• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Не Чжоу Юнканом единым: почему в Китае так сурово наказывают чиновников за коррупцию

Чжоу Юнкан. Иллюстрация: epochtimes.ru

Борьба против коррупции, провозглашенная в качестве одного из приоритетов нынешними руководителями КНР, ставит новые рекорды. Суд города Тяньцзинь в северном Китая приговорил Чжоу Юнкана, бывшего министра общественной безопасности и одного из руководителей КНР в отставке к пожизненному заключению. Суд признал бывшего министра виновным во взяточничестве, злоупотреблении служебным положением и «намеренном раскрытии государственных секретов». Но громкое дело и суровый приговор интересны в первую очередь потому, что наглядно характеризуют масштабную антикоррупционную кампанию в КНР.

Тигр-оборотень

Родившийся в 1942 году Чжоу Юнкан — профессиональный хозяйственник и чиновник, прошедший все ступени партийной лестницы. Сделав успешную карьеру в нефтяной отрасли, он с 1999 по 2002 годы работал губернатором провинции Сычуань с населением около 100 миллионов человек, а с 2002 года стал одним из 25 членов Политбюро и министром общественной безопасности. С декабря 2002 по октябрь 2007 года Чжоу Юнкан возглавлял Министерство общественной безопасности КНР. А главное, входил в высший круг руководителей Китая, когда являлся одним из 9 членов Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК 17-го созыва.

Начиная с декабря 2013 года, бывший министр находился под домашним арестом, в марте 2014 года власти КНР заявили о том, что налагают арест на имущество и активы Чжоу и его родственников. При этом официальные лица из Центральной комиссии по проверке дисциплины называли сумму в районе 14 с половиной миллиардов долларов США, что выглядит не очень правдоподобно. Показательно, что китайские СМИ развернули широкую кампанию против бывшего министра Чжоу. Например, карикатура одного из изданий изобразила Чжоу в виде тигра-оборотня.

В декабре 2014 года мировые СМИ сообщили об аресте бывшего министра Чжоу, а также о его исключении из рядов Коммунистической партии. А теперь вот последовал суровый приговор.

Тройная причина

Говоря о борьбе против коррупции в КНР, равно как и о любых других событиях, следует иметь в виду поправку на искажение информации. Западные СМИ подают свою, мифологизированную версию происходящего в Китае. А исходящая информация фильтруется государственными информационными агентствами КНР. Поэтому любые новости не стоит воспринимать буквально. Пример из жизни. Мало кто помнит, но предыдущее поколение руководителей КНР активно внедряло тезис, что коррупции в Китае нет. Пусть даже такой лозунг противоречил постоянным новостям о расстрелах и других суровых приговорах для коррупционеров. Но со сменой руководства КНР изменились и официальная позиция, и политический курс. 15 ноября 2013 года пленум ЦК Коммунистической партии Китая избрал Си Цзиньпина новым генеральным секретарем КПК (генсек также является главнокомандующим — в КНР такая должность называется председатель Центрального военного совета Компартии). А 14 марта 2013 года первая сессия Всекитайского собрания народных представителей избрала Си Цзиньпина главой государства — Председателем КНР. Одним из первых официальных заявлений товарища Си стали слова о том, что коррупция наносит удар по Компартии Китая и угрожает существованию китайского государства. Именно с конца зимы-начала весны 2013 года стартовала серия громких дел против высокопоставленных китайских чиновников, военных и партийных функционеров, обвиняемых во взяточничестве и казнокрадстве. А с начала 2013 года Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины начала расследование по обвинению во взяточничестве и злоупотреблении служебным положением против около 75 тысяч функционеров Коммунистической партии.

Любая масштабная кампания требует конкретного плана действий. Поэтому в конце августа 2013 года Политбюро на совещании под председательством Си Цзиньпина утвердило План работы по созданию и совершенствованию системы наказания и предотвращения коррупции на 2013−2017 годы. Прямая цитата из резолюции Политбюро КПК утверждает, что «В Китае к концу 2017 года будет сформирована четкая система наказания коррумпированных чиновников».

Экономическая модель Китая — государственный капитализм. С одной стороны, чиновники создают государственным компаниям привилегированные условия для развития, а госкомпании обеспечивают поступления в бюджет. С другой стороны, государство является активным регулятором в экономике, когда ключевые решения на уровне рынков и отраслей принимают чиновники. Поэтому модель государственного капитализма тесно сопрягается с взятками, откатами и казнокрадством в разной форме. Вряд ли товарищ Си вместе с новым поколением китайских коммунистов страдает идеализмом, будто коррупцию в Китае можно полностью и бесповоротно победить. Поэтому одно из его первых заявлений, что растущая коррупция может «погубить партию и государство» на самом деле стоит расценивать, как стремление ограничить размеры явления. Антикоррупционный курс тесно взаимосвязан с тремя насущными задачами руководителей КНР.

Задача № 1 — потребность в реформировании экономической модели КНР. Китайская модель экономики характеризуется чрезмерной ориентацией на экспорт при чересчур слабом внутреннем рынке. Поэтому государственный бюджет слишком зависит от ситуации на мировых рынках, а внутренний рынок, при всем желании, не способен хотя бы частично компенсировать потери от экспорта.

Задача № 2 — необходимость перекрыть каналы для перекачки капиталов за границу. Как уже говорилось, любые данные западных СМИ стоит воспринимать со сноской. Но все же, по подсчетам The Wall Street Journal, в течение одного года — года транзита государственной власти к новому поколению коммунистов КНР — с сентября 2011-го по сентябрь 2012-го утечка капиталов из Китая составила 225 миллиардов долларов (то есть, на уровне, соизмеримом с 3% ВВП страны).

Задача № 3 — это национальная безопасность. Государственный переворот на Украине наглядно и жестко продемонстрировал, что коррумпированные спецслужбы, армия и милиция крайне слабо способны противостоять попыткам раскачать уличные беспорядки с целью насильственного свержения правящей элиты.

Бить тигра и муху

Настолько масштабные задачи по реформированию требуют решительных действий. Казалось бы, причем тут борьба с коррупцией? Да все просто. Китайские бизнесмены выводят капиталы за рубеж с помощью коррумпированных чиновников. А любые попытки реформировать экономическую модель просто завязнут в саботаже чиновников и партийных функционеров среднего и высшего звена. Не говоря уже о проблеме национальной безопасности — спустя считанные месяцы после начала украинского кризиса зарубежные игроки в лице США и Великобритании попытались реализовать «цветную революцию» на территории Гонконга — административного района КНР с особым статусом. Поэтому, выходит, не зря Политбюро в своем антикоррупционном плане сделало особый акцент на вопросах национальной безопасности в таких районах как Гонконг и Макао.

И в этой связи появление в списке главных коррупционеров различных высокопоставленных чиновников логично и закономерно. Разве что для оценки ситуации стоит рассматривать ситуацию более широко — не только коррупционные дела против функционеров КПК, но и против крупных бизнесменов и высокопоставленных военных.

Борьба против коррупции должна начинаться с головы. Собственно, именно об этом говорил Си Цзиньпин, когда обещал наказывать за коррупцию не только мелких чиновников («мух», как называют их в Китае), но и крупные политические фигуры («тигров» в общественно-политической терминологии КНР). И Чжоу Юнкан — далеко не первый высокопоставленный чиновник, который попал под следствие, а затем получил суровый приговор. Список таких чиновников, бизнесменов и военных насчитывает не один десяток лиц — Бо Силай и Гу Кайлай, Лю Чжицзюнь, Цзян Цзэминь, Гу Чжуншань — и продолжает пополняться. Но дело Чжоу Юнкана является показательным, потому что впервые власти дали отмашку на следствие, суд и наказание для политика, входившего в высшие круги политической элиты Китая. Во-первых, Чжоу Юнкан — первый среди осужденных за коррупцию, кто входил в состав высшего руководящего органа в китайской системе — он был членом Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК 17-го созыва. За всю историю КНР, начиная с 1949 года, это первый случай уголовного преследования и обвинительного приговора за коррупцию против одного из руководителей Китая, пусть и в отставке. Во-вторых, министр общественной безопасности — это влиятельная фигура в китайской иерархии. Министерство общественной безопасности — структура, насчитывающая около 3 миллионов сотрудников.

Компетенция МОБ — это вопросы внутренней разведки и контрразведки, защита общественного порядка, государственного и политического строя, охрана высших лиц КНР и важных государственных объектов, задачи в части полицейской работы и антитеррористических операций, а также многое другое, что относится к поддержке правопорядка и государственной безопасности в пределах страны. В Китае существует еще и Министерство государственной безопасности, владеющее мандатом на работу за рубежом, с 2007 года его возглавляет Гэн Хуэйчан.

Для полноты картины: западные СМИ активно продвигают версию, что руководители КНР во главе с Си Цзиньпином с помощью коррупционных обвинений и приговоров сводят счеты с конкурирующей группировкой внутри КПК. И такая версия тоже имеет право на жизнь. Правда, авторы такой версии не поясняют, зачем товарищу Си и другим лидерам китайских коммунистов понадобился разгром конкурентов, которые и так проиграли, ведь не смогли провести свою фигуру на пост № 1 в КНР?

Антикоррупционная кампания всерьез затрагивает и бизнесменов. К примеру, в феврале 2015 года власти КНР привели в исполнение расстрельный приговор за коррупцию в отношении 5 бизнесменов, включая Лю Ханя, бывшего руководителя одной из крупнейших горнодобывающих компаний Hanlong Group.

Новости кампании против коррупции в рядах Народно-освободительной армии Китая вызывают меньше внимания СМИ. А, между тем, здесь тоже звучат громкие имена. В марте-апреле 2014 года Народная прокуратура КНР выдвинула против генерал-лейтенанта Гу Чжуншаня (до 2012 года он занимал пост начальника Главного управления материально-технического обеспечения) такие обвинения как взяточничество, хищение государственных средств и злоупотребление должностными полномочиями. Обвинения прокуратуры гласят, что генерал получал деньги за откаты при заключении государственных подрядов и брал взятки за назначение на армейские должности. А в ноябре 2014 года прокуратура начала следствие против генерала в отставке Сюй Цайхоу, обвинив его в том, что долгие годы он продавал должности и звания в армии за деньги. А ведь до недавней отставки генерал Сюй занимал пост заместителя главы Центральной военной комиссии (официальный глава Комиссии — председатель КНР Си Цзиньпин), т. е. являлся фактическим главой армии КНР.

Самые громкие дела против коррупционеров в КНР:

Бо Силай (1949 г. р.) и Гу Кайлай (1958 г. р.)

Бо Силай — бывший член Политбюро (входил в состав 25 членов Политбюро, но не входил в состав Постоянного комитета). Потомственный китайский политик, его отец Бо Ибо входил в окружение Мао Цзедуна. С 2004 по 2007 годы Бо Силай занимал пост министра торговли.

В сентябре 2013 года народный суд города Цзинань признал его виновным по таким обвинениям как взяточничество, присвоение чужих денег преступным путем на сумму 27 миллионов юаней и злоупотребление служебными полномочиями. Суд приговорил Бо Силая в сумме к пожизненному заключению и нескольким тюремным срокам. Ранее суд признал виновной и приговорил к смертной казни с отсрочкой на 2 года его жену Гу Кайлай.

Кроме участия в коррупционных схемах, суд признал Гу Кайлай виновной в убийстве английского бизнесмена Нила Хейвуда (она отравила его цианистым калием в номере одной из гостиниц города Чунцина).

Лю Чжицзюн (1953 года рождения)

В июле 2013 года суд приговорил его бывшего министра железных дорог КНР (2003 — 2011 годы) к смертной казни с отсрочкой приведения приговора в исполнение на 2 года. Согласно правоприменительной практике Китая, такой приговор означает, что спустя какое-то время суд пересмотрит его и приговорит виновного к пожизненному заключению.

Обвинители доказали, что с 1986 по 2011 годы Лю на разных должностях в системе железных дорог и профильного министерства получил взяток в виде денег на общую сумму более 10 с половиной миллионов долларов США, а также в виде жилых домов в разных провинциях КНР.

Сюй Цайхоу (1943 — 2015)

По версии следствия, за свою долгую карьеру фактический руководитель китайской армии лично и с помощью членов своей семьи продал за деньги сотни военных званий и должностей в Народно-освободительной армии КНР. Согласно информации, просочившейся в СМИ, в ходе расследования отставной генерал признал себя виновным во взяточничестве. А вот наказание уже не настигнет «героя» — в марте 2015 года генерал Сюй скончался от рака.

Сергей Слободчук — политтехнолог, специально для EADaily.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/06/28/ne-chzhou-yunkanom-edinym-pochemu-v-kitae-tak-surovo-nakazyvayut-chinovnikov-za-korrupciyu
Опубликовано 28 июня 2015 в 11:28
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами