• USD 63.91 +0.04
  • EUR 68.55 +0.12
  • BRENT 53.60

Трибунал для США по Хиросиме и отказ России от ядерного оружия: инсинуации и капитулянтство

Михаил Троицкий, доцент МГИМО, политолог. Иллюстрация: govermentpolit.ru

В мире отмечают 70-летие окончания Второй мировой войны. 15 августа 1945 года император Японии Хирохито объявил о безоговорочной капитуляции своей страны. Официально на его решение повлияли атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. 70-летие первого и единственного боевого применения ядерного оружия стало темой, как актуальных политических инсинуаций — заявления спикера Госдумы РФ Сергея Нарышкина о необходимым провести международный военный трибунал по атомным бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки, так и комментариев в СМИ к событию всякого рода экспертов и историков.

В этом информационном потоке нам показались примечательны публикации на информационном ресурсе Российского совета по международных делам (РСМД) — влиятельного российского столичного экспертного сообщества, позиционирующего себя в качестве связующего звена между государством, бизнесом и гражданским обществом РФ в решении внешнеполитических задач. 7 августа на сайте РСМД была опубликована статья доцента кафедры международных отношений МГИМО Михаила Троицкого «Ядерный фактор в мировой политике: мифы и реальность». (1) В ответ на эту публикацию научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН и доцент Факультета мировой политики МГУ Алексей Фененко написал свой комментарий под названием «Опасная альтернатива». (2) Троицкий проявил упорство в отстаивании своей позиции и 14 августа ответил Фененко, опубликовав материал под заглавием «Стратегическая бесполезность ядерного оружия». (3) В итоге мы имеем маленькую дискуссию на тему «глубокого» ядерного разоружения, подаваемую Троицким явно в откровенном «ревизионистском» ключе. Обычно «ревизионизм» в гуманитарной науке является гимнастикой ума для интеллектуала, своего рода умственным оригинальничаньем. Однако в нашем случае тема настолько актуальна и серьезна, чтобы давать известный простор поверхностным суждениям тем более, что они адресованы столичному сообществу, претендующему на формулирование экспертных заключений по внешней политике современной России. Можно было бы счесть Троицкого весьма типичным для русского общества интеллигентом-фантазером, если бы не его серьезный персональный карьерный список по части обхаживания американцев.(4)

По прочтении публикаций Михаила Троицкого можно счесть что он считает атомную бомбу по известной исторической аналогии «бумажным тигром». Но в отличие от председателя Мао, который вслух произносил это, а думал совсем другое, доцент МГИМО и эксперт РСМД Троицкий упорствует, стоит на своем, когда отрицает такую фундаментальную функцию ядерного оружия, как «сдерживание» и «устрашение». Задача эссе Троицкого, по его собственному определению, заключалась в полемике с распространенным среди политиков и экспертов представлении о ядерном оружии как необходимом условии национальной безопасности и международной стабильности.

Отстаивая свою позицию вопреки широко распространенному мнению, Троицкий формулирует следующие тезисы:

1) обладание ядерным оружием не позволяет государству решить основные, а зачастую даже жизненно важные проблемы собственной безопасности.

2) ядерное оружие не обеспечивает «международную стабильность» во всех разумных интерпретациях этого термина.

При этом для обоснования этих идей Троицкий пробует оперировать историческими примерами. «Риск ли ядерной войны заставил СССР и США прекратить эскалацию в ходе Карибского кризиса 1962 года?», — задается вопросом он, и сам отвечает: «Относительно благополучный исход Карибского кризиса вряд ли можно считать подтверждением эффективности ядерного сдерживания». Далее преподаватель МГИМО утверждает: «Соединенные Штаты отказались от идеи нанести ядерный удар по Советскому Союзу в начале 1950-х годов — самый острый период холодной войны, когда средств для массированного возмездия у СССР было еще недостаточно, так что Вашингтон имел неплохие шансы одним ударом устранить главного геополитического соперника. Десятилетием позднее уже Москва не решилась использовать „окно уязвимости“ и атаковать Китай, приближавшийся к созданию ядерного оружия, но еще им не располагавший. В том и другом случае крупнейшие мировые державы отказались от использования своего военного превосходства не из-за боязни ядерного возмездия». С этим можно согласиться, но в обоих случаях фактор ядерного оружия компенсировали обычные вооруженные силы. Так, например, США не решились нанести ядерный удар по Советскому Союзу, поскольку американское военное планирование определило, что в случае начала войны советские сухопутные войска довольно быстро оккупируют страны Западной Европы, и США лишатся своего плацдарма на континенте Евразия. Далее Троицкий указывает на то, что огромные ядерные арсеналы не помешали СССР потерять союзников и затем распасться. По его мнению, целый ряд обстоятельств порождает сомнения в принципиальной эффективности ядерного сдерживания. В конечном итоге, Троицкий считает, что ядерный фактор в мировой политике — это миф. Очень необычное утверждение, заметим мы.

Алексей Фененко в своей статье, опубликованной на портале РСМД 12 августа 2015 года, подверг критике основные тезисы работы Троицкого. В частности, он указал на то, что Троицкий игнорирует тот факт, что ядерное оружие, как и любое другое оружие, имеет четкое предназначение и схемы применения. Поэтому, спрашивает он, каким образом оружие, предназначенное для уничтожения стратегического потенциала противника, должно было предотвратить распад государств по внутриполитическим причинам? Так, Троицкий утверждает, что ядерное оружие не способно удержать от распада крупные империи или государства, им обладавшие. От себя заметим, что по логике, предлагаемой Троицким, можно, например, сделать такое умозаключение: раз содержание СССР армии (полиции, службы безопасности — подставляй, что хочешь) не предотвратило распад СССР, то армия не имеет стратегической ценности для безопасности СССР и других государств. и т. д.

Кроме того, Фененко указал на то, что Троицкий в своем эссе совершенно игнорировал концепции взаимно-гарантированного уничтожения и ее последующей модификации — концепции стратегического паритета. Между тем, именно они заняли самое почетное место в ядерных стратегиях США и СССР. Концепция «оборонительного сдерживания» предполагает заставить противника отказаться от агрессии, угрожая нанести ему в ответ неприемлемый ущерб. Если в 1970-е годы ядерное сдерживание использовали США, как гарантию от превосходства СССР в обычных вооружениях, то после распада СССР им стало пользоваться российское руководство по той же самой логике, что и США ранее, то есть из-за подавляющего превосходства в обычных вооружениях НАТО. В США в 1970-е годы полагали, что в случае ликвидации ядерного оружия СССР с высокой долей вероятности может начать большую неядерную войну с использованием обычных вооружений для изгнания американцев с материка Евразия. При этом военный сценарий рассматривался, как это и бывает в концепции безопасности, в качестве потенциальной возможности, а не имеющейся данности.

Стратегическое ядерное оружие позволяет нанести неприемлемый ущерб противнику или, как минимум, повышает для него издержки от возможной агрессии. И наоборот, глубокое ядерное разоружение будет означать снижение способности нанести агрессору неприемлемый ущерб. Стоимость издержек от совершения агрессии резко снизится, что, соответственно, сделает ее менее затратной. Поэтому задачей советско-американских, а потом и российско-американских соглашений по контролю над вооружениями было не ядерное разоружение, а взаимное снижение контрсиловых потенциалов.

Однако при всем конструктивном и конкретном характере критики работы Троицкого, как нам представляется, Фененко так и не уяснил основной смысл и подтекст критикуемого сочинения.

Последовавший ответ Троицкого Фененко подтверждает это. В частности, Троицкий утверждает сейчас в самый разгар украинского конфликта с его гибридной войной: «Сложно, однако, представить, что какое-либо государство осмелилось бы развязать против России масштабную войну. Материальные и репутационные издержки такой войны для агрессора были бы огромны, независимо от наличия у России ядерного оружия». Однако «материальные и репутационные издержки» в войнах всегда определяет победитель, а не некое абстрактное общественное или конкретно божественное мнение. Победитель получает все и действует по правилу vae victis. Он же пишет и историю. Поэтому, например, для Гитлера на старте абсолютно ничего не значили «материальные и репутационные издержки», когда он напал в 1941 году на СССР. Ведь фюрер рассчитывал победить и был весьма близок к победе осенью 1941 года. Этот пример хорошо демонстрирует, что в политике безопасности надо исходить из возможности и оценки потенциала, а не конкретных на данный момент намерений.

Троицкий считает маловероятной прямую и крупномасштабную военную агрессию против России и поэтому считает ядерное оружие бесполезным (хорошо, что не затратным) для нашей страны. Далее он утверждает: «Исходя из понимания низкой полезности ядерного оружия, мы могли бы по-новому взглянуть на актуальные проблемы безопасности России, снизив ощущение уязвимости перед лицом приписываемых другим государствам намерений нейтрализовать российский потенциал ядерного сдерживания. Аналогичным образом, в США могла бы снизиться уверенность в том, что для успешной защиты американских интересов в мире требуется значительный ядерный арсенал. Оставив позади ядерную проблематику и отказавшись от попыток преувеличить роль ядерного оружия как средства взаимного сдерживания и одновременно мишени для „коварного оппонента“, Москва и Вашингтон могли бы продуктивнее работать над широким кругом региональных и иных проблем безопасности, представляющих взаимный интерес». Троицкий утверждает: «Обладание ядерным оружием зачастую имеет психологические последствия, обратные сдержанности потенциальных оппонентов и самосдерживанию ядерного государства… Наличие ядерного оружия у великих держав может цементировать состояние конфликта в их взаимоотношениях… Обладающее ядерным оружием государство начинает подозревать своих потенциальных оппонентов в желании это оружие у него отнять… Практически любые действия других игроков интерпретируются как коварные попытки лишить вас ядерного щита, который, вы уверены, является единственной непреложной гарантией вашей безопасности… Наличие у вас ядерного оружия не столько повышает вашу уверенность и самооценку, сколько увеличивает подозрительность в отношении других игроков, создавая тем самым предпосылки для разрастания конфликта» и т. д. В итоге Троицкий предлагает, как самый удачный вариант международной политики безопасности глубокое ядерное разоружение: «Можно предположить, что крупнейшим ядерным державам, включая Россию, было бы выгоднее встать в авангард процесса ядерного разоружения, чем настаивать на своем эксклюзивном праве обладать большим количеством ядерного оружия». Здесь автор явно лукавит, когда пытается адресовать кому-то еще свое предложение, кроме России.

Логика подобных умозаключений Троицкого в контексте текущих событий достаточно прозрачна. Продвижение США/НАТО на Восток (конкретно на Украину), создание европейкой ПРО не являются угрозой России, но есть плод взаимного заблуждения и недоразумения, источником которого является не только бесполезное, но и вредное для безопасности ядерное оружие. И если ядерное оружие никогда не будет применено, то и американская ПРО в Европе никогда не будет применена. Она — не опасна. Она — тоже «бумажный тигр»

И далее в итоге Троицкий предлагает: «Оставив позади ядерную проблематику», Россия и США могли бы продуктивно сотрудничать по «широкому кругу региональных и иных проблем безопасности». Таким образом, отказ от ядерного оружия снимет взаимное недоверие, устранит текущий конфликт и сделает из США и России заинтересованных партнеров.

Внешне Троицкий отрицает нынешнее состояние агрессии против России и идущую против нее войну. Он предлагает установить сотрудничество с США, перешагнув проблему ядерного оружия и взаимного недоверия в связи с ним. Однако война идет и возможная победа России в этой войне или ее поражение будут иметь ту или иную цену. И цена поражения уже достаточно отчетливо просматривается: это международный трибунал для высшего руководства России, лишение России остатков державного статуса, включая место постоянного члена в Совбезе ООН, и, разумеется, ликвидация ее ядерного потенциала. Благодаря подобной акции, а не маниловщине от Троицкого США и обеспечат свою стратегическую и прочую безопасность. Просто Троицкий в рамках экспертного пространства РСМД вносит идею безболезненности для России подобной меры будущей российской капитуляции. Троицкий заранее определяет мотивы желательности и безвредности отказа России от ядерного оружия.

В итоге можно констатировать: к 70-ти летию окончания Второй мировой войны наша столичная «элита», что в лице Нарышкина с его утопической идеей трибунала над американской военщиной за Хиросиму (благо, что в конце июля прошлого года американские СМИ сообщили, что последний член экипажа бомбардировщика «Энола Гэй», сбросившего атомную бомбу, мирно скончался в США в возрасте 93-х лет), что в лице преподавателя МГИМО Михаила Троицкого, предложившего глубокое ядерное разоружение (пусть для приличия не одностороннего), продемонстрировали полную идейную несостоятельность в связи с атомной проблематикой. Трибунал над США по Хиросиме не получится, а для отказа России от ядерного оружия нужно лишь дождаться тотального геополитического поражения. Вот РСМД, пользуясь случаем, и пускает пробный идейный шар в кегельбане ядерной безопасности России.

(1) Троицкий Михаил. Ядерный фактор в мировой политике: мифы и реальность // http://russiancouncil.ru/inner/?id4=6457#top-content

(2) Фененко Алексей. Опасная альтернатива // http://russiancouncil.ru/inner/?id4=6463#top-content

(3) Троицкий Михаил. Стратегическая бесполезность ядерного оружия. Ответ Алексею Фененко // http://russiancouncil.ru/inner/?id4=6467#top-content

(4) Биографическая справка: Троицкий Михаил Алексеевич. Родился в Ленинграде в 1977 году. В 1999 году окончил Факультет международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета по специальности «международные отношения». В 2003 году — аспирантуру Института США и Канады РАН и защитил кандидатскую диссертация по теме «Эволюция евроатлантической политики США после распада биполярности (1992−2002)».

С декабря 2009 года Троицкий работал заместителем руководителя Филиала Фонда Макартуров в Российской Федерации. С 2003 года он работает в Московском государственном институте международных отношений (МГИМО) МИД России. С 2000 года он работал младшим, с 2005 года — старшим научным сотрудником Института США и Канады РАН (ИСК РАН).

С августа 2005 по февраль 2006 года Михаил Троицкий работал в качестве временного научного сотрудника — стипендиата Программы Фулбрайт в Международном научном центре имени Вудро Вильсона в Вашингтоне. В феврале-июне 2001 года он стажировался в Женевском центре политики в области безопасности (Швейцария). В июне-августе 2006 года был временным научным сотрудником колледжа Клэр-Холл Кембриджского университета — стипендиатом корпорации British Petroleum. В октябре 2008 года он стажировался в колледже Сент-Энтони Оксфордского университета (Великобритания).

Троицкий выступал с лекциями в Европейском университете в Санкт-Петербурге, парижском Институте политических наук (Sciences Po), Университетах Сан-Диего и Луивилля (США).

Троицкий является участником международной исследовательских сетей Program on New Approaches to Research and Security _ Eurasia (PONARS Eurasia) и Program on Strategic Stability Evaluation (POSSE), а также членом руководящего комитета Группы по исследованию международных переговоров (PIN Group). Он также является членом Ассоциации международных исследований (International Studies Association _ ISA) и пожизненным членом колледжа Клэр-холл Кебриджского университета.

Троицкий регулярно выступает с комментариями к текущим международным и внутриполитическим событиям в российских и международных СМИ. Дает комментарии телеканалу Russia Today. Он также является внутренним рецензентом в журналах International Studies Review, International Studies Perspectives, Problems of Post-Communism.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/16/tribunal-dlya-ssha-po-hirosime-i-otkaz-rossii-ot-yadernogo-oruzhiya-insinuacii-i-kapitulyantstvo
Опубликовано 16 августа 2015 в 18:37
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами