• USD 62.53 -0.75
  • EUR 65.89 -1.27
  • BRENT 54.15 +0.48%

В поисках внешнеполитического баланса: Закавказье за неделю

Иллюстрация: mappery.com

Азербайджан

Интернет-сайт haqqin.az в статье под названием «Россия застряла в Анкаре, Азербайджан пошел дальше» (12 августа) утверждает, что будущее амбициозного проекта «Турецкий поток», посредством которого российские власти собирались доставлять свой газ в Европу вместо транзита по Украине, к концу лета 2015 года оказалось под большим вопросом: «Судите сами. Межправительственное соглашение по нему между Москвой и Анкарой до сих пор не подписано, официальные переговоры не ведутся, а контракт с итальянским подрядчиком Saipem на укладку первой нитки газопровода по дну моря расторгнут. В исполнении Эрдогана он принес его московским партнерам немалые разочарования. „Газпром“ планировал начать работы еще в начале июня. Хотя многие проблемы, с которыми ныне сталкивается проект, были очевидны независимым специалистам ТЭК уже с момента объявления о нем в декабре 2014 года.

Тогда газпромовские представители различного уровня уверенно обещали, что вот-вот приступят к прокладке труб, а к 2019 году „Турецкий поток“ позволит полностью исключить транзит российского газа через территорию Украины. Однако турки оказались жесткими переговорщиками и выдвинули свои условия. Главное из них — существенная скидка на газ из России для внутреннего потребления в обмен на разрешение на строительство». По версии haqqin. az, Анкара, соглашаясь на начальном этапе на прокладку одной трубы, когда «Газпром» рассчитывал на четыре, явно демонстрировала, что делает Москве скорее политическое одолжение, чем экономически заинтересована в ее энергоносителях.

«Чувствительный удар по планам „Газпрома“ нанесли итоги прошедших в июне парламентских выборов в Турции. Дело в том, что устные договоренности о строительстве газопровода были вроде бы достигнуты, и далее предполагалось, что после выборов подконтрольный президенту Эрдогану кабинет министров оформит их законодательно. Однако партия Эрдогана, как известно, утратила доминирующее положение в парламенте, а с оппозицией договориться пока не удается».

Интернет-сайт констатирует, что «внутриполитическая ситуация в Турции сейчас такова, что де-факто правительства там нет. Возможно, оно будет сформировано в сентябре, однако не исключены и повторные выборы. Получается, что Россия подготовила все необходимые документы по газопроводу, но подписывать их не с кем».

Haqqin.az приводит слова главы российского Совета по внешней и оборонной политике Федора Лукьянова, который считает, что затягивание переговоров (по проекту «Турецкого потока» — EADaily), на которое повлияли грядущие перевыборы, выгодно скорее Турции, чем России. Анкара сейчас находится в сложном положении из-за возобновившегося конфликта с курдами и неясной ситуации на границе с Ираком и Сирией, поэтому переговоры по «Турецкому потоку» для руководства страны сейчас не являются приоритетными.

В статье «США пытаются вернуть симпатию Азербайджана?» (13 августа) газета «Эхо» пишет, что недавно посол США в Азербайджане Роберт Секута встретился с председателем Совета государственной поддержки НПО при президенте Азаем Гулиевым. Об этом сообщается в микроблоге посольства в twitter. На встрече американского дипломата с главой совета были обсуждены программы помощи США в Азербайджане. «США в различных сферах выделили Азербайджану помощь на сумму 1,3 миллиарда долларов. Мы ожидаем, что эта сумма возрастет», — отмечается в сообщении.

В беседе с газетой экономист Октай Ахвердиев замечает: «Факт сближения Азербайджана с Россией не нравится США. Они пытаются всеми способами восстановить двусторонние отношения. Видимо, увеличение финансовой помощи — это один из тактических ходов. Азербайджану выгоднее сотрудничать с экономической точки зрения с Западом, а вот с точки зрения развития демократии, защиты прав человека — с Россией, поскольку в РФ тоже бывают проблемы в этих сферах». По его словам, как правило, американцы перечисляют армянам всегда больше, чем Азербайджану. «Обычно эти деньги в качестве финансовой помощи дают именно на развитие определенных областей, ведь эта помощь безвозмездна. Учитывая сегодняшние натянутые отношения Азербайджана и Запада, американцы все равно поддерживают все наши энергетические проекты, в том числе TAP и TANAP. Но Запад хочет, чтобы Азербайджан с геополитической точки зрения «плясал под их дудку».

Двусторонние американо-азербайджанские связи были сильны в 1990-е годы и даже в начале 2000-х годов, но теперь они почти заморожены, считают вашингтонские аналитики. Нынешние отношения — результат неоправданных ожиданий обеих сторон и разочарований, считает Фиона Хилл, директор Центра в Институте Брукингса. Выступая недавно в Вашингтоне на конференции, посвященной политике Запада на Южном Кавказе, она отметила, что отношения между Баку и Вашингтоном резко ухудшились в начале прошлого года на фоне подавления в Азербайджане гражданского общества и западных институтов. Высокопоставленные госчиновники в Азербайджане стали обвинять американскую администрацию в антиазербайджанской политике, а также в антисемитизме и антиисламской политике. Как полагант Фиона Хилл, на Южном Кавказе сталкиваются интересы России, США и ЕС, их подходы к региону не совпадают. США, ЕС и Турция «должны работать вместе, а не по отдельности», сосредоточив внимание на поддержке Армении, Азербайджана и Грузии.

С ней согласен Клаус Ботзет — представитель ЕС в США, который полагает, что Евросоюз «привержен и может вложить значительные ресурсы» в свои отношения со странами Кавказа. В то же время, добавил он, «мы не будем сдавать наши ценности — демократию, права человека, свободу слова».

В годы своего президентства Михаил Саакашвили неоднократно обходил международные санкции в отношении Ирана. Об этом со ссылкой на грузинские СМИ пишет в статье «Как Саакашвили помог Ахмадинежаду обходить западные санкции» (14 августа) газета «Новое время».

Михаил Саакашвили в период своего президентства дважды провел переговоры с Махмудом Ахмадинежадом (экс-президент Ирана — EADaily) и сделал существенные шаги для привлечения иранского капитала в Грузию. Тогда же большинство иранских компаний отмывали свои деньги в грузинских банках. «Попытки иранского капитала использовать грузинские банки в период санкций после ухода Саакащвили для отмывания денег завершились провалом. Сама же Грузия, переживающая острый правительственный и политический кризис, ведет достаточно вялую политику в иранском направлении».

Как полагает газета, «наверняка, именно эти старые контакты легли в основу посещения в конце июля Одессы делегацией иранских бизнесменов, где последние провели переговоры с нынешним одесским губернатором. Надо отметить, что морская связка Батуми-Одесса довольно давно интересовала иранскую сторону. О ней говорили еще в период, когда для переговоров с Асланом Абашидзе в Аджарию приезжал президент Ирaна Хатами».

С изменением политической ситуации в Грузии и на Украине не исключено, что тема морского пути между двумя портами снова стала казаться для Ирана актуальной. Однако с учетом большого политического влияния Вашингтона на Тбилиси и экономического присутствия Турции в Аджарии, большие перспективы Тегерану на грузинском направлении, как говорится, «не светят». «Кроме того, как стало известно грузинским СМИ, Саакашвили пригласил своего друга Ахмадинежада в Одессу. Ожидается, что Ахмадинежад в составе иранских бизнесменов посетит Одессу для участия в международном бизнес-форуме», — подытоживает «Новое время»

Армения

Информационное агентство Арминфо беседует с профессором Санкт-Петербургского университета, политологом, востоковедом Александром Сотниченко. В интервью под названием «Если Россия не разрешит Карабахский конфликт, его разрешат другие» (10 августа) Сотниченко, в частности, прогнозирует варианты урегулирования карабахского конфликта, рассуждает о роли и перспективах России на Южном Кавказе.

«Урегулирование этого затяжного (нагорно-карабахского — EADaily) конфликта возможно лишь в региональном масштабе, учитывая, что глобальные игроки и в прямом, и в переносном смысле слишком далеки от региона, охваченного этим конфликтом. Они не понимают в полной мере сложность его проблем, да и не имеют к этому интереса. США и их союзников по НАТО не следует допускать до реального разрешения Карабахского конфликта, учитывая, что их участие в разрешении проблем Ирака, Афганистана и Ливии привело исключительно к непрекращающемуся кровопролитию и росту терроризма. В этом свете, представляется, что если народы Южного Кавказа не хотят разделить судьбу иракцев, ливийцев и афганцев, то им не следует допускать НАТО к разрешению карабахского конфликта».

Иными словами, продолжает политолог, конфликт может быть решен исключительно при помощи и содействии региональных держав: России, Ирана и Турции: «Сегодня между этими странами рабочие, доверительные отношения. Есть, конечно, и проблемы, но они не носят слишком сильного характера. Именно региональный масштаб способен дать разрешение карабахскому конфликту. Москва, Тегеран и Анкара, в отличие от более дальних столиц, без сомнения, заинтересованы в стабильном развитии региона, превращения Южного Кавказа в беспрепятственную транзитную зону, а его стран — в надежных развивающихся партнеров».

По мнению Александра Сотниченко, если Россия не предпримет шаги в направлении урегулирования Карабахского конфликта, то рано или поздно за нее это сделают другие. В первую очередь США и их союзники по ЕС и НАТО. «К сожалению, с 1994 года никаких серьезных изменений вокруг процесса урегулирования, в том числе с подачи Москвы, зафиксировано не было. В Москве считают, что сохранение статус-кво исходит из ее интересов и довольствуются этим. Однако, последние тенденции, в частности заявления американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Джеймса Уорлика, говорят о необходимости «ответных» шагов России. США имеют сегодня довольно привилегированные позиции на Южном Кавказе и еще большее их развитие и укрепление является исключительно делом времени. У Штатов пока просто не дошли руки до разрешения проблемы Карабаха, естественно, в их понимании. И дело даже не в том, что у США не хватает для этого ресурсов. Просто сегодня в мире есть гораздо более важные географические точки, где Вашингтон защищает свои интересы».

Политолог не исключает, что, в конце концов, наступит и черед Южного Кавказа и, в первую очередь, Нагорного Карабаха: «И если до этого Россия не попробует разрешить конфликт в своих интересах, то со временем наша страна будет полностью отрешена от решения региональных проблем. Сегодня благодаря сопредседательству в Минской группе ОБСЕ (совместно с США и Францией Россия является международным посредником в переговорах по урегулированию нагорно-карабахского конфликта — EADaily), своему экономическому присутствию Россия имеет влияние как на Армению, так и на Азербайджан».

«Курс внешнеполитического баланса Еревана, пытающегося лавировать на тонкой линии отношений между Россией и Западом, в целом проявился и в сфере обороны». Так оценивается недавний визит в США делегации, возглавляемой заместителем министра обороны Армении Давидом Тонояном, в аналитической статье «Американский сигнал Еревана Москве» (11августа), опубликованной на интернет-сайте Sputnik Armenia.

«Недавний визит делегации в США отличался от других такого рода официальных поездок несколькими обстоятельствами. Интенсивность графика встреч с высокопоставленными чиновниками Пентагона, Госдепа и Совета национальной безопасности и содержание сделанных в Вашингтоне заявлений. В свете продолжающегося уже не первый год обострения ситуации в зоне карабахского конфликта, Тоноян по итогам визита заявил, что США «помогут усилить контроль над сохранением перемирия в зоне нагорно-карабахского конфликта». По просьбе журналистов, касаясь темы совмещения армяно-американского военного сотрудничества и присутствием в армянском городе Гюмри российской военной базы (Россия является стратегическим союзником Армении и гарантом ее безопасности), Давид Тоноян заметил, что Ереван ведет многовекторную оборонную политику, и в целом «одно никак не противоречит другому».

В интервью sputnikarmenia.ru экс-министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян заявил, что «цель Еревана — не предпринимать какие-то шаги против России или в угоду США, а имеющимися под рукой военными, политическими и дипломатическими механизмами не допустить нагнетания ситуации в зоне карабахского конфликта». Политика Армении, считает он, ни в коем случае не направлена против России: «Армения, хорошо понимая интересы как России, так и США в регионе, не пойдет на какие-то резкие шаги, которые могли бы привести к возникновению напряжения как между странами-сопредседателями карабахского конфликта, так и Москвой и Ереваном. Это не переход в сторону США или сигнал Москве, а продолжение ранее существующей линии».

Россия, признает он, поставляет вооружения в Азербайджан, но по рыночным ценам (а Армении — по внутренним, льготным ценам). «Но Россия начала эти поставки только после того, как в 2010 году между Москвой и Ереваном был подписан протокол к договору о дислокации 102-ой военной базы, где Россия взяла на себя обязательство защищать границы Армении и обеспечить ее армию современным вооружением».

Заявление Тонояна военный эксперт Давид Арутюнов считает перекосом в логике карабахского урегулирования в сторону США, поскольку другим странам-сопредседателям (Минской группы ОБСЕ — EADaily) Ереваном открыто не было сделано подобное предложение. «Очевидно, что если американцы это предложение примут и начнут действовать, будет некоторое наращивание их военно-дипломатического присутствия здесь», — отмечает он.

На взгляд российского политолога, эксперта по Кавказу Сергея Маркедонова, Ереван просто желает не допустить, чтобы Азербайджан монополизировал западное направление политики. «Армения хочет яйца складывать в разные корзины, что было до 2014 года (до вступления Еревана в ЕАЭС — прим. автора статьи), и это не открытие. То есть, существуют некоторые каналы влиять на американцев, чтобы не давать Азербайджану усиливаться в этом направлении, и Ереван это делает».
Межу тем, как считает политолог, общая конфронтационная атмосфера отношений между США и Россией накладывает свою печать также на карабахском конфликте. «Есть опасность, что на фоне этой конфронтации может расти напряжение в зоне конфликта в виде вооруженных инцидентов. И если до 2013 года Россия и США могли вместе жестко реагировать на это, сейчас каждый по отдельности с подозрением будет воспринимать действия другого».

И всё же Сергей Македонов не думает, что противоречия между Москвой и Вашингтоном полностью перекинутся и на карабахскую площадку, но общий конфронтационный настрой таит в себе определенную опасность.

В статье «Пока мы говорим об участии Армении в проекте «Шелкового пути», Баку уже перешел к делу» (12 августа) газета «Аравот» пишет, что Азербайджан предпринимает в отношении Ирана конкретные шаги. «Как передает иранское агентство Mehr, власти Азербайджана планируют разморозить иранские активы в 120 млн. долларов. Об этом сообщил председатель комиссии по вопросам ирано-азербайджанского торгово-экономического сотрудничества Мехди Мохташами. По его словам, «На встрече с азербайджанской делегацией в Тегеране представители двух стран договорились о размораживании части иранских активов на 500 млн. долларов, которая будет направлена на развитие торговли между двумя странами».

Как сообщает «Аравот», на днях была опубликована другая заслуживающая внимания информация о том, что Иран и Азербайджан ведут переговоры с целью совместного экспорта иранского газа на международный рынок. Эту информацию подтвердил директор национальной газовой компании Ирана Алиреза Камели. По его словам, для экспорта иранского газа в Европу сейчас ведутся серьезные переговоры с государственной нефтяной компании Азербайджана. Речь в частности, идет об экспорте по газопроводу Баку-Тбилиси-Эрзрум. Недавно министр экономики и промышленности Азербайджана Шахин Мустафаев совершил визит в Тегеран, министр нефти Ирана Бижан Зангане на встрече с ним отметил, что для экспорта нефти Иран может использовать нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан.

По мнению «Аравот», «Интересно и другое сообщение: недавно первый испытательный поезд-контейнеровоз, преодолев более чем 3500 километров, из Китая по Транскаспийскому транспортному маршруту прибыл в Азербайджан. Поезд выехал 28 июля и через 5 дней прибыл в Баку. Президент компании «Казахстанские железные дороги» Аскар Мамин отметил, что у Транскаспийского маршрута имеется огромный потенциал, который превратит Казахстан и Азербайджан в транзитный мост между Азией и Европой. Он также добавил, что маршрут из Китая через Казахстан в направлении Азербайджана, Грузии и Турции будет способствовать расширению транзитного потенциала Казахстана и росту конкурентоспособности Транскаспийского международного транспортного маршрута».

«Обсуждения о возможностях открывшегося нового иранского «окна» возможностей, о программах участия Армении в проекте «Шелкового пути» долго длиться не могут, имея в виду очевидную спешку властей Азербайджана. Пришло время для того, чтобы Армения вела более инициативную региональную политику — с целью не быть изолированной от новых региональных проектов», — заключает «Аравот».

Грузия

Интернет-сайт novost.ge со ссылкой на агентство «Интерфакс-Азербайджан» опубликовал материал под заголовком «Восстановление железнодорожного сообщения через Абхазию не в интересах Баку» (10 августа). В интервью агентству азербайджанский политолог, бывший дипломат Фикрет Садыхов утверждает, что Баку необходимо предпринять опережающие шаги в целях устранения негативных последствий, которые могут вытекать из расчистки российскими военными железной дороги в Абхазии (имеется в виду вероятность восстановления железнодорожного сообщения Москва-Сухум- Тбилиси-Ереван — EADaily). «Хотя действия России на абхазском участке напрямую с Азербайджаном не связаны, но сам факт восстановления железнодорожного сообщения негативно скажется и на интересах Азербайджана. Я думаю, что нам надо действовать опережающими методами. Предпринять какие-то шаги, в результате которых Россия просто не смогла бы пойти на это и не имела бы подобных устремлений. Вот здесь многое будет зависеть и от нас, и от наших дальнейших взаимоотношений с РФ», — говорит Садыхов.

Наряду с этим политолог отметил, что открытие данной железной дороги вредит прежде всего интересам самой Грузии, и потому выразил надежду, что власти этой страны, «ни сейчас, ни в ближайшей перспективе на это не пойдут». «С другой стороны, думаю, немаловажен фактор грузино-азербайджанских отношений. Открытие этой дороги будет негативно сказываться на наших интересах, противоречить нашим внешнеполитическим задачам. Учитывая все это, в ближайшее время я не вижу подобной возможности, не вижу желания Тбилиси пойти на подобный шаг», — подчеркнул политолог.

Интернет-сайт sputnik-georgia.ru публикует статью под заголовком «Арчил Чхоидзе: Евразийский союз полезен для Грузии больше, чем ЕС» (11 августа) о состоявшемся на днях «круглом столе» в Тбилисском международном пресс-центре РИА Новости.

Выступивший на этом мероприятии лидер коалиции «Евразийский выбор — Грузия», руководитель «Общества Ираклия Второго» Арчил Чхоидзе заявил: «Мы не говорим о том, что у нас не должна быть беседа с Европой, наоборот, должна быть, но в то же время мы должны вести не одновекторную политику, а двухвекторную. В том числе, не только с Россией, но и со странами Азии, Китаем, Казахстаном. Намного больше пользы получит наша страна в Евразийском пространстве, чем в Европейском… Грузии на протяжении своей двухтысячелетней христианской истории всегда удавалось найти золотую середину и вести диалог с соседним государством, «мы не являемся чьими-то врагами, для нас приемлем диалог и с Россией, и с Западом».

Другой участник дискуссии, лидер партии «Нейтральная Грузия» Валерий Кварацхелия отметил, что Грузия ищет рынка, не имея готовой продукции: «Мы ищем рынок, и у нас реально нет продукции. Такая вот курьезная ситуация. Объясните, что мы продаем на этом рынке? Пока что мы можем продать только вино, минеральные воды… Я очень часто слышу: 500 миллионный рынок. Какая разница для нас между 150-миллионным рынком России и 500-миллионным рынком Европы? Нам что, 150-миллионный рынок России недостаточен? А заполняем ли мы его? Это же игра цифрами и больше ничего».

В то же время Кварацхелия считает, что войти на европейский рынок возможно только путем конкуренции и рекламы, а такой возможности у Грузии нет, и не будет еще долго. По его мнению, сложно поверить, что Грузия сможет продать свою продукцию и конкурировать с французскими, испанскими, немецкими винодельческими компаниями. Лидер партии «Нейтральная Грузия» не верит, что, став Ассоциированным членом ЕС, Грузия сможет создать какую-нибудь продукцию. Создание продукта, по его мнению, возможно только, если существует рынок и отношения с теми государствами, которые, так или иначе, знакомы с грузинской продукцией. Это — бывшие страны-союзники (имеются в виду страны-экс республики Советского Союза — EADaily) и, конечно, Россия. Для этого Россия, как он отметил, как минимум, должна увидеть, что Грузия не намеревается нацелить в ее сторону ракеты, открывать у себя центры НАТО, что она не записывается в лагерь врагов России и не угрожает ее национальной безопасности.

Насколько реалистично установление с Россией экономических связей и урегулирование отношений на этой почве пусть даже на уровне экономики? Интернет-сайт apsny.ge в материале «Американский эксперт считает реалистичным решение Гарибашвили в связи с Россией» (14 августа) со ссылкой на «Голос Америки» публикует ответ на этот вопрос Александра Кула — директора института Харимана Колумбийского университета.

«Заявление Гарибашвили (премьер-министр Грузии — EADaily) реалистичное. В Грузии сложная экономическая ситуация, санкции опять действуют. У Грузии есть экономические связи с Россией, и не стоит забывать, что в этой сложной экономической ситуации руководство Грузии старается из-за экономических вопросов установить связи со многими разными странами, в том числе ищет новых альтернативных партнеров. Это реалистичный подход, чтобы Грузия получила больше пользы от улучшенных торгово-экономических отношений с Россией» — заявил Кул.

Напомним, Ираклий Гарибашвили заявил, что Грузия не присоединяется к санкциям Евросоюза: «Мы не собираемся присоединяться к санкциям Евросоюза против России. Мы очень дорожим тем достижением, которые есть между Россией и Грузией, подразумевается восстановление торговых отношений».

Профессор колумбийского университета также остановился на трех главных факторах пятидневного военного противостояния между Россией и Грузией в августе 2008 года. По его словам, вопрос стоит не так просто, что была одна и вторая сторона противостояния. «Война 2008 года была совокупностью трех разных факторов, вызвавших это противостояние. Первым фактором было продолжение локального конфликта, возникшего посла распада СССР между Абхазией и остальной Грузией. Это был локальный конфликт, начавшийся в период непоследовательного и неорганизованного руководства, который впоследствии превратился в национально-территориальный конфликт между Россией и Грузией. Особенно это обострилось после «революции роз», после того, как к власти пришел Михеил Саакашвили. Он старался перевести Грузию на резко западную ориентацию, чтобы страна вышла из российского влияния. Следовательно, из этого конфликта возник региональный конфликт, где на одной стороне находится Россия, а на другой Грузия и Запад, страны, которые поддерживали интеграцию Грузии с Западом». Иными словами, «в августовской войне на виду совокупность единства этих трех фаз: местный, национальный и геополитический конфликт. Поэтому эта война является таким важным событием», — утверждает Александр Кул.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/16/v-poiskah-vneshnepoliticheskogo-balansa-zakavkaze-za-nedelyu
Опубликовано 16 августа 2015 в 15:10
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами