• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.03

Яна Амелина: Кого не устраивает стабильность в Осетии?

Секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна Амелина. Фото: news-front.info

Развернувшаяся с середины июля 2015 года в северокавказских и федеральных СМИ и социальных сетях разнузданная пропагандистская кампания, целью которой является дискредитация муфтия Республики Северная Осетия-Алания Хаджимурата Гацалова, де-факто дестабилизирует обстановку в СКФО. Помимо попытки устранить Гацалова с занимаемого поста и из общественно-политической жизни в целом, ее организаторы подрывают межконфессиональную стабильность, создавая негативный образ официальных мусульманских духовных структур и ислама как такового. Очевидно, что данная кампания является частью общего плана по открытию на Северном Кавказе «второго фронта» (наряду с событиями вокруг ДНР-ЛНР), который станет дополнительным фактором расшатывания ситуации в стране.

Сейчас уже очевидно, что лишь небольшая часть проводников этой кампании используется, что называется, втемную. Большинство ее участников полностью отдают себе отчет в своих действиях. Нет сомнений, что через недолгое время им придется дать его и всему обществу. Выглядеть при этом они будут бледно.

Кратко перечислим основные этапы кампании. 18 июля на портале «Кавказская политика» была опубликована статья ставропольского журналиста и политолога Антона Чаблина «Ловушка лже-ислама», рассказывающая, «почему вербовщики „Исламского государства“ так вольготно чувствуют себя в регионах Кавказа». В начале августа материал без объяснения причин был убран с «Кавполита», однако он многократно републикован и в настоящее время доступен на ряде сайтов.

Постулируя, что некоторые «религиозные деятели ислама закрывают глаза на откровеннейшие проявления экстремизма», Чаблин иллюстрирует это утверждение абсолютно не подходящим примером муфтия РСО-А. Это выдает заказной характер публикации, так как ситуация с исламским радикализмом в Северной Осетии принципиально отличается в лучшую сторону от того, что происходит у соседей. Лично Гацалов известен активной и жесткой государственнической позицией, пользуется заслуженным авторитетом в российском и северокавказском мусульманском и экспертном сообществе.

Перечисленные политологом «претензии» к Гацалову — ложь, вдохновители которой не попытались придать ей хотя бы видимость правдоподобия. Показательно, что ответный материал муфтия, в котором опровергаются обвинения Чаблина, не публиковался «Кавполитом» в течение нескольких недель. По-видимому, «организаторам» материала было крайне важно, чтобы нагромождение нелепостей висело в Интернете в гордом одиночестве как можно дольше.

Так, в тексте Чаблина указывается, что «по оперативным данным, только из Владикавказа и Ирафского района в Сирию для участия в войне на стороне „Исламского государства“ выехали уже более двух десятков молодых людей». Однако их имена и другие данные не сообщаются. На сегодняшний день достоверно известно о семерых, четверо из которых погибли; при этом лишь один из них, чиколинец Руслан Тавасиев (к нему мы вернемся чуть позже), направился на Ближний Восток непосредственно из РСО-А.

Поскольку руководство ИГ не сообщает во Владикавказ точные данные о количестве прибывших осетин (на всякий случай — это ирония), нельзя исключать, что мусульман, имеющих отношение к Северной Осетии и, вопреки прямому запрету ДУМ, решивших примкнуть к этой террористической организации, действительно несколько больше. Но для предметного разговора об этом нужна конкретика. Иначе завтра «более двух десятков» превратятся в сотню, а то и две, как это уже случилось в дискуссии на одном из сетевых «сливных бачков». Где две сотни — там и тысяча, а то и десять, а может быть — чего мелочиться — и сто тысяч, а то и миллион, достаточный, чтобы махом записать в неблагонадежные уже не только североосетинских, но и всех российских мусульман. Логично? Конечно, бредово. Однако именно эту «логику» все активнее навязывают обществу вдохновители кампании против муфтия Гацалова. Как бы то ни было, все уехавшие в ИГ не имеют отношения к североосетинской мусульманской общине. Естественно, они не получали в ДУМ РСО-А разрешения и тем более «благословения» на свои небогоугодные дела.

Столь же бездоказательно Чаблин утверждает, что якобы «муфтий бессилен перед ИГИЛ», «муфтият под руководством Хаджимурада (даже имя написано неправильно — прим. Я.А.) Гацалова за все время сирийской войны даже не попытался определить конкретные мечети, где велась вербовка, и поставить действенный заслон», «около десяти имамов мечетей Северной Осетии в разные годы были привлечены судом к ответственности за хранение экстремистской литературы», «в республике проводятся круглые столы по поводу противодействия идеологии „Исламского государства“, но почему-то без вынесения фетв», «за все время не было обращений в органы власти и ни одной отставки „заблудшего“ имама» и т. п.

В реальности в североосетинских мечетях, как бы того не хотелось противникам стабильности в республике, вербовка в ИГ не ведется. Напротив, проводится массированная профилактическая работа. О появлении провокаторов сразу сообщается правоохранительным органам. О недопустимости радикализма в исламе постоянно говорится на проповедях и собраниях верующих. Лучшим современным российским трудом на эту тему является богословская работа покойного заместителя муфтия, имама Расула Гамзатова (убит неизвестными 16 августа 2014 г.). К ответственности за хранение литературы, включенной в федеральный список экстремистских материалов, привлекался лишь один североосетинский имам, причем оправданность попадания данных книг в этот список вызывает сомнения (скандал с участием главы Чечни Рамзана Кадырова лишний раз привлек к этой теме общественное внимание). То же относится к видеодиску «Чудеса Корана», ставшему формальным поводом для привлечения к административной ответственности сына муфтия Заурбека Гацалова (решение суда первой инстанции было опротестовано, производство по делу прекращено).

Более того, именно ДУМ РСО-А первым в России приняло фетву, прямо запрещающую североосетинским мусульманам участвовать в сирийских событиях. Для сравнения, Совет по фетвам ДУМ ЧР принял аналогичный документ лишь в июне 2015 года. (Совет улемов ДУМ РФ — в апреле того же года), тогда как только по официальным данным на стороне ИГ воюет более 400 жителей Чечни.

24 августа 2015 года в Моздоке прошла конференция «ИГИЛ на весах шариата», на которой было принято обращение Религиозного совета мусульман РСО-А, констатирующее, что ИГ «не является праведным исламским халифатом», а его главарь Абу Бакр аль-Багдади — халифом мусульман. «Никому не дозволено присягать на верность ИГИЛ, отправляться туда или поддерживать их каким-либо образом», — отмечается в документе. Фетва разъясняет и дополняет предыдущую с учетом последних событий. Другие северокавказские и поволжские ДУМ, для которых эта проблема стоит принципиально острее, до сих пор официально не осудили ИГ, поскольку разоблачение идеологии и практики этой террористической организации ставит лидеров российских мусульман под удар радикалов. Чтобы выпустить подобную фетву, необходимы принципиальность и смелость, отсутствующие, кстати, у большинства противников муфтия Гацалова, «бесстрашно» выступающих под псевдонимами или анонимно.

Казалось бы, очевидно, что ДУМ РСО-А не просто активно борется с заразой радикализма и непосредственно с ИГ, но де-факто возглавляет эту борьбу в РФ. Возразить на вышеприведенные факты было нечего, и кампания против Гацалова продолжилась в другой плоскости. 11 августа на странице некоего «Вадима Мирикова» в Facebook (созданной специально для публикации материалов об исламе в Северной Осетии и ситуации в среде крымских татар; в 2014 г. для вброса аналогичных материалов использовалась страница некоего «Ацамаза Караева», переключившегося сейчас на «разоблачительные» публикации по другим вопросам внутренней политики РСО-А) появилось еще более абсурдное обвинение в адрес муфтия, широко распространенное среди осетинских пользователей социальной сети.

Суть его сводится к тому, что Гацалов якобы присвоил около 50 тысяч долларов, собранных «жителями Турции» для строительства новой мечети в селе Чикола, и приобрел на эти средства дом во Владикавказе. Кроме того, чиколинцы якобы выступают против строительства мечети, в чем их поддержала прокуратура. Бред? Разумеется. Увы, чтобы расставить точки над ё, приходится комментировать и такие вещи. В реальности чиколинская мусульманская община решила построить в центре села мечеть (ходить в ныне действующую, расположенную на окраине, удобно не всем, особенно старикам), для чего был приобретен земельный участок. Совет муфтиев России перечислил на счет ДУМ РСО-А 1,5 миллиона рублей на разработку проектно-сметной документации и другие расходы. Турция в этом проекте не участвует, никакого отношения к нему не имеет. Протестов против возведения новой мечети не было.

Поразительно, но даже после опровержения всей этой ахинеи в ряде статей, опубликованных в федеральных СМИ, кампания по дискредитации муфтия Гацалова была продолжена — теперь уже серией анонимных публикаций разнузданного, в том числе личного, характера в популярной североосетинской группе вКонтакте «Криминальный Владикавказ» и на сайте «Кавказпресс» (вышло уже четыре материала — эту бы энергию да на добрые дела!). Подобное «понижение уровня», видимо, призвано оказать морально-психологическое воздействие на муфтия и на республиканскую общественность, поиграть, так сказать, на нервах, но на деле вызывает лишь чувство гадливости к авторам анонимок.

При этом ДУМ РСО-А отнюдь не пытается представить Северную Осетию территорией, которую не коснулась проблема «исламского государства». Официальное руководство борется с этой проблемой, но не позволяет преувеличивать ее в пропагандистских целях, явно противоречащих и республиканским, и национальным интересам.

Но мне хотелось бы понять другое: с какой целью самой спокойной северокавказской республике активно навязывается «ваххабитский террор» вкупе с «экспансией идеологии ИГ», тогда как именно Хаджимурат Гацалов работает по этим направлениям активнее и четче большинства своих коллег? Кого не устраивает стабильность в Осетии? Не стесняйтесь — договаривайте… Ввиду особой важности этого вопроса, его пришлось поставить и перед полпредством в СКФО, и на прошедшем 10 сентября во Владикавказе круглом столе экспертного клуба «Казбек», участники которого высказали озабоченность происходящим.

Заказчики кампании против Гацалова, отрицая документальные свидетельства и подтасовывая факты, пытаются сформировать в общественном сознании фальшивую «логическую» цепочку: вместо борьбы с ИГ (которому он, получается, даже потворствует) муфтий якобы решает личные вопросы. Таким образом, они пытаются опорочить не только персонально главу ДУМ РСО-А, но и бросить тень на ислам в республике, да и ислам как таковой. Планируя дальнейшие действия — вероятно, вплоть до физического устранения муфтия Гацалова — организаторы кампании заранее позаботились о формировании ложной «финансовой версии», которая, по их замыслу, направит следствие на ложный путь. Кроме того, возникают опасения, что активная деятельность ДУМ РСО-А по разоблачению деятельности ИГ и недопущению ухода туда североосетинских мусульман также может быть использована для этих неблаговидных целей.

Поскольку в религиозной сфере муфтий Гацалов выступает за подлинный ислам без радикализма и противопоставления мусульман светскому российскому государству, за соработничество с православием, а в политике — за единство общества и укрепление позиций России во всем мире, происходящее трудно объяснить иначе, чем открытой подготовкой к дестабилизации ситуации в Осетии. Это особенно взрывоопасно в период смены главы республики.

Деятельность самого активного муфтия Северного Кавказа не устраивает тех, кто хотел бы, чтобы в регионе восторжествовало ИГ, «принимающее эстафету» у «Имарата Кавказ». Как отметил еще 21 августа 2014 г. так называемый «Ацамаз Караев», «сплетение интересов российских силовиков, некоторых осетинских функционеров и мировой исламской закулисы радикального толка сулит мало хорошего для мирного развития Ислама в Осетии».

Очевидно, что государство и общество должны помогать руководству ДУМ РСО-А, как и другим Духовным управлениям мусульман, в борьбе с радикализмом в исламе и пропаганде позитивных духовных ценностей, в особенности среди молодежи. Клеветнической кампании против Гацалова необходимо положить конец, а ее инициаторов — наказать в соответствии с действующим законодательством. Мало вам настоящих радикалов?.. Возьмитесь, наконец, за тех, кто на самом деле выступает против российских национальных интересов, подрывая позиции традиционного ислама.

Яна Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/09/11/yana-amelina-kogo-ne-ustraivaet-stabilnost-v-osetii
Опубликовано 11 сентября 2015 в 16:10
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами