• USD 63.96 +0.14
  • EUR 68.66
  • BRENT 53.83

Смена доктрин и стратегий: цель военной стратегии США — победа над Россией

Фото: belvpo.com

1 июля 2015 года Пентагон — военное ведомство США на своем информационном ресурсе опубликовал концептуальный документ — Национальную военную стратегию США. Новая военная доктрина США сменила предшествующую, принятую в 2011 году. Необходимость принятия новой стратегии в Пентагоне объяснили значительным увеличением «глобального беспорядка» за минувшие четыре года. Авторы Национальной военной стратегии США признали, что «некоторые из наших сравнительных военных преимуществ начали ослабевать». Таким образом, США ищет новые военные возможности для поддержания своей глобальной гегемонии. В Вашингтоне полагают, что США столкнулись одновременно с несколькими вызовами безопасности, которые они квалифицируют по части деятельности либо «традиционных государственных субъектов», либо «трансрегиональных сетей субгосударственных групп». Под последними подразумевается то, что в США с 2002 года называли «международным терроризмом».

Национальная военная стратегия США не только важный официальный документ для исполнения в вооруженных силах и государственных структурах США, но и доктрина, предъявленная всему миру. Пропагандистское значение этого документа нельзя не преувеличивать. Однако для нас важен именно реальный смысл — как Национальная военная стратегия США 2015 года предполагает решать военный кризис на Украине.

Национальная военная стратегия США 2015 года предусматривает необходимость борьбы с «ревизионистскими государствами». Под «ревизионизмом» подразумевается стремление этих государств изменить свой нынешний статус в мировом порядке на более высокий. Конкретно по отношении к России понятие «ревизионизм» подразумевает якобы стремление нашей страны вернуть прежний державный, иначе имперский статус.

«Традиционные государственные субъекты», враждебные США, ранжированы в документе Национальной военной стратегии в следующем порядке: Россия, Иран, Северная Корея, Китай. Таким образом, США находятся в состоянии противоборства одновременно с тремя незападными традиционными цивилизационными центрами мира: евразийским, исламским и китайским.

Претензии США к своим противникам определены в документе следующим образом:

— Россия неоднократно демонстрировала, что она не уважает суверенитет своих соседей и готова использовать силу для достижения своих целей. Военные действия России подрывают прямо и опосредованно региональную безопасность. Ее действия нарушают многочисленные подписанные Россией соглашения, в том числе, Устав ООН, Хельсинкское соглашение, Основополагающий акт Россия-НАТО, Будапештский меморандум и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности;

— Иран ставит стратегические задачи перед международным сообществом. Действия Ирана дестабилизируют регион;

— Стремление Северной Кореи обзавестись ядерным оружием и баллистическими ракетными технологиями непосредственно угрожает ее соседям, особенно Республике Корея и Японии. Со временем Северная Корея будут угрожать территории США. Кроме того, она провела кибератаки, причинившие крупный ущерб американским корпорациям;

— Действия Китая добавляют напряженность в Азиатско-Тихоокеанском регионе. На призывы США урегулировать спорные территориальные вопросы Китай ответил агрессивными усилиями.

Таким образом, по количеству претензий Россия занимает первое место в ряду противников США, по определению авторов Национальной военной стратегии. Именно она становится противником номер один.

Вместе с тем, авторы Национальной военной стратегии полагают, что ни одна из вышеперечисленных стран не ищет прямого военного конфликта с США или их союзниками. Тем не менее, каждая из этих стран создает серьезные проблемы безопасности для США.

Столкновение с США этих стран может идти в форме «гибридного» конфликта, как это продемонстрировала, например, Россия в Крыму. Авторы Национальной военной стратегии США признают, что гибридный конфликт повышает степень неопределенности, усложняет процесс принятия решений и замедляет координацию эффективных ответных мер. Благодаря этим преимуществам, вполне вероятно, что эта форма конфликта будет сохраняться и в будущем. Означенная логика предполагает обратное: и США могут участвовать в столкновении с этими странами в форме гибридного конфликта.

Авторы новой Национальной военной стратегии США низко оценивают вероятность участия США в войне с крупной державой, хотя, как признают они, подобный риск растет.

К национальным военным целям США в документе отнесены:

— сдерживание, отражение и победа над государствами-противниками;

— укрепление глобальной сети союзников и партнеров.

Национальная военная стратегия США предусматривает одновременное проведение контртеррористических операций в нескольких регионах, а также сдерживание агрессии государственных противников США и обеспечение союзников американцев через свое присутствие и участие в их обороне. Но если сдерживание не сработает, то, как заявляет Национальная военная стратегия, в любой момент времени американские военные будут способны победить регионального противника в крупномасштабной, многоэтапной военной кампании, препятствуя достижению поставленных противником целей или навязывая ему неприемлемые затраты.

Авторы Национальной военной стратегии признают, что в возникающих конфликтах США столкнется с длительной по времени кампанией, т. е. простого блицкрига не будет.

Для сдерживания противника американские военные поддерживают свой надежный ядерный потенциал, сохраняют в активном состоянии национальную гвардию и готовность развернуть свои более масштабные резервные силы для проведения операции в достаточно широком масштабе и продолжительности для достижения поставленных целей.

А пока стратегические силы США остаются в постоянной готовности. Американскую военную оборону усиливают соглашение Североамериканского аэрокосмического командования обороны с Канадой. США повышает командные и контрольные возможности для своих стратегических и региональных ядерных сил.

На глобальном уровне США готовы регулярно демонстрировать свою способность и волю к действию. Если сдерживание окажется не в состоянии предотвратить активные действия противника, то военные США готовы отразить противника и решительно победить любого актора, который угрожает США, их национальным интересам или их союзникам и партнерам.

После военной политики сдерживания центральное место в военно-политических усилиях США занимает укрепление глобальной сети американских союзников и партнеров. Эти действия являются основной задачей Национальной военной стратегии США. Присутствие американских военных сил в ключевых местах по всему миру подкрепляет безопасность союзников и партнеров США.

В Европе, как заявлено в Национальной военной стратегии США по-прежнему твердо привержены своим союзникам по НАТО. НАТО обеспечивает жизненно важные гарантии коллективной безопасности и является стратегически важным гарантом для сдерживания конфликта, особенно в свете движений России на его периферии. Совместные миссии и учения специально подчеркивают приверженность США альянсу. США также будут продолжать поддерживать партнеров по НАТО, увеличивать их совместимость с силами США и обеспечивать их защиту.

Первостепенная задача Национальной стратегии США — это укрепление и расширение глобальной сети их союзников и партнеров. Подобная задача делает вполне логичными и осмысленными текущие усилия США по втягиванию Украины в НАТО тем более, что эта страна неофициальный статус партнера США уже получила.

Итак, в случае с Украиной США в отношении России сейчас решают задачу сдерживания и отражения. При этом Национальная военная стратегия США предполагает, что, если сдерживание не удастся, то американцы готовы прибегнуть к крупномасштабной и многоэтапной военной кампании. В Национальной военной стратегии США 2015 года заявлено, что американские военные преследуют свои цели путем проведения глобальных интегрированных операций. Все это вместе является неприкрытой угрозой России.

Однако не совсем ясно, как подобного рода операция предполагает избегнуть эскалации конфликта с переходом от использования обычных вооружений к ядерному оружию и другому ОМП. Поэтому вполне логичным в подобной ситуации станет использование США именно инструментов гибридной войны для достижения отражения и поражения России. Политические, экономические и другие средства будут явно преобладать в арсенале США над чисто военным инструментарием. Отметим здесь другое важное обстоятельство. Национальная военная стратегия США предусматривает не только сдерживание и отражение, но и победу над государством-противником США, т. е. Россией. Подобная стратегическая нацеленность США на победное сокрушение России и делает затруднительным в текущих условиях компромисс, который учитывал бы российские государственные интересы на постсоветском пространстве.

Не случайно, глава российского государства 3 июля на заседании Совета безопасности России заявил, что нужно скорректировать стратегию национальной безопасности РФ и уточнить концепцию внешней политики. «Необходимо в короткие сроки провести анализ всего спектра потенциальных вызовов и рисков — и политических, и экономических, и информационных, и других, и на этой основе скорректировать стратегию национальной безопасности России», — распорядился президент России.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/07/07/smena-doktrin-i-strategiy-cel-voennoy-strategii-ssha-pobeda-nad-rossiey
Опубликовано 7 июля 2015 в 01:38
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами