• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.02

Центральная Азия: «Проблема для России и возможность для Китая»

Нурсултан Назарбаев и Си Цзиньпин. Фото: http://kz.mir24.tv/news/images/original/37460_image.jpg

Поездка глав центральноазиатских государств в Пекин на празднование 70-летия победы «китайского народа над японскими захватчиками» обернулась подписанием крупнейших контрактов экономического характера, и заодно стало еще одним ярким знаком мощнейшего вхождения в этот регион Поднебесной.

То с какой охотой, эмоциональным подъемом, сквозившим даже в скупых официальных сообщениях, отправлялись в Китай президенты глав государств Центральной Азии, уже намекало на то, что едут они не просто праздновать 70-летие китайской победы. Празднование, парад и прочие торжества будут сопряжены с чем-то важным и особенно приятным в это непростое кризисное время. Ожидания не обманули. И президенты оказались не обманутыми.

Глава Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал с председателем КНР Си Цзиньпином договор о создании 45 совместных предприятий, а по 25 из них соглашения были подписаны на общую сумму в $23 млрда долларов. «Это поворотный пункт в казахстанско-китайских отношениях», — не скрывал радости всегда сдержанный Назарбаев.

Казахстан будет поставлять в Поднебесную пшеницу, товары металлургической промышленности, химической отрасли, сельскохозяйственных удобрений. Китай, несмотря на то, что, по словам Назарбаева, обеспечен всем этим, пошел навстречу и согласился увеличить объемы импорта. Это и означает партнерство, убежден казахстанский лидер. Именно такой подход к делу позволил Казахстану и Китаю нарастить за 2−3 года объем товарооборота с $337 млн до $22 млрд. Плюс грандиозные проекты, реализация которых сулит не только экономические дивиденды, но и усиление геополитических позиций. Например, автодорога «Западный Китай — Западная Европа». Между странами ЕС и Азиатско-Тихоокеанского региона ежегодно курсирует около 6 млн. контейнеров. Почти все перевозится морем. Транзитный сухопутный маршрут через Казахстан намного короче морского пути — транспортировка возможна в течение двух недель. «Такое стратегическое преимущество является ключевым условием для образования между Астаной и Пекином транснационального транзитно-транспортного альянса», — считает Нурсултан Назарбаев.

Подобная экономическая близость неминуемо ведет к прочности политических контактов и отнюдь не случайно и президент Казахстана и председатель КНР подчеркнули, что «обе страны выступают единым фронтом по многим вопросам международной политики». Впрочем, сегодня это делать Астане не особенно трудно. Между Китаем и другими важными партнерами Казахстана — Россией и США, непреодолимых острых противоречий пока нет, точнее стороны не заостряют их, избегая конфронтации, которой в сегодняшнем мире избыток.

Не уехал из Пекина с пустыми руками и президент Алмазбек Атамбаев. Во время пребывания в Китае был подписан ряд двусторонних документов по приграничному партнерству, технико-экономическом сотрудничестве на предоставление грантов, а также сотрудничестве между МИДами двух стран. Наиболее же значительным документом видится «Программа сотрудничества между Кыргызской Республикой и КНР на 2015−2025 годы».

В ходе переговоров с Си Цзиньпинем Аламазбек Атамбаев попросил изучить новые возможности сопряжения Евразийского экономического союза с новым поясом Шелкового пути, отметив при этом, что в рамках продвижения инициативы Китая по созданию экономического пояса Шелкового пути и вступления Кыргызстана в ЕАЭС складываются новые контуры торгово-экономического сотрудничества. Лидеры двух стран поручили правительствам изучить открывающиеся возможности и в сжатые сроки разработать соответствующую дорожную карту совместных действий.

Алмазбек Атамбаев отбыл на родину с заверениями китайской стороны оказывать помощь практически во всех сферах экономики, а объем китайских инвестиций в местную экономику, по сообщению киргизских источников, зависит чуть ли не только от желания Бишкека.

Чуть менее скромными оказались в китайском направлении достижения президента Таджикистана Эмомали Рахмона — китайская сторона выразила готовность усилить финансовое присутствие в этой стране, выделить $100 млн для развития аграрного сектора, а также увеличить объемы импорта таджикской сельскохозяйственной продукции — речь о фруктах и овощах. Но и всем этим Рахмон был очень доволен — для такой страны, как Таджикистан, каждый юань имеет двойное значение.

Президент Узбекистана Ислам Каримов в Пекине немало говорил о достижениях в отношениях двух стран. Словно желал дать понять, что-то, к чему стремятся соседние страны, его родным Узбекистаном давно достигнуто. «Взаимовыгодное сотрудничество охватывает все направления сфер политики, экономики, торговли, промышленности, финансов, строительства, науки, образования, культуры. Взаимосвязи между нашими странами последовательно развиваются на основе ряда таких важных документов, как Совместная декларация об установлении стратегического партнерства, Договор о дружбе и сотрудничестве, Совместная декларация о дальнейшем развитии и углублении двусторонних отношений стратегического партнерства», — заявил он.

Впрочем, если и присутствовало в заявлениях узбекского президента преувеличение, то не очень-то и большое. Узбекистан совместно с Китаем реализует ряд крупных инвестиционных проектов: газопровод Средняя Азия-Китай, электрифицированная железная дорога Ангрен-Пап, мощные производства в индустриальных зонах «Навои», «Джизак» и «Ангрен», а всего в этой стране функционирует более 500 предприятий с участием китайского капитала. Товарооборот же достиг почти $6 млрд. Председатель КНР Си Цзиньпин выразил заинтересованность в углублении экономических, в первую очередь промышленных связей с Узбекистаном, дав понять, что его страна готова инвестировать в любую отрасль, которую «подскажет» Ташкент.

И только о договоренностях Ашхабада с Пекином ничего не известно. Как не известно даже о том, присутствовал ли на торжествах в Пекине президент Гурбангулы Бердымухамедов. Об этом пока ни слова не сообщили даже официальные СМИ Туркменистана.

В условиях активной экономической экспансии Китая в Центральную Азию, да еще в период общемирового кризиса возникает закономерный вопрос — сможет ли Россия отстоять свои геополитические интересы в этом регионе, который считает зоной своего геополитического влияния, а, следовательно, и ответственности.

Как сказал корреспонденту EADaily директор казахстанской Группы оценки рисков Досым Сатпаев, у Китая в отличие от России есть четко проработанная стратегия к Центральноазиатскому региону. Это хорошо видно хотя бы по тому факту, что в Китае в последние несколько лет появилось много научно-исследовательских центров, которые занимаются проблематикой и исследованием только Центральной Азии, а некоторые центры занимаются исключительно отдельными государствами региона. «Это свидетельствует о том, что Китай действительно собирается в нашем регионе вести очень активную политику. Причем не только экономическую, но и активную политику с точки зрения, возможно, даже формирования в будущем и лояльных к себе политических элит. Эта система хорошо проработана. Ее в свое время активно использовали США, разработавшие много различных программ по подготовке кадров, студентов. Это делается не просто так», — сказал EADaily Сатпаев. По его словам, Пекин, с момента презентации программы Экономический пояс нового Шелкового пути, именно в рамках этой программы начал также реализацию образовательных проектов для студентов из стран Центральной Азии.

По мнению Сатпаева, сильная сторона китайцев состоит в том, что они прорабатывают свою стратегию на долгие годы вперед, и готовы тратить на ее реализацию серьезные финансовые ресурсы, не вступая при этом в серьезные конфликты в странах региона, где периодически ощущаются антикитайские настроения, в том числе и в Казахстане. «Китай, образно говоря, будет использовать принципы айкидо, т. е. не идти в лобовое столкновение с теми или иными антикитайскими силами, а будет работать с общественным мнением, с лидерами, понемногу формировать иное мнение и отношение к себе. Китай собирается все это делать через два основных механизма: экономическое сотрудничество и мощнейшая программа кредитования центральноазиатских экономик, при этом может первоначально даже в ущерб своим собственным экономическим интересам, но с дальним расчетом на то, что это позволит купить лояльность этих стран», — заявил EADaily Досым Сатпаев.

Вторая основная задача Китая, по мнению эксперта, плотное сотрудничество со странами региона в сфере национальной безопасности. Без этого Китай будет чувствовать себя неуютно, как, впрочем, и субъекты региона.

Третий аспект — культурно-идеологический, говорит Досым Сатпаев, который усиливается со стороны Китая, и для которого у России меньше и возможностей, и финансов. «Самая проигрышная сторона России в том, что у нее нету разработанной конкретной и самое главное прагматичной политики в Центральной Азии. По большому счету, кроме определенных конъюнктурных решений и заявлений по тому или иному поводу России нечего предложить. И мне кажется, что сейчас Россия воспринимает Центральноазиатский регион как некую проблему, которую вроде и надо решать, а как — непонятно. Китай же воспринимает регион, не как проблему, а как некую возможность. В этом ключевое различие. Тем более, что сегодня Россия завязла на украинском направлении, и центральноазиатское стало для нее периферийным», — полагает Сатпаев, подчеркивая, что в это же время Центральная Азия приобретает для Китая стратегическое направление. Это подтверждает проект Экономического пояса Шелкового пути, реализовать который без Центральной Азии Китай никак не сможет.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/09/04/centralnaya-aziya-problema-dlya-rossii-i-vozmozhnost-dlya-kitaya
Опубликовано 4 сентября 2015 в 13:05
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами