• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Почему астраханские сироты бросают социальное жилье: мнение

Александр Гезалов. Иллюстрация: newsrbk.ru

Министерство ЖКХ Астраханской области начало процедуру изъятия квартир у 206 местных сирот, которые не пользуются предоставленным по закону социальным жильем, сообщает «Интерфакс». Многие из бывших воспитанников детских домов сдают жилье в аренду. Однако сдавать социальное жилье по закону категорически запрещено. «Министерство социального развития области обнаружило 206 невостребованных квартир. Только в городе Астрахани 120 квартир, выданных несколько лет назад детям-сиротам, до сих пор не заселены», — сообщили в пресс-службе вице-губернатора региона 28 июля. Городские власти считают, что изъятых невостребованных квартир хватило бы для закрытия очереди на льготное жилье на несколько лет. «В данный момент министерством жилищно-коммунального хозяйства региона начата процедура по изъятию невостребованных помещений в судебном порядке», — добавил сотрудник пресс-службы.

Как свидетельствуют эксперты, вопрос использования выпускниками детских домов полагающегося им по закону социального жилья остается одним из самых больных. Детдомовцы, пробывшие всю сознательную жизнь в закрытой атмосфере социального учреждения, выходят за стены детдома не приспособленными к жизни людьми. Выданное детдомовцу социальное жилье становится объектом охоты квартирных мошенников, «черных риэлторов». Еще одна причина, почему социальное жилье остается бесхозным и необжитым — существующий ныне порядок обеспечения сирот местом проживания. К примеру, в ряде регионов органы соцзащиты выделяют в качестве социального жилья для сирот пустующие дома в сельской местности. Как говорят эксперты по социальному сиротству, абсолютное большинство детдомовцев воспринимают свое поселение в депрессивных сельских районах как издевательство. «Активный, успешный сирота видит, что сделать карьеру и создать семью можно только в городе — сказал в беседе с EADaily Александр Гезалов, международный эксперт по социальному сиротству, эксперт Общественной палаты РФ. — В российской деревне выпускник детдома для себя никаких перспектив не видит. Первая мысль, которая у него возникает, при поселении в деревню: сдать домик или квартиру приезжим узбекам-нелегалам, а самому перебраться в город и там жить на получаемые от аренды деньги». Что касается Астраханской области, говорит Гезалов, то местная глубинка — это зона, где человек обречен на деградацию. «Из работы, в лучшем случае — одна на всю округу арбузная бахча, с оплатой в 300 рублей за день. Зато есть торгующие наркотиками цыгане, и самогон почти в каждом доме», — свидетельствует эксперт.

Чиновники выделяют социальное жилье по месту первичного выявления сироты, то есть, в регионе, где сирота в первый раз был поставлен на учет. «Очень часто выходит, что у выпускника в этом регионе нет ни родственников, ни знакомых — говорит Гезалов. — К примеру, мне сообщили недавно о девушке — инвалиде из Орловской области, которая отказалась от выделенного ей жилья в Новом Уренгое, где, согласно документам из опеки, она родилась. Эта девушка ни в какой Новый Уренгой ехать не хочет, потому что там никого не знает. Да и представьте себе как это, перебираться сироте-инвалиду на постоянное место жительства за тысячу километров».

Все же, по словам Гезалова, основная причина, почему сиротское жилье становится «выморочным имуществом» — психологическая неподготовленность выпускника детдома к самостоятельной взрослой жизни. «Существующая система опеки и попечительства не нацелена на полноценное воспитание обитателя детдома как самостоятельной личности. Сознание у большинства детдомовских инфантильное, заторможенное. Им нужно объяснять элементарные вещи, не только как платить за услуги ЖКХ, но и как пользоваться в выделенной квартире бытовыми приборами. Если у выпускника что-то во взрослой жизни не получается, то он поступает с выделенной государством квартирой по-детдомовски: бросает все и уезжает куда глаза глядят. Так он привык делать в детдоме, когда у него были конфликты с воспитателями. Из детдома убегает каждый второй воспитанник, если не каждый первый», — говорит Гезалов.

Проблему с брошенным сиротским жильем, считает Гезалов, надо решать еще на том этапе, когда сирота — ребенок, то есть не достиг 18 лет. «Система опеки и попечительства должна быть переориентирована на воспитание ребенка как полноценной и самодостаточной личности. Сейчас наши детдома нацелены только на одно — освоение бюджетных денег, которые идут в систему детдомов в астрономических размерах» — говорит Гезалов. Эксперт настаивает на том, чтобы после выпуска из детдома сироты не бросались на произвол судьбы, а были вовлечены в программу юридического и социального сопровождения. Сопровождение — это помощь детдомовцу в решении юридических, социальных, бытовых и личных проблем, которые возникают у него после попадания во взрослую самостоятельную жизнь.

Подытоживая ситуацию с брошенным сиротами социальным жильем, эксперт сказал: «Если выпускник детдома не пользуется социальным жильем, то его изымают. По закону все правильно. Но более правильно было бы выяснить, почему сирота так сделал, и попытаться решить его проблемы».

Аналитическая группа Северо-Кавказской редакции EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/07/28/pochemu-astrahanskie-siroty-brosayut-socialnoe-zhile-mnenie
Опубликовано 28 июля 2015 в 20:04
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами