стране и исходит из интересов ее народа. Многие эксперты, оппозиционные политики и гражданские активисты резко критикуют ее. Есть мнение, что новая Конституция угрожает внутренней и внешней безопасности Армении и даже всего региона. Чем обусловлена такая поляризация? Какого мнения вы?

Попробую ответить на ваш вопрос следующим образом. Конечно, эти конституционные реформы будут способствовать росту уровня демократии, но я хочу рассмотреть вопрос в контексте того, насколько эти изменения обеспечат эффективное госуправление, стабильность, насколько они предотвратят экстремальные ситуации в системе госуправления и в стране в целом. С этой точки зрения, не сделаю открытия, если скажу, что парламентская форма правления намного эффективнее во всех отношениях. Статистика также говорит об этом. Если мы говорим о системах безопасности, то давайте посмотрим: 24 из 28 стран-членов Евросоюза имеет парламентскую форму управления. Ни одной из них ничего не угрожало, региону тоже ничего не угрожает. В латиноамериканских, центральноафрикансих и азиатских же странах внутренние перманентные столкновения и военные перевороты являются одной из составляющих политической жизни. Если даже вернуться к бывшим советским республикам и посмотреть, какие формы правления были у них, то вырисовывается следующая картина: прибалтийские страны, где была именно парламентская форма правления, быстро интегрировались в европейскую семью. В остальных странах политическая картина немного иная: Украина, Грузия и Киргизия не избежали цветных революций, а в остальных перманентное наследство передается от одного к другому, или же власть на протяжении десятилетий находится в руках одного. Надо понимать, какая из этих систем эффективнее.

Вообще, нельзя ставить такое различие: власть — за, оппозиция — против. Значительная часть оппозиции, конечно, не 100 процентов, участвует в этом процессе, и я уверен, что на определенном этапе они проголосуют за реформы и призовут других проголосовать так же. Среди представителей власти тоже есть люди, которые все еще выражают беспокойство. Часть из них была озвучена и президентом республики: о том, насколько мы обеспечим безопасность и стабильность страны при новой Конституции. С этой точки зрения, предусмотренные проектом конституционных реформ механизмы системы безопасности страны намного эффективнее тех, что имеются в нынешней Конституции.

Но мы видим, к примеру, что ряд экспертов критикует именно статью о том, что в военное время верховным главнокомандующим является премьер-министр страны, то, что в Конституции есть понятия «мирное время», «военное время», в то время как сейчас Армения находится в состоянии войны.

Мы определили следующее: верховным главнокомандующим страны является президент. Но мы также имеем положение о том, что внутренняя и внешняя политика страны разрабатывается и реализовывается правительством. Есть положение о том, что внешняя политика формируется и осуществляется совместно с президентом.

Теперь представьте такое соотношение сил, при котором президент имеет большинство в парламенте. Тогда я могу согласиться, что проблем в деле обеспечения безопасности страны нет. Но гарантий того, что у президента всегда будет большинство в парламенте, и он будет влиять на процесс формирования правительства, никто не давал ни в реальности, ни в Конституции, потому что они избираются в различное время. А сейчас представьте президента — верховного главнокомандующего страны, ответственного за ее безопасность, и премьер-министра, который не состоит в его партии и даже более того — его политический оппонент. Такая ситуация имела место в соседней Грузии несколько лет назад, когда президентом являлся Саакашвили, а большинство в парламенте имела партия премьер-министра Иванишвили. У президента были, если не говорить нулевые, то ведущие к противостоянию полномочия, потому что у президента не было никаких полномочий по мобилизации потенциала страны в случае войны, так как это не его правительство, не его большинство.

В измененной Конституции мы говорим, что в мирное время Вооруженные силы находятся под руководством министра обороны Армении, а в военное время верховным главнокомандующим становится премьер-министр. При сегодняшней форме правления вполне возможно, что у президента не будет большинства в парламенте, и он не сможет формировать правительство, как имело место во многих странах. При новой же системе таких проблем не будет возникать, и премьер-министр с легкостью сможет мобилизовать все политические силы. С этой точки зрения, новая Конституция не уступает нынешней. Почему не возникает вопроса о том, чья система сильнее с точки зрения безопасности: Англии или Франции? Франции или Германии? Конфликтогенность этой системы в том, что ты можешь иметь трехглавую исполнительную власть, и они могут и не сотрудничать друг с другом. Но когда у президента есть большинство в парламенте, то это — сверхцентрализованная власть, так как вся исполнительная власть находится в руках президента, а он — вне контроля парламента. Очевидно, что в мирное время все важные рычаги — внешняя политика, безопасность, обороны — будут находиться в его руках. Что, если ко всему этому прибавится парламентский контроль, мы начнем слабеть? Мы всегда предполагаем, что президент республики будет очень хорошим и патриотичным, а в парламенте соберутся люди, которые не любят свою родину и ничего не понимают в сфере обороны, и что, если будет некий контроль со стороны парламента, это приведет к ослаблению? Я могу утверждать обратное, потому что никогда нельзя знать, кем будет эта личность. И если даже президент за пять лет полностью провалил вопросы обороны и безопасности страны, у тебя нет никаких рычагов для лишения его занимаемой должности. В этом же случае (при парламентской форме правления — прим.) исполнительная власть намного быстрее и прозрачнее работает.

Эта система намного предсказуемее и конкретнее, она может исключить ситуации, возможные при нынешней форме правления. Так что, все эти замечания вымышлены и ложны. Будет ли верховным главнокомандующим президент или премьер-министр, это существенно ничего не меняет, но в данном случае им должен быть тот, кто обладает реальными инструментами и рычагами мобилизации в таких ситуациях всех государственных и общественных ресурсов для решения проблемы. Парламентская форма правления намного эффективнее решает данную задачу.

Но бытует мнение, что менее демократичным странам соответствует более централизованная власть…

Это история курицы и яйца. Мы всегда говорим, что мы недемократичны, нужно найти одного доброго царя, который бы решил все проблемы. А когда ты полагаешься на одного человека, то демократии ты иметь не будешь. Это — оправдание, которое используют те политики, которые защищают пирамиду власти, на вершине которой стоит президент, султан, монарх, и он всегда прав. Мы прошли уже эти времена, и я уверен, что у нашей страны есть тот политический ресурс и тот уровень становления партий, чтобы мы смогли с легкостью перейти от сверхцентрализованной к более уравновешенной модели, при которой четко ясен ответственный. Это более эффективный механизм балансирования. К примеру, при парламентской системе политические меньшинства имеют право формирования следственных комиссий, но при президентской системе говорят, что этого делать нельзя, так как они могут что-то обнаружить, а это ослабит власть.

При парламентской системе пятидесятитысячное население имеет право на законодательную инициативу. Но мы говорим, что президент — самый правильный, и он знает, кого назначить судьей, прокурором и т. д. Но ведь не всегда эта сверхвласть может использоваться с той целью, с которой была дана. И если до сих пор этого не делалось, не значит, что этой угрозы нет.

Знаете, некоторые говорят, что не было никогда таких проблем, решения которых не нашлось бы в Конституции: почему мы ее меняем? Это то же самое, если сказать, что в комнате есть открытый электрический провод, но до сих пор никто до него не дотрагивался и не умирал.

Давайте вернемся к цивилизованному миру: лишь одна страна-член ЕС имеет президентскую форму правления, в Румынии, во Франции и Португалии — полупрезидентская, в остальных — парламентская. То есть, это — форма правления нового времени. Неправильно говорить, что есть самая хорошая и самая плохая системы правления. Надо просто сказать, что переход от полупрезидентской к парламентской системе правления — это переход к намного более уравновешенной политической системе.

Смотрите, при президентской модели победитель получает все, и именно он решает, что делать в последующие пять лет, а при парламентской — победитель получает право формирования исполнительной власти, но проигравший не теряет, он получает полномочия в парламенте в соответствии с полученными голосами и достаточно сильные рыгачи влияния на исполнительную власть. Для формирования части органов исполнительной власти, к примеру, Генеральной прокуратуры, ЦИК, Контрольной палаты, ЦБ, нужно будет участие и политического меньшинства. Сделано также все, чтобы иметь действительно независимую судебную систему. Список изменений достаточно велик. И та первая волна критики касательно этой сферы уже отступает. Конечно, часть критики имеет не юридический характер: есть политические силы, которые пытаются воспользоваться данной ситуацией для проектирования недовольства населения страны властью на процесс конституционных реформ, не обращаясь к самой Конституции. Возможно, с политической точки зрения это может быть оправдано для некоторых политиков, исходя из того принципа, что цель оправдывает средства, но с точки зрения обеспечения положительных сдвигов в стране, я уверен, эта Конституция предоставляет более широкие возможности.

С другой стороны, все эти конституционные изменения (парламентская система, независимая судебная система и т. д.) были лозунгами и направлением борьбы оппозиционных сил. Оппозиция должна расценить это как победу и идти к новым целям. Некоторые оппозиционные деятели, к примеру, заявляют, что несколько лет назад они даже подумать не могли, что подобные изменения могут иметь место.

Ряд экспертов выражает озабоченность тремя статьями проекта новой Конституции. Не могли бы вы внести ясность, в частности, в вопрос по Статье 58 (Право собственности и наследования. Налоговые обязательства). Как отмечается в документе, для иностранцев и лиц без гражданства право на приобретение земельного участка в собственность может быть ограничено законом. Есть ли здесь какие-либо изменения?

Некоторые пытаются манипулировать этим, говоря об изменениях. Но каких-либо изменений нет, Статья 58 такая же, что и в нашей действующей Конституции. Для иностранцев и лиц без гражданства право на приобретение земельного участка в собственность может быть ограничено законом, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Каких исключений?

Посольство. Посольство имеет право на землю. Этим правом обладают также имеющие вид на жительство в Армении люди, или же речь идет о земельном участке под домом.

То есть, все же имеют право?

Это исключения, предусмотренные законом. Иностранец не может купить 10 га посевных полей, но он может купить частный дом, земля под которым станет его собственностью. Это предусмотрено и действующим законом.

А нет ли ограничений для граждан отдельных стран, к примеру, Турции и Азербайджана?

Мы сейчас говорим о законе или Конституции? В Конституции ничего не изменено в этом вопросе. Если парламент в один день решит изменить закон, он это сделает.

Получается, что гражданин Турции может приобрести в Армении землю, если у него будет вид на жительство

Да, но сначала ему нужно будет получить вид на жительство.

Или частный дом, земля под которой также будет принадлежать ему…

Да, но он ничего не сможет сделать с этой землей, так как на нем стоит дом. Это фикция. Даже если, мы напишем, что это не его земля, мы все равно не имеем прав на нее.

Сегодня активно обсуждается и Статья 5 проекта новой Конституции (Иерархия правовых норм). В ней говорится: «Конституция имеет высшую юридическую силу. Законы должны соответствовать Конституции, а подзаконные акты — Конституции и законам. Императивные нормы общего международного права обладают приоритетом перед законами. Если ратифицированным международным договором устанавливаются иные нормы, чем предусмотренные законами, то применяются правила международного договора».

И сегодня международные ратифицированные договора имеют превосходство над нашими законами. Говоря о приоритете императивных норм общего международного права, мы имеем в виду принципы jus cogens (неоспоримое право — лат.) (запрет на продажу рабов, расовая дискриминация и т. д.). Если мы не признаем эти принципы, то окажемся вне мира. Это те принципы, вокруг которых просто не может быть разногласий. Принцип самоопределения народов тоже принцип jus cogens, принцип территориальной целостности — нет. Это принципы, признанные всем международным сообществом. Давайте, не искать черную кошку в темной комнате.

А что насчет Cтатьи 36 (права ребенка)? Согласно статье, ребенок имеет право свободно выражать свое мнение, которое в соответствии с возрастом и уровнем зрелости ребенка учитывается в вопросах, касающихся его. По экспертному мнению, в новой Конституции есть лазейки для установления в Армении ювенальной юстиции.

Помните, этим летом стало известно, что в Нижнем Новгороде мужчина убил своих 6 детей и супругу. Как вы думаете, если бы его лишили отцовских прав и ограничили бы общение с детьми, то чтобы мы сейчас делали? Ведь может же иметь место такая ситуация, что отец — наркоман, алкоголик и избивает жену, а мать — проститутка?! Чего вы хотите, чтобы мы оставили ребенка им? Выше всего интерес ребенка, и именно исходя из этого, можно так поступать. Откуда вы взяли, что мы можем забрать ребенка из хорошей и здоровой семьи?! Ведь, может ребенок голоден, в грязной одежде, на улице… и еще много чего… Речь идет исключительно о таких случаях. Из Армении иностранцы не усыновляют детей. Столько.

Спасибо.

Беседовала Нане Саргсян, редактор отдела «Закавказье» EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/09/23/ne-ishchite-chernuyu-koshku-v-temnoy-komnate-chlen-komissii-po-konstitucionnym-reformam-armenii-intervyu
Опубликовано 23 сентября 2015 в 02:03
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами