• USD 63.82
  • EUR 68.32 -0.33
  • BRENT 53.96

Год Минским соглашениям: как США втягивали Москву в изматывающий процесс

Иллюстрация: The Daily Beast

5 сентября 2015 года исполняется годовщина подписания Минских договоренностей. Родно год назад в любезно предоставленном президентом Белоруссии Александром Лукашенко помещении «Президент-отеля» в Минске по итогам консультаций Трехсторонней контактной группы был подписан протокол, по которому боевые действия на Донбассе прекращались и начинался процесс мирного урегулирования. Со стороны России протокол подписал полномочный посол РФ на Украине Михаил Зурабов, со стороны Украины — бывший президент Леонид Кучма, со стороны ОБСЕ — швейцарский дипломат Хайди Тальявини. Протокол без определения их статуса также подписали Александр Захарченко и Игорь Плотницкий.

Минскому соглашению предшествовала встреча в Минске 26 августа 2014 года президента РФ Владимира Путина и президента Украины Петра Порошенко. Прямо перед заключением соглашения, 3 сентября, Путин и Порошенко переговорили по телефону. К этому времени у российского президента был план стабилизации ситуации на Украине.

Спустя год, 4 сентября 2015 года, российский президент Владимир Путин во Владивостоке в кулуарах Восточного форума заявил журналистам, что ключевые условия Минских соглашений (речь шла уже о Минске-2) не исполняются. За несколько дней до этого заявления, 29 августа, президент Путин обсуждал по телефону проблему соблюдения Минских договоренностей с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Франсуа Олландом. Теперь сообщается, что главы МИД стран «Нормандской четверки» могут встретиться для обсуждения украинской проблемы в конце следующей недели. Названные события и последнее заявление российского президента демонстрируют, что проблема гарантий Минских соглашений для их исполнения становится ключевой.

С октября месяца 2014 года после встречи в Милане процесс Минского урегулирования стал связываться с т. н. «Нормандским форматом» — группой высшего руководства четырех стран — Германии, России, Украины и Франции по урегулированию ситуации на востоке Украины. Минск-2 прочно соединил Минский процесс с европейским участием в урегулировании конфликта. Более того, возникла определенная уверенность, что пробуксовка Минских договоренностей связана с формальным отсутствием представителей США в составе участников Минского процесса. Стало возникать устойчивое недоверие к возможностям «Нормандского формата». Основную проблему видят в отсутствии в переговорном формате высшего американского руководства — президента США Барака Обамы и госсекретаря Джона Керри.

Однако сейчас мало кто вспоминает, что у истоков Минского процесса стояли именно американцы. Вернемся вновь к хронологии событий и вспомним, что день 26 августа стал критическим для украинского кризиса. Именно в этот день в Иловайске замкнулось смертельное кольцо окружения вокруг украинских добровольческих батальонов «Донбасс» и «Днепр-1», батальонов МВД «Херсон», «Свитязь» и «Миротворец». Как мы уже упоминали, в этот день, 26 августа 2014 года, президент РФ Владимир Путин и президент Украины Петр Порошенко на встрече в Минске договорились о принципиальном и важном, что дало старт Минским договоренностям.

И, наконец, все в тот же день, 26 августа 2015 года, в электронных изданиях The Atlantic в США на английском и в «Коммерсанте» в России на русском были опубликованы «Предложения российско-американской рабочей группы «Бойсто». (1) Документ содержал 24 пункта по широкому спектру урегулированию кризиса на Украине, включая не только проблему Донбасса, но и Крыма. Сравнение первых Минских соглашений от 5 сентября, касавшихся только проблемы Донбасса, с предложениями российско-американской группы «Бойсто» выявляет очевидную смысловую связь семи из двенадцати пунктов Минских соглашений, т. е. более половины. Очевидная связь между двумя документами внушила уверенность российским экспертам накануне и сразу же после заключения Минских соглашений от 5 сентября 2015 года, что они негласно согласованы с американцами. Об этом свидетельствовал «солидный» состав «группы Бойсто».

С американской стороны она включала:

1. Том Грэм — сопредседатель рабочей группы, управляющий директор консалтинговой компании «Киссинджер Ассошиэйтс», специальный помощник президента США по делам России и старший директор по России аппарата Совета национальной безопасности США (2004−2007).

2. Эндрю Вайс — вице-президент по научным исследованиям Фонда Карнеги за международный мир, директор по делам России, Украины и Евразии аппарата Совета национальной безопасности США (1998−2001).

3. Диана Арсенян — вице-президент, руководитель международных программ и директор российской программы корпорации «Карнеги Нью-Йорк».

4. Радж Менон — профессор политологии Школы имени Колина Пауэлла Городского колледжа Университета Нью-Йорка.

5. Роберт Нурик — старший научный сотрудник Атлантического совета США.

6. Джек Снайдер — профессор международных отношений факультета политологии Колумбийского университета (не путать с весьма активным в украинском кризисе пропагандистом Запада профессором Йельского университета Тимоти Снайдером).

С российской стороны в группу входили по большей части «американисты»:

1 Дынкин Александр Александрович — сопредседатель рабочей группы, директор ИМЭМО, помощник председателя правительства России (1998−1999).

2. Арбатов Алексей Георгиевич — руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО, заместитель председателя комитета Государственной думы РФ по обороне (1995−2003).

3. Трубников Вячеслав Иванович — чрезвычайный и полномочный посол, член дирекции ИМЭМО, руководитель Службы внешней разведки России (1996−2000), первый заместитель министра иностранных дел России (2000−2004), генерал армии, Герой России.

4. Кременюк Виктор Александрович — заместитель директора Института США и Канады.

5. Мальгин Артем Владимирович — проректор МГИМО (У) МИД России.

6. Войтоловский Федор Генрихович — заместитель директора ИМЭМО

7. Рябов Андрей Виленович — главный редактор журнала «Мировая экономика и международные отношения».

И, хотя в декларации «группы Бойсто» оговаривалось, что участники группы работают в ней на индивидуальной основе, а не представляют учреждения, в которых они работали, с американской стороны в дело вошел такой важный центр, серьезно занимающийся сбором информации по России, как Фонд Карнеги, с российской по США — ИМЭМО и МГИМО.

Здесь следует заметить, что современная дипломатия от дипломатии, скажем, ХIХ века отличается иным оформлением, другим антуражем. Для нее важны некие предшествующие непубличные элитные договоренности, внешне оформленные, как общественные инициативы. Это разумеется своего рода ритуал, но, тем не менее, это важная часть игры, определенные правила самой этой игры. В этом плане «группа Бойсто» прямо работала по канону американской «Track II diplomacy», что означает в США неправительственные, неформальные и неофициальные контакты и деятельность частных граждан или групп индивидуумов. В случае с «группой Бойсто» важным было и то, что она действовала в закрытом от посторонних глаз пространстве — на маленьком острове под эгидой МИД Финляндии — страны, в эпоху холодной войны выступавшей частым посредником «между Востоком и Западом». В этом отношении работа «группы Бойсто» была прямо связана с визитом российского президента Путина в Финляндию и его переговорами 15 августа 2014 года с президентом этой страны Саули Нийнистё.

Поэтому не случайно, что предложения рабочей группы «Бойсто» в российских и украинских СМИ сразу же стали комментироваться, как признак закулисной американо-российской сделки по Украине, без Украины и за счет Украины, как явный признак «раздела украинского пирога» Россией и США. Подобный пролог облегчил позитивное восприятие Минских договоренностей, как победы российского руководства. В частности, предложения якобы «тайной группы» «Бойсто» именовались в СМИ «планом Путина-Киссинджера», закулисной сделкой, гарантированной семейством Рокфеллеров, «империалистическим планом» и т. д. В российских СМИ прямо утверждалось, что «группа Бойсто» строилась на неформальной связи между экс-госсекретарем США Генри Киссенджером и российским экс-премьером Евгением Примаковым.

Серьезность инициативы «группы Бойсто» сразу же продемонстрировала протестная реакция «элитной общественности» на Западе. Через пять дней после появления на свет «Декларации рабочей группы «Бойсто» был опубликован «Ответ на план «группы Бойсто».(2) Эта публичная декларация, в свою очередь, решительно выступала против «плана группы Бойсто». В частности, в «Ответе» утверждалось: «Инициатива вызывает множество вопросов. Но мы сосредоточили свое внимание на самом вопиющем. Главное заключается в том, что Россия должна положить конец вторжению и агрессии против Украины, отвести свои войска и боевиков, отменить аннексию Крыма и прекратить использовать энергетические и экономические рычаги для наказания Украины и других своих соседей. Без такой трансформации Россия никогда не станет цивилизованным государством, которого заслуживают ее граждане».

Здесь следует заметить, что «контробщественная» инициатива с протестом против другой общественной инициативы также является частью условной игры по схеме современной «общественной публичной дипломатии». Остается неясным, имел ли «Ответ» на декларацию «группы Бойсто» дезавуирующие последствия, или же он изначально был заготовкой для части «Большой игры» с российским руководством. Как бы там ни было, но у истоков Минского процесса изначально стояли американцы, которые использовали инструмент общественной дипломатии для втягивания российского руководства в долгий, безрезультатный и изматывающий процесс по урегулированию военного кризиса на Донбассе. Следует заметить, что у них — американцев — это получилось. Именно поэтому, похоже, о декларации «группы Бойсто» на первую годовщину Минских договоренностей уже крепко подзабыли.

(1) Декларация рабочей группы «Бойсто» // http://www.kommersant.ru/doc/2553169

(2) Ответ на план «группы Бойсто» // http://zn.ua/columnists/otvet-na-plan-gruppy-boysto-151975_.html

«Ответ» подписали среди прочих «интересных людей» такие известные деятели, как бывший заместитель госсекретаря США Строуб Тэлботт, бывший посол Великобритании на Украине Роберт Бринкли, бывший заместитель Секретаря обороны США по вопросам Европы и НАТО Ян Бжезинский, директор евразийских программ Freedom House Сьюзан Корк, бывший помощник госсекретаря США Лорн Кранер, основатель Института Восточно-Европейский исследований в Бремене проф. Вольфганг Айхведе, политолог Пол Гобл, бывший посол США на Украине, ныне директор центра Евразии при Атлантическом совете Джон Хербст, президент Freedom House Дэвид Крамер, вице-президент по вопросам исследований Freedom House Арч Паддингтон, публицист Дэвид Саттер, вице-президент Liberal Mission Foundation Игорь Клямкин, Лилия Шевцова, Андрей Илларионов, Евгений Киселев и т. д.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/09/05/god-minskim-soglasheniyam-kak-ssha-vtyanuli-moskvu-v-izmatyvayushchiy-process
Опубликовано 5 сентября 2015 в 12:05
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами