• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Фактор ИГ может спровоцировать новую войну в Чечне и теракты в центральной России: эксперт

Фото: e-news.su

Угроза «Исламского государства» (ИГ) на Кавказе оценивается очень серьезно. В руководстве ИГ есть этнические чеченцы, благодаря влиянию которых, как считается, тема России снова вернулась в повестку глобального джихада — на мировом уровне о ней всерьез не вспоминали после Первой чеченской войны. Об этом в рамках интернет-конференции для армянских и региональных СМИ заявила аналитик программы Международной кризисной группы (МКГ) по Европе и Центральной Азии Варвара Пахоменко. Эксперт напомнила, что в прошлом году при провозглашении Халифата лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади назвал Россию, наряду с США, одним из главных врагов мусульман, передает корреспондент EADaily.

«В сентябре ИГ высказало угрозы Путину установить контроль над Северным Кавказом. После этого в регионе начался процесс переориентации подполья на идеологию ИГ. И если прежде те, кто поддерживал ИГ, уезжали в Сирию и Ирак — численность уехавших граждан России, воюющих на стороне как ИГ, так и других групп против официальных Дамаска и Багдада, оценивается российскими силовиками от 1700 до 5000 тысяч человек, большая часть из них — выходцы с Северного Кавказа (в основном, Дагестан и Чечня, но также и Кабардино-Балкария и прочие республики) — то теперь они сочли возможным воевать от имени ИГ уже на Кавказе. Начиная с ноября, когда первый из руководителей отрядов боевиков Дагестана присягнул аль-Багдади, присягу принесли амир (лидер) подполья всего Дагестана Рустам Асильдеров, в июне 2015 — известный амир чеченского подполья Хамзат (Арслан Бютукаев), а 21 июня появилось аудиосообщение о присяге всех боевиков Дагестана, Чечни, Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Через два дня пресс-служба ИГ заявила о принятии присяги и образовании нового вилаята (провинции) ИГ на Северном Кавказе и назначили его амиром Рустама Асильдерова. Это новая страница в истории подполья на Северном Кавказе», — заявила Пахоменко, добавив: начавшись как национальное освободительное движение в Чечне в начале 1990-х, оно постепенно переросло в идеи вооруженного джихада.

Эксперт уверена, что в 2007 с провозглашением «Имарата Кавказ» создается надрегиональная структура с джихадистской идеологией, а теперь видно, как она «эволюционировала и стала частью глобального джихада».

Представитель МКГ напомнила, что методы, которые применяет ИГ, крайне брутальны: изощренные казни, теракты и пр. «На Северном Кавказе такие методы никогда не поддерживались населением. Убитый в апреле амир „Имарата Кавказ“ Алиасхаб Кебеков, жестко противостоявший ИГ, призывал к более умеренным методам: запретил теракты против мирного населения, запретил женщинам участвовать в подполье и становиться смертницами, призывал боевиков сдаваться, если они попадают в окружение, не убивать религиозных оппонентов только лишь из-за разницы во взглядах, не вымогать деньги у населения — так называемый „налог на джихад“, собиравшийся насильно. Считалось, что таким образом он пытается усилить поддержку со стороны местного населения. Теперь же, после присяги ИГ, можно ожидать применение боевиками в регионе более жестоких методов, а также терактов в других регионах, например, в центральной России», — отметила она.

Пахоменко прогнозирует, что финансирование, которое прежде было на 90% местным, теперь начнет все больше поступать из Сирии, где у ИГ есть свои нефтяные скважины. «В отличие от Аль-Каиды, на которую прежде ориентировался „Имарат Кавказ“, и которая в основном строила свою идеологию на критике существующих режимов, ИГ предлагает „позитивную“ повестку — создание социальных институтов, строительство государства — социальной утопии, где все равны перед Аллахом. Учитывая слабость институтов светского государства, нарушения прав человека, имущественное расслоение, ИГ со своей идеологией становится все популярнее в обществе, где есть колоссальный запрос на справедливость. В этом смысле, это уже не просто угроза в сфере безопасности, но вызов основам госустройства в преимущественно мусульманском регионе, где есть альтернативная концепция государственности, основанной на шариате», — отмечает она.

Отдельно гостья пресс-конференции затронула «чеченский контекст» проблемы ИГ. «Доказав на протяжении нескольких веков свою готовность умирать за независимость, чеченцы, похоже, не слишком восприимчивы к суицидальной идеологии глобального джихада. Многие из тех, кто ее разделяет, уехали воевать в Сирию, из-за чего ряды боевиков заметно поредели на Северном Кавказе в целом и особенно в Чечне. По данным источника в МВД Чечни, в 2013 году в Сирии воевали 200−500 чеченцев. В руководстве ИГ есть этнические чеченцы-выходцы из Панкиси. Но хотя в Чечне идеи национального самоопределения все еще популярны, виден и рост поддержки идей радикального исламизма. С одной стороны, происходит насаждение идей суфийского ислама на государственном уровне, с другой — крайне жесткое преследование последователей так называемого „нетрадиционного“ ислама, прежде всего салафитов», — заявила она.

«Рамзан Кадыров открыто заявляет, что необходимо убивать ваххабитов (так в республике называют салафитов). Регулярно производятся массовые задержания молодых мужчин с бородами и девушек в хиджабах, закрывающих подбородок. Парней доставляют в полицейские участки, часто избивают или заставляют родственников их избивать и брить бороды. Все это страшно злит молодежь, настраивает их против государства и чаще всего еще больше радикализует. Мы знаем о случаях, когда, столкнувшись с незаконными действиями, часто унижающими достоинство, молодые люди вступают в ряды подполья, кто-то уезжает в Сирию», — отметила Пахоменко.

«Мы призываем отказаться от незаконных методов, так как они не только нарушают права человека, но еще и контрпродуктивны в долгосрочной перспективе; начать диалог с представителями всех направлений ислама, кто не использует насилие — государство не должно занимать сторону в религиозном споре; создать механизмы реабилитации для бывших боевиков, позволяющие им вернуться к мирной жизни, какие действуют в соседней Ингушетии. Также необходимо усиливать социальные институты государства — повышать качество здравоохранения, образования, обеспечивать справедливое судопроизводство. Так как исламисты канализируют недовольство населения во всех этих сферах, предлагая альтернативные институты. Это долгий процесс, который требует больших усилий, но только он может принести долгосрочный мир. В противном случае, нельзя исключать нового полномасштабного конфликта в Чечне», — резюмировала эксперт.

Пресс-конференция была организована в рамках проекта «Международный пресс-центр „Диалог“: диверсификация источников международной информации для армянских медиа» исследовательского центра «Регион» при поддержке ереванского офиса ОБСЕ.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/07/06/faktor-ig-mozhet-sprovocirovat-novuyu-voynu-v-chechne-i-terakty-v-centralnoy-rossii-ekspert
Опубликовано 6 июля 2015 в 17:32
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами