• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Россия-Иран: какие же ЗРК будут поставлены и когда?

Иллюстрация: kommersant.ru

Когда в конце апреля президент США Барак Обама внезапно усомнился в эффективности российских ЗРК С-300, стало ясно, что решение президента России Владимира Путина от 12 апреля об отмене указа о запрете на поставки этих систем ПВО Ирану стало самостоятельным фактором в геополитике. В особенности с учётом последних трагических развитий в Йемене, Ираке и Сирии и череды преступлений против человечества со стороны суннитских фундаменталистов.

Мировое сообщество видит, что ситуация на Ближнем Востоке далека от стабилизации и умиротворения, и не зря со стороны крупных влиятельных международных организаций уже прозвучали предупреждения о том, что, например, попытки разрушения и разграбления сирийского города Тадмор и древнего города-музея Пальмира будут расценены как военные преступления. Как бы то ни было, в спорах о том, кто же причастен к преступлениям всяких «Исламских государств» и «Аль-Каид», но подобное предупреждение в адрес структур, пользующихся неприкрытым покровительством, например, со стороны Турции, Саудовской Аравии и Катара, звучит впервые после попытки внедрить «методы арабской весны» в Сирии и Ираке в 2011−12 гг.

И на фоне слухов о том, что в Катаре предпринята очередная попытка госпереворота, а эмир Катара шейх Хамад бин Халифа ат-Тани якобы «исчез», а также взаимных подтверждений со стороны властей Ирана и президента Сирии Башара Асада того факта, что две страны фактически совместно отражают агрессию суннитских террористических «революционеров-демократов», все иные нюансы на Ближнем Востоке, действительно, приобретают особые значение и звучание. Разумеется, что на виду — начавшиеся в Средиземном море неподалёку от берегов Сирии совместные российско-китайские военно-морские манёвры, приближённые к боевым. И тема о российских поставках вооружений, например, Ираку, о чём говорил Владимир Путин в Москве со срочно прибывшим в Россию с визитом иракским премьер-министром (шиитом) Хайдером аль-Абади. Получается, что вопрос о скорых поставках ЗРК С-300 Ирану вновь как бы отошёл в тень. Но ведь он не снят с повестки дня — прежде всего, конечно, сугубо российско-иранских отношений. И когда выяснилось, что госсекретарь США Джон Керри во время переговоров в Сочи с Владимиром Путиным и министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, несмотря на заявленность вопросов об Украине и Сирии, обращался также и к иранской теме, в том числе и о поставках Тегерану ЗРК С-300, все фишки легли в своей последовательности на свои места. Итак, ни «торги» американцев, ни нафантазированный «ультиматум Керри» в адрес России не принесли Вашингтону дивидендов.

Это вынуждает обратиться к апрельским заявлениям российских руководителей и Барака Обамы. Так, когда Сергей Лавров 14 апреля разъяснял позицию Москвы и назвал решение российского президента «правильным», то сделал акцент на том, что в 2010 году Россия принимала решение о «замораживании» поставок С-300 исключительно добровольно, так как резолюция СБ ООН никаких ограничений в поставках средств ПВО Ирану не накладывала, и сделано это было «в интересах поддержки консолидированных усилий „шестёрки“ международных посредников с тем, чтобы стимулировать максимально конструктивный процесс переговоров по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы». Во-вторых, убеждал Лавров, отмена запрета стала возможна в результате того, что на переговорах в Швейцарии была достигнута политическая договоренность относительно иранской ядерной программы. Одна беда: высокие договорившиеся стороны трактуют договоренности совершенно по-разному. И в-третьих, Ирану нужны средства ПВО из-за ситуации вокруг Йемена. Похоже в российском МИД допускают, что не за горами время, когда Иран и Саудовская Аравия сойдутся в прямом военном столкновении. И скажем откровенно основания для таких подозрений имеются.

Реакция США в апреле была замедленной — намного оперативней своё недовольство выражал Израиль. Тель-Авив даже рискнул шантажировать Россию поставками летального оружия на Украину. Тем не менее, заявления Обамы были обескураживающее безграмотными. Так, президент США в интервью телеканалу MSNBC заявил, что российские ракетные комплексы не помогут Ирану скрыть свои ядерные объекты от атак США. «Нам надо учитывать такую перспективу. У нас военный бюджет чуть менее 600 млрд. долларов. Их — чуть больше 17 млрд. Даже если они получат несколько зенитных ракетных систем, если придётся, мы сможем обойти их и наказать», — сказал Обама, отметив при этом, что в его планы не входит решение проблем региона посредством ещё большей войны. Встаёт вопрос — что именно известно о российско-иранском договоре по С-300 Бараку Обаме, если он публично выказывает полную неосведомлённость о возможностях этих систем ПВО. Возможно, госсекретарь Джон Керри более сведущ — поэтому поспешил в Россию после празднований 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне?

Между тем, российско-иранские переговоры о поставках С-300 начались задолго до того, как стороны подписали соответствующие документы в 2007 г. В Москве в начале двухтысячных неоднократно бывал экс-министр обороны ИРИ контр-адмирал Али Шамхани, нынешний наблюдатель при главе Центра Стратегических исследований в Тегеране. Москва и Тегеран договорились о поставках пяти дивизионов (40 пусковых установок) С-300 ПМУ-1 «Фаворит». Однако в 2014 г. российский ВПК как будто бы официально заявлял о снятии систем С-300 с производства — понятно, раз берутся на вооружение С-400 и в принципе готовы и С-500. Намного важней понять, что именно будет поставлять Россия в Иран, если объявление о снятии С-300 с производства соответствует реальности. Снятие с производства — это не утилизация. Но трудно себе представить некие склады готовой продукции, «затоваренные» готовенькими к отправке в ИРИ С-300 ПМУ-1. К тому же года 3−4 назад в СМИ активно обсуждался вопрос о том, что предназначенные для Ирана С-300 ПМУ-1 Россия якобы продала Азербайджану. Однако власти РФ твёрдо заявили о готовности к таким поставкам в Иран. После заявления Путина прозвучали разъяснения со стороны Рособоронэкспорта — предстоит перезаключение договора, но якобы опять на С-300 ПМУ-1. Но откуда возьмутся в 2015-м новенькие С-300 ПМУ-1, если они сняты с производства в 2014-м?

Снятие с производства не означало, что эти системы сняты и с вооружения российских сил ПВО и ПРО. И теоретически, конечно, возможно, что Ирану можно поставить и «бывшие в употреблении» 5 дивизионов ЗРК С-300 ПМУ-1 из Вооружённых сил РФ. Что, кстати, оживлённо обсуждается в некоторых прозападных СМИ России. Но обсуждающие явно не учитывают того, что продукция «б/у» может совершенно не прельстить иранцев, которые в вопросах обороны и безопасности абсолютно не гонятся за дешевизной и стремятся приобретать исключительно новопроизведённые вооружения. Рособоронэкспорт говорил не о возобновлении прежнего договора, а об его перезаключении, хотя это предполагает, что у сторон есть возможность достичь дополнительных договоренностей о предмете поставок.

Нюанс и в том, что объявление о снятии с производства ЗРК С-300 не содержало уточнений — все ли модификации будут сняты с производства, касается ли это решение и С-300 ПМУ-1, как раз таки именующегося «Фаворитом», а тем более — С-300 ПМУ-2? Между тем, ещё в 2012 г. зав. кафедрой изучения России и Восточной Европы Тегеранского университета, член парламентской комиссии по нацбезопасности и внешней политике, учредитель и директор Центра изучения России, Средней Азии и Кавказа, бывший глава Культурного центра при посольстве Ирана в Москве Мехди Санайи в интервью иранскому агентству Khabar предсказал ситуацию с перезаключением договора о российских поставках систем ПВО. «В отношениях с Ираном России может помочь некое третье решение. В этой связи я бы предложил двум государствам заключить новое соглашение… Россия может поставить в Иран более усовершенствованный ракетный комплекс С-400. Таким образом, претензии Ирана будут сняты и отношения двух стран не пострадают». То есть — ЗРК «Триумф», кстати, первоначально индексированный как С-300 ПМ3.

Появление С-400 на возможном театре военных действий на Ближнем Востоке — это не просто геополитические изменения, это равносильно катаклизме. Впрочем, и фактор «неуловимости» С-300 ПМУ-1 или ПМУ-2 способен привнести революционность не только в соотношение сил боевой авиации и систем ПВО, но и в расстановку региональных и геополитических сил. Судя же по всему, «час Икс» для Ближнего Востока, тем более после теракта 22 мая в крупнейшей шиитской мечети Саудовской Аравии, с каждым днём становится всё ближе. И следует ожидать, что Иран захочет получить «свои» ЗРК задолго до 30 июня, т. е. до завершения очередных консультаций с Западом по ядерной программе.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/05/26/rossiya-iran-kakie-zhe-zrk-budut-postavleny-i-kogda
Опубликовано 26 мая 2015 в 16:05
Все новости

03.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами