• USD 62.52 -0.76
  • EUR 65.92 -1.23
  • BRENT 54.21 +0.59%

Украина: субъект или объект мирового экономического противостояния?

Есть такой предревний анекдот о гуляющих по кладбищу грузине и украинце. Украинец удивляется тому, что на очень многих могильных плитах после двух дат, рождения и смерти, у многих изрядно поживших, пожилых людей есть приписка «жил 15 лет», «жил 22 года», «прожил 35 лет» и так далее. На вопрос, почему так, грузин объясняет, что «жил 15 лет» — это когда у человека были свое дело, собственный дом полной чашей, сытая обеспеченная семья, хозяйство, авто, дача, и прочее, прочее. После этого украинец просит друга, чтобы тот на его могильной плите распорядился приписать в конце «народився мертвим». Прискорбно, но такого рода «мертворождёнчество» в Украине буквально с каждым днём становится всё больше актуальным и распространённым.

Почему украинцы нищают так стремительно

Давайте не будем повторять изрядно засаленный штамп о том, какой замечательный экономический ресурс достался Украине после развала Советского Союза. Какая замечательная промышленность нам досталась в наследство — от авиакосмической до сталелитейной. Какое перспективное сельское хозяйство, которое уже практически сразу было готово засыпать всю Европу зерном и сахаром. Как много заводов-газет-пароходов только и ждали прихода настоящего цивилизованного хозяина, который бы враз наладил выпуск чего-то очень-очень всем нужного и страшно выгодного, а зарплату всем платил бы только в у.е.

Тщательно культивируемая и умело насаждаемая эйфория независимости под девизом «ну, вот теперь-то запануем» буквально в считанные дни доказала очень простой факт: нам достался не грандиозный промышленно-экономический, сельскохозяйственный, кадровый и научный ресурс. Нам досталась часть, осколок, усечённый фрагмент обширной единой хозяйственной системы. И фрагмент далеко не самодостаточный. Поэтому, с разрушением прежних экономических связей, отработанных схем взаимодействия под эгидой новой государственной самостоятельности, начал крошиться и рушиться и этот ресурс. Конечно, всё это шло рука об руку с самой лихой беспринципной приватизацией, какую только видел свет — чего стоит, к примеру, искусственный крах Черноморского морского пароходства, когда из 227 судов у государства Украина остался только один корабль. Кстати, наверняка, прежде всего подобной лихостью, вкупе с другими обстоятельствами и объясняется, почему быть главой Фонда госимущества (центрального органа исполнительной власти, реализующего государственную политику приватизации) — весьма небезопасная должность. Из семи руководителей ФГИ Украины, двое — Михаил Чечетов и Валентина Семенюк-Самсоненко покончили с жизнью при весьма странных обстоятельствах.

Итак, разрушение экономики Украины, практически всех промышленных отраслей, особенно высокотехнологических, произошло, прежде всего, как результат искусственно организованного разрыва экономических связей с бывшими советскими республиками — прежде всего с Российской Федерацией, что привело просто к катастрофическому падению экономического развития. А ведь до этого, украинская экономика была динамично развивающейся и стабильно растущей практически все годы, начиная с 1945 и по 1990 включительно. Фактически от этого удара Украина не оправилась, как следует, до сегодняшнего дня. Например, лишь химическая промышленность и металлургия у нас имеют замкнутые циклы промышленного производства. Остальные же отрасли — нет. Что это, как не заранее уготованная нам роль банального сырьевого придатка? Ведь недостаточно разработать «на старых запасах» новый транспортный самолёт АН-148. Его, как минимум, необходимо поставить в промышленное производство, организовать продажу и последующую систему технического обслуживания. Ничего этого без взаимной кооперации с той же Россией или, допустим, Казахстаном, сделать оказалось просто невозможно. Европе же, а тем более США, новый конкурент в этой нише просто не нужен. И так во всем и везде.

Практически та же картина наблюдается и в агропромышленном производстве: одно дело поставлять семена подсолнечника и масло цистернами, и совсем другое — расфасованное, уже бутилированное масло. Итак, не имея достаточно законченного, замкнутого цикла производства, искусственно разрушив налаженные схемы и связи, мы сами же теряем и естественные природно-климатические преимущества в производстве, и традиционно-исторические связи на мировом рынке.

Первый же, самый закономерный результат всего этого — стремительное обнищание населения.

А что сегодня?

Только с 2013 по 2015 годы ВВП в долларах на душу населения сократился в 2,1 раза. Всего за два последних года Украина стала беднее более чем в 2 раза. Пусть завидуют правительства-предшественники — им такие темпы и не снились. По прогнозам падения ВВП на 15%, его объем в 2015 году составит $83 млрд, или $2001 на душу населения. И это ещё без учёта показателей растущей инфляции, растущих тарифов ЖКХ и растущего государственного долга Украины. «Благодаря» политике Кабинета министров Арсения Яценюка на всё большее усиление сотрудничества с Международным валютным фондом, с начала 2015 года Украина уже одолжила более 150 миллиардов гривен. И государственный долг, таким образом, увеличился на треть. А это значит, что уже сейчас на каждого гражданина страны приходится около 30 тысяч гривен внешнего долга.

Последние официальные данные Госстата Украины свидетельствуют, что по сравнению с январем-июлем 2014 года, добывающая промышленность Украины уменьшила объемы производства на 23,4%, перерабатывающая — на 18,6%. Пищевая промышленность за семь месяцев 2015 года сократила производство на 12%, легкая промышленность — на 6,4%. Промышленность падала в июне этого года на 18,1%, и в мае — на 20,7%, и в апреле — на 21,7%. Падение валового внутреннего продукта в I квартале 2015 года составило 17,6%, а во II — 14,7%.

Спад промышленного производства в июле 2015 года составил 13,4% по сравнению с июлем 2014 года. В то же время, падение его замедлилось на 3,4% по сравнению с данными июня этого года. Забавней всего, что именно последнюю цифру — как иллюстрацию замедления темпов падения экономики — коалиционное правительство Арсения Яценюка считает сегодня главным своим достижением. Согласитесь, как-то несколько цинично: сползание в пропасть не остановилось, оно продолжается, и остановить его нынешними методами вряд ли получится. Зато оно замедлилось — и это несомненный успех.

Как отдавать?

С кредиторами, в данном случае с Международным валютным фондом, расплачивается правительство страны, которое взяло на себя соответствующие обязательства. Но тут имеется одна тонкость, которую стараются не слишком афишировать в нынешнем Кабинете министров. Берут в долг одни. А отдавать приходится другим. Правительство, строящее государственную финансовую систему, прежде всего, на внешнем заимствовании, долго не остаётся «у руля». Пример тому у нас уже имеется — второе правительство Юлии Тимошенко (2007−2010) набрало у того же МВФ 11 миллиардов кредита, которые погашались в 2012- 2013 годах уже правительством Николая Азарова.

Нельзя, конечно, утверждать, что именно такая надежда тешит сердце нынешнего премьер-министра, но тот момент, что сегодня катастрофически мало что-либо предпринимается для поиска и организации дополнительных источников государственных доходов — это упрямо существующий факт. Ведь по расчётам экономистов, сегодня в МВФ считают, что до 2020 года собираемые налоги с населения и бизнеса вырастут в 2,4 раза. И за счет этих налогов, за счет их значительного роста будут погашаться взятые кредиты. За счет роста акцизов, за счет роста НДС, за счёт иных прямых или косвенных налогообложений. А возможно ли это в нынешних условиях деградации практически всякого производства в стране и массового обнищания населения? Очевидно, что категорически нет. Ни бизнес, ни народ такой дополнительной нагрузки не потянут физически.

Тем более, что один из ключевых наполнителей бюджета, внешняя торговля оказалась в глубочайшем кризисе за всю историю самостийной Украины. Очень странный факт: с одной стороны, победившие прежнюю «преступную власть» евроинтеграторы, получили то, чего так настойчиво добивались — свободный доступ отечественных товаров на европейский рынок. А с другой стороны — после отмены Евросоюзом ввозных пошлин на украинские товары с 1 января 2015 года, наш экспорт в страны ЕС упал на 34%. Специалисты объясняют это введением Европой строжайшей системы квотирования украинского экспорта. Европа по-новому отгородилась от нас. А это, между прочим, многомиллионные потери для нашей экономики.

Поэтому вполне закономерно появляются несколько вопросов: разве о квотировании Кабинет министров Украины не был заранее предупреждён дружественным Европейским Союзом, куда мы так настойчиво стремимся? И тогда, быть может, не стоило резко и «по живому» рвать новые торгово-экономические связи, которые приносили значительные доходы Украине — связи с той же Россией, Казахстаном, другими странами СНГ? Разве не предупреждали того же украинского премьер-министра ещё в минувшем году российский экс-министр финансов Алексей Кудрин в докладе «Тупик борьбы интеграций в Европе» Комитета гражданских инициатив, руководитель Центра интеграционных исследований «Евразийского банка развития» Евгений Винокуров и ещё целый ряд экономистов о том, что общие потери Украины только из-за ухудшения отношений с Россией могут ежегодно составлять сумму около $33 млрд?

Ведь даже в такой знаковой нише, как переводы украинскими трудовыми мигрантами денежных средств домой наблюдается серьёзное сокращение. Только по официальным данным, объём таких поступлений в первом полугодии 2015 составил $1,174 млрд. Тогда как в 2014 году он составлял $3,885 млрд. Уже меньше на $2 миллиарда в перспективе. И это только открытые официальные данные. По оценкам специалистов, всего же в зоне риска потерь в этом году около 7−8 миллиардов долларов. Ещё один интересный момент: все эти переводы — от более чем 1,1 миллиона украинских граждан, работающих… в Российской Федерации и странах СНГ. Европейский Союз, некогда громко и активно заявлявший о своей приверженности курсу Соглашения об ассоциации Украины и ЕС, сегодня с всё большим скрипом пускает украинских заробитчан к себе. А получить шенгенскую визу для украинцев сегодня вообще становится малореальным.

Хоть кто-то поможет?

Как видим, надежда быстро и легко заработать на торговле с Европой оказалась весьма и весьма призрачной. Попытки получить действенную финансовую и экономическую помощь и поддержку от США тоже пока слабо получается — хитом Интернета стала фотография, как премьер Яценюк после одной из таких встреч просто печально курил на парапетике.

Демонстративный картинный разрыв экономических отношений с Россией и участие наравне со взрослыми в политике экономических санкций против неё же, счастья тоже не принесли: экспорт в Россию сократился на 60,3%, а импорт — на 57,1%. Обвалились и общие данные по внешней торговле — на 33%. А это миллионы и миллионы убытков. И не гривен, а долларов.

Может быть, тогда есть надежда попытаться как-то прорваться на другие рынки? Найти помощь в другой части света? Увы. Та же тенденция, однако. Катастрофически падают цифры торговли с крупным торговым партнерам. На две трети обвалился экспорт в Беларусь, на 20% снизился импорт из Китая. Более чем на четверть снизился товарооборот с Турцией. Экспорт в Казахстан упал на 24%, в дружественную Грузию — на 19%. Да и чем торговать-то при таком снижении производства, как у нас сейчас в стране?

Но есть и плюсы. В десятки тысяч раз выросли внешнеторговые показатели Украины с такими странами, как Южный Судан, Сейшельские Острова, Филиппины. Правда, украинский экспорт на те же Сейшелы за один январь 2015 года даже после многократного роста составил аж 135,7 тысяч долларов. Стоит ли обманывать самих же себя таким «ростом» внешней торговли на новых рынках? И ещё как-то надеяться, что мы по-прежнему что-то могущий решать и делать субъект мировой экономики?

Зато, по словам Петра Порошенко, Украина стала получать военно-техническую помощь из 11 стран — от боеприпасов, радаров, беспилотников, коммуникационного оборудования и иной техники сейчас до противотанковых ракет Javelin в перспективе. Последних кстати, Украине необходимо, как минимум 1240 штук — так заявил в интервью The Wall Street Journal президент Порошенко (29.07.10). По его словам, озвученное число ракет имеет для Украины особое значение. От 1240 ядерных боеголовок Киев в свое время отказался в рамках Будапештского меморандума.

И в этом вопросе, США не перекладывают ответственность принятия решений на какой-нибудь там Европейский Союз? Сенат Соединенных Штатов Америки сравнительно недавно (18.06.15) одобрил поправки к военному бюджету, в котором предусмотрено выделение военной помощи Украине в размере около 300 миллионов долларов.

Из всего этого напрашивается всего несколько вопросов: если Соединённые Штаты и их союзники не очень спешат с оказанием Украине экономической помощи или движении навстречу в вопросах внешней торговли, то так ли уж они заинтересованы в экономически сильной и по-настоящему независимой Украине, как заявляют на словах? Если растёт не торгово-финансовая помощь, а военно-техническая, то тогда к какой участи готовят нашу страну — лимитрофного государства или грядущего поля боя? И задаются ли подобными вопросами в Европейском Союзе, который всё-таки будет поближе к Украине, чем США?..

Андрей Чесноков, экономический обозреватель (Киев), специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/25/ukraina-subekt-ili-obekt-mirovogo-ekonomicheskogo-protivostoyaniya
Опубликовано 25 августа 2015 в 11:47
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами