• USD 63.72 -0.15
  • EUR 68.35 -0.09
  • BRENT 53.80

Утомлённые «гегемоном»: арабские страны Ближнего Востока и Россия

Владимир Путин и Мухаммед аль-Нахайян. Фото: пресс-служба Кремля.

В ближневосточном регионе Россия завоёвывает всё больше симпатий. Очередным свидетельством роста кредита доверия по отношению к России стал визит трёх арабских лидеров в Москву в дни проведения Международного авиационно-космического салона МАКС-2015.

В этом году салон стал определённым тестом для усилий Запада подвергнуть Россию обструкции на международной арене. США и их евроатлантические союзники с треском провалили промежуточный «зачёт» на изоляцию России, в чём они могли убедиться не только на примере активного участия ближневосточных делегаций в работе выставки. Сами американские и европейские авиастроительные корпорации проигнорировали призывы своих политиков, выставив в подмосковном Жуковском собственные образцы авиатехники. Но наибольший фурор на Запад произвело открытое, без какой-либо оглядки на Вашингтон, проявление арабскими странами доверительного отношения к России.

По всей видимости, единственным утешением для американцев стал неприезд в Москву короля Саудовской Аравии Салмана, хотя визит монарха ожидался до последнего момента. Как известно, в апреле этого года монарх, сославшись на загруженность внутренними делами и текущий вооружённый конфликт в соседнем Йемене, отклонил приглашение президента Барака Обамы прибыть в американский Кэмп-Дэвид на саммит США — страны Персидского залива. Арабские лидеры ещё не настолько осмелели в отношениях с американским партнёром, чтобы демонстрировать ему своё полное пренебрежение. Но игра на Ближнем Востоке разворачивается по правилам, которые могут на определённом этапе привести и к таким показательным дипломатическим демаршам в сторону США. Впрочем, не сейчас. Король Салман решил сначала посетить с первым после своего восшествия на престол заокеанским визитом Вашингтон, отложив до осени приезд в Москву.

Президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, король Иордании Абдалла II и наследный принц Абу-Даби Мухаммед бин Зайед аль-Нахайян уже не раз бывали в Москве с официальными и рабочими визитами. По признанию принца аль-Нахайяна, являющегося к тому же заместителем главнокомандующего вооружёнными силами ОАЭ, его контакты с российским руководством зачастую превосходят в количественном выражении даже встречи с представителями правящих семей и правительств Ближнего Востока.

Глава египетского государства уже в третий раз посещает Россию. Каир и Москва находятся в шаге от оформления необходимых соглашений для запуска масштабного энергетического проекта. В египетском Дабаа, прилегающем к Средиземному морю, «Росатом» может построить два первых атомных энергоблока для «страны пирамид». Иордания также выразила предварительное согласие на возведение своих мощностей «мирного атома» с нуля российским партнёром. У богатых нефтью ОАЭ подобных планов в повестке не значится, ибо, в отличие от египтян и иорданцев, эмиратцы просто не имеют представления о том, что из себя представляет энергодефицит. Но и с федерацией арабских эмиратов россияне нашли общий язык по широкому кругу экономических вопросов.

Отношения России с Иорданией и, тем более, с Египтом, что называется у всех на виду, они не нуждаются в своём особом представлении. Это традиционно дружественные отношения, которые из года в год поступательно продвигаются к формату стратегического партнёрства. Что касается ОАЭ, то, несмотря на свои сравнительно небольшие территориальные размеры и большую близость к США, дислоцирующих здесь сразу несколько крупных военных объектов, Эмираты представляют для России большой интерес. Страна находится под значительным влиянием Саудовской Аравии. Все последние инициативы Эр-Рияда, будь то формирование общего рынка арабских государств Персидского залива, создание объединённых вооружённых сил арабских стран или участие в авиаударах по повстанцам-хуситам в Йемене, власти ОАЭ безоговорочно поддержали. При этом они смогли сохранить ровные отношения с Ираном, без сползания к конфронтации с шиитской державой, что, кстати, саудовцам в последние годы удаётся с огромным трудом.

По одному из наиболее болезненных для современного Ближнего Востока вопросу — проблеме Сирии — позиции России и ОАЭ ещё далеки от взаимопонимания. На этом дипломатическом фронте эмиратцы действуют в фарватере политики саудовцев, которые остаются крайне избирательными не только к инициативам России по Сирии. К примеру, таких сигналов о поддержке предложения Москвы создать единый фронт борьбы с группировкой «Исламское государство», какие можно было услышать от египетского лидера в последние дни августа, руководство ОАЭ пока не может себе позволить. Но всё идёт к тому, что подходы России к решению насущных ближневосточных проблем постепенно пробивают себе дорогу в эмиратских коридорах власти.

Россия и ОАЭ решили сконцентрироваться на развитии торгово-экономических и инвестиционных связей, параллельно присматриваясь к новым направлениям межгосударственной кооперации. Например, в такой, во многом неизведанной для них области, как военно-техническое сотрудничество.

За последние 5 лет товарооборот между странами вырос в разы, активно расширяется инвестиционное сотрудничество. «Мы с большим доверием относимся к вашим инвестфондам», — принимая принца аль-Нахайяна в октябре 2014 года, заявил президент Владимир Путин. На столь лестную оценку будущий глава ОАЭ ответил упоминанием «привилегированных отношений», которые связывают его страну с Россией.

На финальной стадии переговоров находится вопрос участия ОАЭ в постройке одного из отрезков Центральной кольцевой автомобильной дороги (ЦКАД) России. В мае 2015 года стало известно о достигнутой Российским фондом прямых инвестиций с ближневосточными инвесторами договорённости о создании совместного фонда инвестиций. Фонд создаётся при участии арабских финансовых организаций из ОАЭ и Египта. Его задачей станет финансовое обеспечение крупных совместных проектов в области промышленности и сельского хозяйства. Власти и бизнес Эмиратов готовы выделить на инвестиционные программы в России около $7 млрд.

Вслед за этой новостью не заставили себя ждать и схожие инициативы Москвы и Эр-Рияда. По итогам резонансного визита 18 июня в Санкт-Петербург представительной делегации во главе с заместителем наследного принца, министром обороны Королевства Мухаммедом бин Салманом (сын короля Салмана), было объявлено о крупных инвестиционных планах саудовцев на российском рынке. Саудовская Аравия готова вложиться, в частности, в тот же проект ЦКАД, при этом на $3 млрд превысив объём обещанных эмиратцами капиталовложений в российскую экономику. Таким образом, саудовцы заявили о 10-миллмиардном инвестиционном пакете.

Позитив развития связей России с ведущими арабскими государствами Ближнего Востока обусловлен не только абсолютными цифрами будущих инвестиций. Вопрос имеет и качественную сторону, заключающуюся в том, что практически во всех бизнес-проектах с участием суверенных фондов аравийских монархий Саудовская Аравия и ОАЭ действуют в совместном режиме. К тому же, на отдельных направлениях экономического сотрудничества, они привлекают к многосторонним программам египетский государственный и частный сектора. Саудовское спонсорство над Египтом постепенно подбирается и к вопросу финансирования Эр-Риядом египетских оборонных программ. Вооружить и оснастить Египет по последнему слову техники — представляет для аравийцев важнейший интерес. Приобретение египтянами российского оружия на саудовские кредиты или гранты — прагматичный вариант для Эр-Рияда в его планах создания в регионе объединённых арабских сил быстрого реагирования. Вооружения и военная техника из России могут поступить арабским заказчикам в кратчайшие сроки, миную различные бюрократические препоны. В то время как в случае с США на согласование контрактов в треугольнике «Белый дом — Пентагон — Конгресс» уходит непозволительно много времени. Если кто сомневается, пусть спросит у иракцев, которые столкнулись с медлительностью американцев даже в те летние дни 2014 года, когда стоял вопрос молниеносного продвижения боевиков «Исламского государства» на Багдад.

Агентство Bloomberg недавно привело объём золотовалютных резервов ОАЭ — около $1,1 трлн. Что интересно, суверенные накопления эмиратцев почти вдвое превосходят финансовую «подушку безопасности» саудовцев. В этом кроется одно из объяснений всеобщего признания ОАЭ, свободные средства которых в виде инвестиций могут оказаться весьма кстати не только для России, но и для той же Саудовской Аравии. Ведь крупнейшая монархия Ближнего Востока с 30-миллионным населением уже столкнулась с дефицитом ликвидности, принялась изыскивать дополнительные средства для поддержания объёмных внутренних социальных программ на прежнем уровне.

Перед Россией и ОАЭ, заметим, как и в российско-саудовском формате намечающегося партнёрства, открываются определённые перспективы и по линии военно-технического сотрудничества. «Рособоронэкспорт» продолжает обсуждать с эмиратской стороной возможность совместной разработки и производства продукции военного назначения.

В ходе осмотра экспозиции на февральской выставке IDEX 2015 в ОАЭ глава Минпромторга РФ Денис Мантуров сообщил о создании совместно с Эмиратами 57-мм универсальной артиллерийской установки А-220М. Речь идёт не просто о поставках нашей техники в ОАЭ, а, в первую очередь, о создании совместных предприятий, совместных продуктов, уточнил российский министр.

Россия и арабские государства Персидского залива на нынешнем этапе избрали прагматичный курс развития своих отношений. Остающиеся внешнеполитические разногласия по некоторым ближневосточным проблемам стороны решили сгладить инструментарием совместных экономических проектов, конечно, не забывая о своих национальных интересах. Формула аравийцев «у Башара Асада нет политического будущего в новой Сирии» продолжает выступать барьером на пути сближения позиций Москвы с арабскими столицами. Но прагматизм берёт верх, стороны постепенно нащупывают почву сближения в других «горячих точках» Ближнего Востока.

В этом контексте симптоматичным стал визит 28 мая в Москву главы МИД ОАЭ Абдаллы аль-Нахайяна. Эмиратское англоязычное издание The National по итогам дипломатического контакта России и ОАЭ отметило сразу несколько ближневосточных регионов, где позиции двух стран сходятся в главном (1). В беднейшей стране Аравийского полуострова — Йемене, где ВВС и спецназ ОАЭ непосредственно вовлечены в гражданскую войну, Москва и Абу-Даби высказываются за скорейшее установление режима прекращения огня и запуск диалога национального примирения. Россия и ОАЭ поддерживают международно признанное правительство Ливии, вместе с силами генерала Халифы Хафтара, базирующимися в восточном городе североафриканской страны Тобруке. Борьба с «Исламским государством» в Ираке, недопущение разрастания правительственного кризиса в Ливане, поддержка Египта и Иордании в борьбе с внутренними проявлениями религиозного экстремизма — также очерчивают линии взаимодействия Москвы и Абу-Даби.

Арабские страны потянулись к Москве, интуитивно ощущая необходимость сбалансировать свои отношения с США углублением военно-политических и экономических связей с Россией. Политика навязчивого «гегемона» всем изрядно опостылела, хотя арабы Ближнего Востока понимают, что быстрого отказа от партнёрства с США в сфере безопасности произойти не может. В любом случае, расстановку американцами своих внешнеполитических приоритетов, когда борьба с группировкой «Исламское государство» и исходящие от России «угрозы» ставятся на один уровень, даже самые тесные ближневосточные партнёры США не намерены поддерживать. Напротив, Россия рассматривается ими не в качестве источника опасности, но глобального игрока, с которым необходимо наладить конструктивный диалог, а не поддаваться на провокационные уловки Запада по части изоляции Москвы.

Как можно понять из многочисленных экспертных работ ближневосточных авторов, посвящённых нынешнему этапу отношений арабского мира с Россией и США, происходит серьёзная переоценка, своеобразная «инвентаризация» всего комплекса связей с внерегиональными центрами силы. В аналитических кругах, в политическом сословии Ближнего Востока всё больше задумываются, в частности, над следующим. Несколько американских военных баз в регионе, десятки нависших над пространством Большого Ближнего Востока спутников слежения NASA и другие атрибуты мощи «гегемона» не уберегли от джихадистской напасти, напротив, во многом притупив собственный инстинкт самосохранения у региональных держав. Другими словами, произошёл не только крупный сбой в понимании всесильности США, но в ряды его ближневосточных союзников закрались ещё и самые серьёзные подозрения в наличии у «гегемона» планов с двойным дном. Америка приняла «арабскую весну», этот сгусток геополитического хаоса для стабильности всех режимов региона, с распростёртыми объятиями. США всё больше интригуют с Ираном. В те же «американские воды» вошли Великобритания, Франция и Германия. И только Россия сохранила преемственность курса, не давая своим ближневосточным партнёрам заподозрить себя в беспринципности, в легковесном отношении к стратегической установке арабского мира обрести хоть какую-то стабильность в пику провоцируемого Западом хаоса.

(1) UAE and Russia have a bond that will only grow stronger // The National, June 4, 2015.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/30/utomlyonnye-gegemonom-arabskie-strany-blizhnego-vostoka-i-rossiya
Опубликовано 30 августа 2015 в 19:47
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами