• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Тяжелобольная медицина: почему в Латвии гибнет здравоохранение

Акция протеста медиков в Риге. Фото: baltic-course.com

Современная Латвия представляет пример страны, население которой, чем дальше тем больше, лишается доступа не только к качественным, но и к самым элементарным медицинским услугам. Изрядная картина «успеха по-европейски», за которым издали завистливо наблюдают, например, те же украинцы. Не понимающие, что если бы их каким-то чудом и взяли бы в вожделенный ЕС, там жизнь тоже не станет сахаром. Отнюдь…

Истоки здравозахоронения

Как известно, степень доступности и качества медуслуг является одним из первейших критериев уровня жизни любого государства. Как показывают события последних месяцев, восточному краю Латвии — Латгалии — грозит физическое вымирание: не в последнюю очередь из-за того, что здешняя медицина доведена до такого состояния, что уже не в силах справиться с обслуживанием жителей региона. Многие здравоохранительные заведения оказались закрыты в целях «экономии», а оставшиеся не способны принять всех пациентов.

Каким же образом латгальская медицина дошла до жизни такой? Истоки нынешней ситуации лежат еще в 2009 году, когда государство, испытав первый удар экономического кризиса, принялось срочно «резать» расходы на социальные нужды, в том числе на медицину. Сокращение финансирования медицины составило в том году 62% от имевшегося уровня и скатилось на уровень 2005 года. Поскольку не хватало денег даже на зарплаты сотрудников, руководству некоторых лечебниц пришлось пойти и на нестандартные меры, предложив членам персонала брать отпуска за свой счет, кто на какой срок сможет. Положение усугубилось тем, что финансирование больниц оказалось резко уменьшено как раз в тот период, когда из-за роста НДС подорожали коммунальные услуги, медицинские материалы и инструменты. В результате, пришлось отказаться от закупки некоторых дорогостоящих медикаментов и начать приобретать более дешевые их аналоги.

Все это вместе взятое обернулось тем, что некоторые лечебные учреждения лишилась даже возможности проводить плановые хирургические операции, не связанные с оказанием неотложной помощи. Средства на подобные операции стало возможным выделять лишь либо за счет страховок, предусматривающих подобные случаи, либо из собственных карманов пациентов. Но тех крох, что оставило государство, не хватало даже и на неотложную помощь — так что, врачам пришлось всеми силами «изворачиваться». Перед ними встала задача максимальной экономии средств, когда нельзя пренебрегать даже незначительными мелочами. Основной способ, как можно добиться экономии — максимальное сокращение количества госпитализаций тех пациентов, положение которых не настолько серьезно, чтобы требовать обязательного пребывания в больнице. Собственно, само государство стало требовать придерживаться этого правила: сокращение объемов стационарной помощи, в пользу помощи амбулаторной. Неудивительно, что в течение следующего полугода число пациентов латвийских стационаров уменьшилось на 15−20%. В те дни латгальская медицина сама напоминала тяжелобольного пациента, дышащего на ладан. В частности, тогда началось свертывание деятельности лечебниц, действующих в городах Латгалии — а тех, кому требуется реальное лечение, решено было свозить в Даугавпилс. Что лишь увеличило нагрузку на местную региональную больницу — при резком сокращении отпускаемого на нее финансирования.

Докторов днем с огнем не сышешь

В сущности, на всю Латгалию с ее 330 тысячами жителей остались лишь три сколько-нибудь полноценные многопрофильные больницы: в Даугавпилсе, Резекне и Прейли. Финансирование и функции всех остальных больниц сокращены до предела. Зачастую, чтобы доставить находящегося в тяжелом состоянии пациента до места, где ему могут оказать полноценную помощь, «скорой» приходится преодолевать свыше сотни километров! Но даже в Даугавпилсе (а это, между прочим, второй по значению город Латвии!) нехватка медиков сейчас наблюдается катастрофическая — теперь горожанам часто ради даже самых несложных операций приходится путешествовать в столицу (около четырех часов езды в один конец). Например, на весь, номинально почти стотысячный город (номинально — потому что количество горожан, уехавших в «трудовую эмиграцию», не поддается, как и по всей Латвии, исчислению) числится один-единственный врач-лор, находящийся к тому же в весьма преклонном возрасте. Местная пресса периодически публикует тоскливые истории о мытарствах пациентов, которым приходится маяться с заболеваниями уха-горла-носа, выстаивать в длиннейших очередях и все равно, в итоге, отправляться в Екабпилс или Ригу.

Однако, нехватка касается отнюдь не только лоров. Скажем, в очереди на бесплатный УЗИ приходится выстаивать месяца полтора-два. В государственных поликлиниках города не осталось врачей-гастроэнтерологов и сертифицированных ортодонтов. Еще более отвратительное положение сложилось со специалистами-неврологами. Те, которые есть, предпочитают заводить частные практики, а не работать в госучреждениях. Для Даугавпилса это особенно болезненно, учитывая, что именно инсульт превратился здесь в любимое оружие старухи с косой. Скажем, в прошлом, 2014 году, именно он унес 524 жизни из 1140 окончившихся в течение этих двенадцати месяцев. Что крайне неприятно, в рядах инсультников появляется все больше горожан, не достигших возраста в 45 лет: а тем, кто сумел однажды перенести приступ этой болезни, грозят рецидивы. Минувшей весной глава Даугавпилсской региональной больницы (ДРБ) Инта Вайводе признала, что людей с инсультом приходится возить в Резекне или Екабпилс. По ее словам, в неврологическом отделении больницы, количество коек в котором пришлось сократить с 60 до 40 мест, осталось работать лишь два специалиста на полную ставку и один на полставки. Из-за этого докторам приходиться перерабатывать, дабы проводить круглосуточные дежурства. Если же учитывать, что среди них нет никого моложе сорока, становится особенно тяжело.

Нельзя сказать, что местное самоуправление никак не пытается решить проблему. «Мы стараемся делать все, что можем. Предусмотрена трехуровневая система поддержки медиков, которые решат связать жизнь с нашим городом. Во-первых, город готов в течение одного учебного года выплачивать стипендию в 40 евро студентам-отличникам, согласившимся потом работать в Даугавпилсе — но пока что ее получает только один учащийся. Во-вторых, введены выплаты в 220 евро тем, кто числится у нас в резидентуре. В-третьих, город предоставляет жилье переезжающим сюда врачам — этой возможностью воспользовались пока двое человек. Кроме того, заключены договоры с Латвийским университетом и университетом Страдыня — самоуправление с сентября может оплачивать резидентуру тем их выпускникам, которые захотят работать здесь. Надеюсь, со временем удастся ввести и другие меры, чтобы поправить дело с врачами», — объясняет вице-мэр Думы Даугавпилса Петерис Дзалбе.

Отток кадров

В других латгальских городах ситуация еще более плачевная. Например, за последние двадцать пять лет в больнице Краславы не появилось ни одного нового специалиста. «За период независимости, с 1991 года на работу в Краславскую больницу не приехал ни один врач», — рассказал в эфире государственного телевидения главврач больницы и вице-мэр Краславы Александр Евтушок. Сандра Бузаева долгие годы руководившая местным отделением Госагентства обязательного страхования здоровья, отмечает: «Думаю, тут дело не только и не столько в зарплатах. Во всяком случае, в государственных лечебницах она не меняется от региона к региону, наоборот, на окраинах даже пытаются, по мере возможности, задирать планку. Но вот там, где источник доходов зависит от платежеспособности клиентов, разница может оказаться весьма существенной. Рига в глазах молодых специалистов выглядит более перспективной в карьерном плане. За время учебы многие успевают здесь „врасти в землю“, обзавестись семьями и связями, их уже не тянет в провинцию — даже если они и сами родом оттуда. Небольшие города, типа Даугавпилса, связаны не только с ограниченными возможностями досуга, но и саморазвития — ведь ездить на курсы повышения квалификации приходится в ту же Ригу. Увы, все вместе взятое, это приводит к тому, что жители провинции постепенно лишаются доступа к качественным медицинским услугам у себя дома…»

Стоит подчеркнуть, что печальная ситуация наблюдается не только в латгальских медицинских учреждениях, но и в других больницах Латвии — их доведенные до отчаяния сотрудники периодически грозят государству акциями протеста. Немудрено: часто младшему медицинскому персоналу приходится, в силу скудости зарплат, трудиться на нескольких работах. Недавно руководитель клиники неотложной медицины Восточной больницы в Риге Алексей Вишняков поведал в телеэфире, что государство пугающими темпами покидают квалифицированные медсестры и это ставит врачебную отрасль в тяжкую ситуацию. «За последние четыре с половиной года клинике, которой я руковожу, пришлось расстаться с более чем двадцатью медсестрами высокой квалификации. Уехали лучшие, с самым большим опытом», — пожаловался врач. Подготовка новых же кадров требует времени, но, по словам Вишнякова, нет никаких гарантий, что они тоже не уедут. «Качество медицинских услуг напрямую связано с тем, насколько люди довольны условиями и оплатой своего труда. Но беда в том, что чтобы заработать достаточное для содержания семьи количество денег, люди вынуждены трудиться сразу на нескольких работах. В итоге сотрудники устают, качество труда снижается, начинаются попытки трудоустроиться в другом месте», — добавил специалист, предложив подумать о повышении зарплат представителям младшего медицинского персонала.

Согласно статистике, почти 25% латвийцев, получивших медицинское образование, не работают в отрасли. Как уже указывалось, болезненный вопрос также связан с возрастом многих медиков, особенно медсестер. Чтобы поддерживать их количество на необходимом уровне, ежегодно необходимо готовить не менее 290 новых специалистов. Однако, сейчас в медицинских колледжах только 44,2% от поступивших студентов заканчивают учебу и только 51,9% из выпускников начинает трудиться в отрасли. Относительно хорошие деньги (от тысячи евро ежемесячно и выше) начинают получать здесь уже опытные врачи, вынужденные ради этого, к тому же, часто вкалывать просто на износ. По официальной же статистике в 2014 году средняя месячная зарплата врача в Латвии составила 846 евро, медсестер — 506 евро и помощников медсестер — 338 евро. Зачастую же многие медсестры и их помощники получали и меньше: 320, 350 евро. Правда, с 2015 года выплаты самым низкообеспеченным категориям медиков увеличили на 20−40 евро.

Уезжают лучшие

В последнее время все больше представителей среднего и младшего медицинского персонала уезжают работать за границу. «Мы теряем много медсестер из-за того, что у нас все время ведется активная вербовка. Ежедневно к ним на почту приходят различные письма с предложениями выучить иностранный язык за полгода — например, норвежский — и уехать работать в другую страну. Богатые страны неохотно вкладывают деньги в обучение молодых специалистов. Они просто покупают готовый продукт. К сожалению, здесь все не так, как футболе, когда мы можем натренировать молодого нападающего и продать его Англии за миллион. Здесь наоборот: наших специалистов мы отдаем бесплатно», — сетует президент латвийского Общества врачей Петерис Апинис. Это неудивительно, учитывая, что, например, в Германии или во Франции медсестра в государственной клинике получает в месяц порядка 3000−5000 евро, а врач минимум 7000−10000 евро. Свидетельствует пациент латвийской больницы: «Ситуация в палатах сейчас напоминает военное время, когда ходячие ухаживали за лежачими, сестричек не дозовешься». Сегодня нередко одна сестра обслуживает по шестьдесят человек вместо положенных законом восьми. То, что медицинский персонал часто работает с серьезной перегрузкой, вызывает стрессы и сказывается на качестве работы.

20 апреля медики Латвии устроили в Риге, напротив здания Национальной библиотеки («Замок света»), крупную акцию протеста. День и место для мероприятия были выбраны не случайно — тогда в «Замке света» проходило совещание глав Минздравов Евросоюза (Латвия в первой половине 2015-го председательствует в Совете ЕС). Организатором митинга являлся Латвийский профсоюз работников здравоохранения и социального ухода (LVSADA), заявивший, что хочет привлечь внимание к необходимости «увеличения доступности медицины в государстве». Как указывают в профсоюзе, уровень доступности медуслуг для населения Латвии является одним из самых низких в ЕС. При этом, зарплаты медиков растут намного медленнее, чем в других отраслях, а после окончания вузов врачи и медсестры только в половине случаев остаются работать на родине.

Участники митинга (подавляющее большинство из них составляли женщины) вышли на мероприятие с флагами Латвии и пением народных песен на латышском языке. Среди них были как сами медики, так и пациенты. Прозвучал ряд речей, ораторы указывали на недопустимость сложившегося положения и необходимость принятия срочных мер для исправления ситуации. «Нужно уменьшить очереди, сократить платежи пациентов, поднять зарплаты врачам. Для этого требуется повысить финансирование отрасли с нынешних трех до пяти процентов от ВВП — уже со следующего года», — заявил глава LVSADA Валдис Керис. Он выразил разочарование тем, что глава Минздрава Латвии Гунтис Белевич так и не вышел к митингующим.

Сам Белевич сказал в телеэфире, что медики выбрали неправильное время и место для своей акции. «Здравоохранение — это дело каждой отдельной страны, а не всего ЕС. Медицинские работники могли бы напомнить о своих требованиях у здания правительства, а лучшее время для такой акции — осень, когда будет готовиться бюджет следующего года». Министр признал, что дополнительные деньги на медицину могут быть найдены только за счет структурных реформ. По его мнению, следует убеждать общество и власти в том, что развивать страну могут только здоровые люди. На вопрос о том, полностью ли снята с повестки инициатива его предшественницы по посту главы Минздрава Ингриды Цирцене, продвигавшей идею о привязке бесплатных медицинских услуг к выплате налогов (против чего дружно возмутилась вся страна) Гунтис Белевич ответил, что это не совсем так. Однако, по его словам, необходимы расчеты, чтобы определить, возможна ли такая система при нынешних тенденциях уменьшения и старения населения. Кроме того, по словам министра, «врача нельзя превращать в налогового контролера». В общем, на «выздоровление» латвийской медицины сейчас трудно поставить и ломаный грош…

Вячеслав Самойлов — обозреватель EADaily по Прибалтийскому региону

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/06/18/tyazhelobolnaya-medicina-pochemu-v-latvii-gibnet-zdravoohranenie
Опубликовано 18 июня 2015 в 01:35
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами