Меню
  • $ 90.41 +0.95
  • 99.28 +1.31
  • BR 89.94 -0.19%

Успеть до зимы: Расправившись с Коломойским, Порошенко наносит удар по «Правому сектору»

Накануне, 15 июля, президент Украины Петр Порошенко назначил нового губернатора Закарпатья и заявил, что инициирует законопроект, по которому любые вооруженные люди в мирных регионах, кроме тех, кому по закону положено иметь оружие, будут считаться террористами. Другими словами, уничтожаться.

События в Мукачево эксперты считают знаковыми не только для Закарпатья, где боевики «Правого сектора»* устроили кровавые разборки с людьми народного депутата Михаила Ланьо, контролирующими контрабанду, и, сбегая от погони милиции, расстреляли из пулеметов и гранатометов пост ГАИ. Порошенко, которого уже давно обвиняют в попытке построить авторитарное государство под контролем Запада, получил возможность убить сразу трех зайцев. Расправиться с очередным центром влияния на Украине, заглушить сепаратизм и зачистить страну от неподконтрольных боевиков. При этом, говоря о вооруженных людях, президент Порошенко не упоминал запрещенный за экстремизм в России «Правый сектор»*, сказал даже, что не имеет ничего против добровольческих батальонов. Но о ком шла речь после мукачевских событий было понятно и без конкретики. Смена власти Порошенко нужна даже не столько для борьбы с контрабандой, которой в Закарпатье занимались со времен царя Гороха, сколько для усмирения непредсказуемого хозяина Закарпатья Виктора Балоги и лишения финансовой поддержки в регионе «Правого сектора»*.

Балога, народный депутат, без чьего одобрения в регионе почти ничего не решается, уже давно считается неофициальным спонсором боевиков, которые выполняют его поручения по переделу Закарпатья. И попытка борьбы за контрабандные потоки, из-за чего якобы и произошла кровавая драма в Мукачево, — одна из многих историй. Правда, на этот раз вызвавшая резонанс. Судя по событиям, не без помощи Киева, который знал о возможном столкновении, что подтвердили и Ланьо, и Балога, отрядивший освещать события нардепа, экс-журналиста Мустафу Найема. Последний знаменит тем, что после того, как Янукович отказался подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС, позвал людей на киевский Майдан попить чайку. Чем закончилось чаепитие, знают все. Сам же хозяин конфетной империи «Рошен» уже показал, как он умеет использовать ситуацию. Засветившись на майдане в виде миротворца, которого национал-экстремисты скинули с трактора во время штурма администрации Януковича, он стал президентом Украины, перещеголяв своих конкурентов, которые не слезали во время переворота с экранов телевизоров и главной площади столицы Украины.

Хотя ситуацию на западе Украины уже окрестили «вторым фронтом» для Порошенко, версия о его плане по уничтожению очередного центра влияния и вооруженных формирований «Правого сектора»*, по крайней мере, в мирных регионах, выглядит более правдоподобно. Сторонники «второго фронта» напирают на то, что, вопреки всем обещаниям, президент Украины так и не начал реальную борьбу с коррупцией и реформы, поэтому якобы за дело взялись национал-экстремисты. Мол, они решили положить конец контрабанде на миллиарды гривен и проучить коррупционеров, которые ее покрывают. С первого взгляда, ситуация выглядит именно так. Но, судя по фактам, Порошенко уже давно ждал подобных событий, чтобы разыграть многоходовку и выйти из глухого угла, куда загнал себя, пестуя национал-экстремистов. Впереди местные выборы, экономика на грани коллапса, маячит угроза социальных бунтов. Иметь же при этом под боком постоянную угрозу в виде неподконтрольных тысяч вооруженных боевиков и регионы, на которые не распространяется влияние, для президента и его людей опасно. К тому же на Киев давит Запад, требуя «покончить» с национал-экстремистами, которыми Россия постоянно тычет ему в глаза. Об уровне влияния Вашигтона на Киев говорит хотя бы вчерашняя новость о том, что особый статус Донбасса пропишут в Конституции Украины. Большинство политических сил выступают против этого, мол, достаточно отдельного закона. Однако представители президентского Блока Петра Порошенко признались, что под нажимом США в проект новой Конституции изменения таки внесли.

А для восстановления влияния в Закарпатье и решения вопроса с вооруженными боевикам придумывать, по сути, ничего нового не надо. У Порошенко уже есть схема, обкатанная на днепропетровском экс-губернаторе и олигархе Игоре Коломойском и добровольческом батальоне «Айдар». В случае с «Правым сектором»* она может полностью не сработать, однако у Порошенко нет выбора. Схема борьбы с «Айдаром» и Коломойским была весьма простой. Банковая, как называют администрацию президента по улице, где она находится, выждала повод, пока те сами спровоцируют громкий скандал и скомпрометируют себя в глазах общественности, дав власти возможность действовать против них по закону.

Так, после начала войны боевики «Айдара» не только кинулись на «защиту» страны в Донбасс, где прославились пытками и мародерством, но и начали «крышевать» и «отжимать» бизнес в мирных регионах Украины. Так как в батальоне не было ни вооружения, ни обеспечения для полноценного участия в войне, то ему предложили влиться в Минобороны и до поры до времени не трогали. Когда же скандально известный комбат Сергей Мельничук стал нардепом, Киев воспользовался тем, что «Айдар» формально подчиняется военным, и назначил своего комбата, взяв под контроль добровольцев, которые представляют собой разношерстную публику, не объединенную некой идеологией. Справедливости ради стоит отметить, что часть айдаровцев не изменила Мельничуку и устроила массовые акции в Киеве. Их появление в столице в то время, как на Донбассе шли кровопролитные бои, в обществе не поняли и не поддержали, а широко растиражированные факты рэкета и рейдерства айдаровцев позволили власти не только усмирить добровольцев, но и завести уголовное дело на Мельничука. Сейчас его обвиняют в создании преступной группировки, бандитизме и ему грозит пожизненное заключение. Парламентское большинство, подконтрольное президенту, сняло неприкосновенность с нардепа одним нажатием кнопки для голосования.

Экс-губернатор Днепропетровской области и олигарх Игорь Коломойский до определенного момента казался непотопляемым в принципе. Кроме финансовой империи у него под контролем находились губернаторы Харьковской, Запорожской и Одесской областей. При этом команда владельца крупнейшего банка страны «Приватбанка» создавала ему имидж защитника и патриота Родины, благодаря которому ростки сепаратизма так и не взошли в Днепропетровской области, а созданные в регионе условия позволили «противостоять врагу» в соседнем Донбассе. Игорь Коломойский содержал и контролировал батальоны «Днепр», «Днепр-1» и отчасти «Правый сектор»*, что делало его в глазах сторонников и оппонентов способным бросить вызов президенту в любой момент.

На то, что вооруженные боевики использовались Коломойским для сведения счетов с миллиардером Ринатом Ахметовым из Донбасса, и национал-экстремисты под лозунгами борьбы с сепаратизмом блокировали предприятия бизнесмена и даже гуманитарную помощь, отправляемую в ДНР и ЛНР, общественность закрывала глаза. Власть при этом молчала и заслуги Коломойского не оспаривала.

А дальше все пошло почти по очень схожему с Мукачево сценарию. В марте в Волновахе, что в Донецкой области, при пропуске трех фур в ДНР между офицером СБУ Виктором Манзиком и помощником нардепа Андрея Денисенко Денисом Гордеевым разгорелся конфликт. Второй выхватил из рук силовика автомат и застрелил его. Обе стороны обвинили друг друга в «крышевании» контрабанды. Однако нардепа Андрея Денисенко вынудили сдать своего помощника, которого задержали. Денис Гордеев оказался членом батальона «Днепр-1» с позывным «Адвокат» и представителем днепропетровского «Правого сектора»*. Эта история дала властям повод обвинить в организации контрабанды ближайшее окружение Коломойского.

Атаку на самого олигарха начали оттуда, откуда он не ожидал. Порошенко пошел в наступление на нефтегазовом фронте, приняв решение о смене менеджмента госмонополии «Укртранснафта» и крупнейшей нефтедобывающей компании страны «Укрнафта», более 50% акций которой принадлежат государству, остальные — структурам Коломойского. Порошенко решил отдать компании под контроль верных ему людей и убрать подконтрольных Коломойскому руководителей. Такой шаг властей грозил отрезать империю Коломойского от мощных финансовых потоков и спровоцировал экс-губернатора на захват офисов компаний при помощи вооруженных «добровольцев». В этих операциях Коломойский участвовал лично, делая вызывающие заявления для прессы и грозя привезти в столицу добровольческие батальоны. Ответом стал вызов Коломойского на разговор с президентом, после чего олигарх написал заявление об отставке и уехал за границу, где находится до сих пор. Что экс-губернатору сказал Порошенко, неизвестно. Известно, что власти, например, были готовы к традиционным угрозам краха «Приватбанка», в котором хранят деньги большинство украинцев. А еще — у Коломойского был разговор с американским послом, который, очевидно, мог быть не менее важным и решающим в деле его отставки.

Уход Коломойского стал ударом и по «Правому сектору»*, лишавшемуся одного из источников финансирования. Сейчас, судя по действиям властей, «Правому сектору»* прикроют финансирование и в Закарпатье. Назначенный туда руководить губернатор Луганской области генерал Геннадий Москаль уже имеет опыт закручивания гаек и укрощения местных воротил. По крайней мере, он разрушит уже существующие схемы контрабанды и уберет лишних людей от корыта, как он это уже сделал в Луганской области. Тем более, что у Москаля уже есть опыт руководства Закарпатьем в начале 2000-х, куда его отправили губернатором после Крыма, где он, получив карт-бланш и ясную команду от президента Кучмы, заправски расправился с бандитским беспределом.

Как говорят силовики, о складах оружия и вооруженных боевиках власти знают почти все, а закон о признании незаконно вооруженных людей террористами заставит их по тихому сдать оружие. Впрочем, власти уже сейчас могут вполне законно возбуждать дела по незаконному хранению оружия. Дальше — Киеву придется решить вопрос подконтрольности боевых подразделений «Правого сектора»* на Донбассе. Именно они несут самую большую угрозу Порошенко. Силовым потенциалом на Донбассе отдельные представители «Правого сектора»* шантажировали власти во время мукачевских событий, чтобы те не шли на штурм боевиков, большинство которых по-прежнему скрываются в лесах Закарпатья.

До последнего времени национал-экстремисты отказывались от вхождения в любую из силовых структур, соглашаясь лишь на некое обособленное соединение, которое подчиняется лично Дмитрию Ярошу. Если же по источникам финансирования «Правого сектора»* нанесут удар, боевики окажутся перед серьезной дилеммой. Вхождение в состав Минобороны лишит Яроша полного контроля над боевыми подразделениями, но даст гособеспечение. В случае же отказа «правосекам» придется жить на полуголодном пайке. Как в свое время происходило с полком «Азов», состоящим из фашиствующих националистов, пока он не влился в МВД Украины.

Чем ответит «Правый сектор»*? Вариантов у его лидера Дмитрия Яроша не так уж и много. Он может решиться на вооруженное противостояние при поддержке других батальонов, которые не факт, что его поддержат. Но это может ввергнуть страну в пучину хаоса. К тому же лидер «Правого сектора»* крайне осторожен, несмотря на все громкие заявления, которые делают его соратники. Всем известно, что во время майдана радикалы потеряли меньше всех людей, провоцируя события, но не втягиваясь в их гущу и отходя в тыл. То же самое было и с войной на Донбассе, когда до осени украинская армия терпела одно поражение за другим от ополченцев, а об успехах или потерях «Правого сектора»* ничего не было слышно даже из их собственных уст.

Более того, сам «Правый сектор»* неоднороден и подконтролен лидеру лишь отчасти. На майдане он зародился из четырех национал-экстремистских движений и не превышал тысячи человек. Причем, одно из движений, фашиствующие «Патриоты Украины», отделилось от «Правого сектора»* сразу после начала войны на Донбассе, обвиняя его в нерешительности. Так появился батальон, который позже стал полком «Азов» (в США за неонацизм ему запретили оказывать любую военную поддержку). А в «Правый сектор»* тем временем на волне революционного угара записывали кого угодно, кто на словах поддерживал экстремистские идеи организации. Как показывают нынешние события, это привело к тому, что у Дмитрия Яроша нет полного контроля над «Правым сектором»*. Последняя новость — «дружеское поглощение» «Азовом» боевиков «Правого сектора»*: три дня назад его седьмой отдельный батальон перешел в «Азов».

Но главная потеря Яроша произошла несколько раньше. В конце июня в отставку по собственному желанию отправили главу СБУ Валентина Наливайченко. Он создавал и курировал националистические организации еще с 90-х, а Ярош был у него помощником, когда тот был народным депутатом.

С общественной поддержкой у лидера «Правого сектора»* также сложно. Несмотря на их ярый ура-патриотизм, на местах очень хорошо знают реальное лицо национал-экстремистов. И если не брать в расчет провал лидера «Правого сектора»* на президентских выборах с результатом в 0,7%, то о рейдерских захватах предприятий и даже церквей, крышевании бизнеса и попытках люстрации неугодных руководителей и чиновников вам много могут рассказать жители украинских городов и сел. И вряд ли они этому рады. Если, например, новость о громком захвате год назад Долинского нефтеперерабатывающего завода в Кировоградской области, где боевики еще и украли из сейфа полтора миллиона гривен, «Правый сектор»* разместил на собственном сайте, объясняя, что тот принадлежит «семье» Януковича и спонсирует ополченцев Донбасса, то, например, о многих своих акциях даже на западной Украине боевики предпочитают молчать. А местные с удовольствием рассказывают, если нашелся тот, кто дал им отпор.

Без массовой поддержки общества, финансирования и с огромным списком сомнительных достижений, «Правый сектор»*, если отношения с властью войдут в клинч, обречен на уничтожение. Однако у Дмитрия Яроша есть козырь, который дарит сам Порошенко. Скатывание экономики в пропасть и постоянное затягивание народом поясов при повсеместной коррупции уже трудно объяснить не только мирным украинцам, но и всем тем, кто воюет на Донбассе. И они все чаще задаются вопросом, а ради чего и кого они проливают кровь. Даже Геннадий Москаль, который уже сменил луганскую прописку на закарпатскую, недавно заявил: «Мы можем оказаться на грани вооруженного захвата власти. Кто-то это недооценивает, но мне в Луганской области это очень хорошо видно. Такие настроения я слышал от многих батальонов (добровольческих). Чуть что — мы разворачиваемся и едем на Киев».

Поэтому президенту надо спешить до выборов или зимы, когда безработица, высокие тарифы и низкие зарплаты, отсутствие тепла и света могут привести страну к бунтам, в которых «Правый сектор»* будет только частью мятежа. Причем вне зависимости от того, хочет этого Ярош или нет.

У Киева, правда, есть проверенный способ «выйти» из ситуации. Если все пойдет не по плану, вполне можно спровоцировать возобновление боевых действий на Донбассе и обвинить во всем Москву и ополченцев. С одной стороны, это отвлечет батальоны и внимание общественности, как уже случалось не раз. С другой, непредсказуемое развитие событий может привести к полномасштабной бойне, которая перекинется на весь Донбасс и полностью обескровит экономику страны. Порошенко вряд ли устроит хоть один из этих вариантов, но в узкий тоннель, в конце которого нет света, нынешние киевские власти загнали сами себя.

Аналитическая редакция EADaily

*Террористическая организация, запрещена на территории РФ

Экстремистская организация, запрещена на территории РФ

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/07/17/uspet-do-zimy-raspravivshis-s-kolomoyskim-poroshenko-nanosit-udar-po-pravomu-sektoru
Опубликовано 17 июля 2015 в 10:09
Все новости

01.12.2023

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
ВКонтакте