• USD 63.29 +0.06
  • EUR 67.21 -0.86
  • BRENT 53.93 +1.72%

Внутриполитическая турбулентность в Грузии: коалиция власти слабеет, Саакашвили берет реванш в Аджарии

Михаил Саакашвили и Бидзина Иванишвили. Фото: Georgiatimes.info

По итогам парламентских выборов октября 2012 года произошли серьезные изменения в динамике внутриполитических процессов в Грузии. Тогда, после 9-летнего правления, партия «Единое национальное движение» экс-президента Михаила Саакашвили, на фоне серьезных имиджевых потерь на внешнеполитическом уровне, а также в связи с падением рейтинга доверия внутри страны, проиграла выборы оппозиционной коалиции «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили. Тем не менее, характеризуя особенности внутриполитической ситуации в Грузии, следует выделить несколько периодов ее развития: первый — октябрь 2012 года — октябрь 2013 года; второй — октябрь 2013 года — ноябрь 2014 года; третий — ноябрь 2014 года и по сей день.

Первый этап начинается в октябре 2012 года, когда после победы на парламентских выборах, коалиция «Грузинская мечта» сформировала новое правительство страны под руководством лидера коалиции Бидзины Иванишвили. После этого начался период т.н. «коабитации» или сосуществования двух политических сил: правящей коалиции «Грузинская мечта» и противостоящего ей «Единого национального движения», которые стали основными акторами политических процессов в стране. Тогда же наблюдается тенденция отхода на второй, и даже, третий план, партий и движений, не вошедших в грузинский парламент. Завершается первый этап президентскими выборами в октябре 2013 года и победой кандидата от коалиции «Грузинская мечта», бывшего вице-премьера и министра образования и науки Грузии Гиоргия Маргвелавили.

Начало второго этапа характеризуется как завершением периода «коабитации» и окончательным уходом партии «Единое национальное движение» Михаила Саакашвили в оппозицию, так и вхождением в силу новой конституции Грузии, согласно которой страна перешла к парламентской форме государственного правления. Здесь же следует отметить прошедшие летом 2014 года выборы в органы местного самоуправления (ОМУ) и выборы столичного градоначальника, где также как и на предыдущих выборах, но с чуть более скромными результатами, преимущественно победили кандидаты коалиции «Грузинская мечта». Тогда, по результатам этих выборов были сданы последние бастионы опоры «Единого национального движения» в регионах Грузии, а выборы ОМУ де-юре завершили электоральный цикл, оформив в октябре 2013 года новую внутриполитическую реальность. Однако завершается второй этап не выборами в органы местного самоуправления, а ноябрем 2014 года, когда партия экс-министра обороны Грузии Ираклия Аласания, исходя из политических мотивов, покинула правящую коалицию с «Грузинской мечтой» и поставила ее на грань потери парламентского большинства. Если в первые два периода, политические процессы в Грузии контролировались парламентским большинством — коалиция «Грузинская мечта» и оппозиционное ему меньшинство — «Единое национальное движение», то с ноября 2014 года, уже в качестве независимой оппозиционной партии на сцену выходит партия Ираклия Аласания «Свободные демократы». Все эти изменения, произошедшие в конце 2014 года, а также оставшиеся еще с 2012 года проблемы, в совокупности повлияли на современную внутриполитическую ситуацию в Грузии, а также обозначили ее дальнейшее развитие на среднесрочную перспективу.

Останавливаясь на ноябрьском кризисе коалиции, отметим, что еще с 2012 года, параллельно процессу консолидации власти в руках правящей коалиции «Грузинская мечта», появилась опасность ее дезинтеграции и дестабилизации внутриполитической ситуации в стране. Тем самым, события ноября 2014 года явились проверкой коалиции на прочность и возможность сохранения внутриполитической стабильности в Грузии. Если во втором случае им удалось сохранить стабильность в стране, то по первому пункту они не смогли сохранить коалицию в том же составе, в котором она шла на парламентские выборы 2012 года.

Напомним, что еще в декабре 2011 года, когда шел процесс формирования коалиции «Грузинская мечта», в нее вошли партии и политические силы, имеющие различные политические взгляды. Членами коалиции тогда стали: «Республиканская партия Грузии», «Свободные демократы», «Консервативная партия Грузии», «Промышленность спасет Грузию», «Национальный форум», а позже к ним присоединились «Социал-демократы за развитие Грузии» и созданная на базе коалиции партия Бидзины Иванишвили «Грузинская мечта — Демократическая Грузия». Среди членов коалиции были как партии, которые и ранее присутствовали во внутриполитических процессах, так и партии, созданные уже в период власти «Единого национального движения». Самым проблематичным лидером и «слабым звеном» стал лидер партии «Свободные демократы» Ираклий Аласания, который ранее был членом команды экс-президента Михаила Саакашвили, но по политическим мотивам ушел в оппозицию к нему.

Следует отметить, что как сам Аласания, так и его однопартийцы получили достаточно серьезные портфели в новом правительстве Грузии в 2012 году. Будучи вице-премьером и министром обороны, Аласания уже тогда выделялся своими амбициями. В 2013 году, в процессе подготовки к выборам президента страны, Аласания, имея свои виды на данный пост, в обход премьер-министра Бидзины Иванишвили, начал внутрипартийные обсуждения по своему выдвижению на пост главы государства. Иванишвили, не определившийся на тот момент по своей кандидатуре, воспринял данный шаг Аласания как «чрезмерные амбиции» и наказал его, сняв с должности вице-премьера. Однако за Аласания сохранился пост министра обороны Грузии. Эта история оставила достаточно серьезный след на дальнейших отношениях как Ираклия Аласании, так и его партии с остальными членами коалиции. В 2014 году, после того как в прессе появилась информация о том, что были задержаны высокопоставленные сотрудники Министерства обороны и Вооруженных сил страны, Аласания выступил с заявлением, где поддержал своих подчиненных, требуя завершения следственного процесса и вердикта суда. Однако, позже, когда были выдвинуты обвинения против военных врачей, министр обороны назвал все это политически мотивированным давлением на него и «атакой против евроатлантического выбора Грузии». Реакцией премьер-министра Грузии Ираклия Гарибашвили на заявления члена коалиции и министра его правительства стало то, что он своим решением от 4 ноября 2014 года освободил Ираклия Аласания с должности министра обороны страны. В ответ на это, 5 ноября, парламентская фракция партии «Свободные демократы», будучи одной из 6 партий-основателей коалиции «Грузинская мечта», покинула ряды парламентского большинства. Так как в правительстве кроме Ираклия Аласании присутствовали также его однопартийцы и родственники, им также пришлось покинуть свои посты. Среди них были: глава МИД Майя Панджакидзе, государственный министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Алекси Петриашвили и несколько других чиновников среднего звена, в том числе и глав парламентских комитетов.

Решение партии «Свободные демократы» привело к тому, что страна оказалась на грани политического кризиса, с возможностью потери парламентского большинства «Грузинской мечтой». Уже по итогам ответных действий руководства Грузии, в парламенте страны произошли перестановки, позволившие правящей коалиции «Грузинская мечта», благодаря активному вмешательству экс-премьера Биздины Иванишвили, повысить количество своих депутатов от 81 до 87. Все это стало реальностью благодаря тому, что параллельно выходу «Свободных демократов», к парламентскому большинству присоединилась новая фракция — «Независимые мажоритарии — сильные регионы», которая состояла из 6 депутатов.

На сегодняшний день, по итогам политического кризиса ноября 2014 года, распределение мест в 150-местном парламенте Грузии следующее: правящая коалиция «Грузинская мечта» насчитывает 87 мандатов; оппозиционное «Единое национальное движение» — 51; новая оппозиционная фракция «Свободные демократы» — 8 мандатов. Остальные четыре депутата присутствуют в качестве независимых депутатов.

Еще одним непростым вопросом внутриполитической повестки Грузии является проблема распределения ролей между президентом и премьер-министром, несмотря на то, что с октября 2013 года вступили в силу конституционные изменения, ограничившие полномочия президента страны в пользу премьер-министра. С конца 2013 года ко всем юридическим коллизиям добавился и личный конфликт между президентом Георгием Маргвелашвилии и поддержавшем его ранее экс-премьером Бидзиной Иванишвили. Автоматически негативно стал относиться к президенту и преемник Бидзины Иванишвили на посту премьер-министра Грузии Ираклий Гарибашвили. С тех пор прослеживаются разногласия относительно того, кто должен представлять страну на значимых международных событиях, а также наблюдается минимальный уровень сотрудничества между правительством и аппаратом президента страны. Конфликт также повлиял на то, что в феврале 2014 года, во время первого ежегодного выступления президента Георгия Маргвелашвили перед парламентом страны, глава правительства и его министры, проигнорировав приглашение президента, отказались от личного присутствия в парламенте. Ситуация повторилась и в нынешнем году, когда 31 марта 2015 года выступление президента также было проигнорировано правительством страны.

На сегодняшний день внутриполитический расклад в Грузии следующий: с одной стороны это все еще действующее парламентское большинство — «Грузинская мечта», которая, несмотря на различные попытки ее дезинтеграции, вплоть до октября 2016 года все же сохранит свое единство и целостность. Но тем не менее, все коалиционные партии уже сейчас готовятся к предстоящим выборам; с достаточно низким рейтингом (порядка 20−25% электората), но стабильно все еще функционирует партия Михаила Саакашвили «Единое национальное движение», которая сумела повлиять на некоторых членов коалиции и добилась на сегодняшний день потери парламентского большинства коалиции в Верховном совете Аджарской автономной республики, что также ударило по рейтингу официального Тбилиси; с другой стороны, усиливается новая оппозиционная партия «Свободные демократы», которая поддерживает хорошие отношения с действующим президентом страны Гиоргием Маргвелашвили. Необходимо отметить, что «Свободные демократы» всевозможными способами отказываются от сотрудничества с партией Михаила Саакашвили и идентифицируют себя в качестве конструктивной оппозиционной политической силой, готовясь к предстоящим парламентским выборам 2016 года.

Кроме того, с конца 2014 года из-за ухудшения экономической ситуации в стране, правящая коалиция «Грузинская мечта» получила очередной удар, что также повлияло на падение уровня рейтинга доверия. Обесценивание национальной валюты — лари на 29%, спад экспорта из Грузии в Россию и Украину, а также сокращение поступления денежных переводов из-за рубежа — все это поставило экономический блок правительства, да и саму правящую коалицию под удар критики оппонентов и увеличило уровень недовольства народом правительства страны. Все эти вызовы, а также предстоящие в 2016 году парламентские выборы, поставили перед премьер-министром Грузии задачу обновления состава коалиции, с параллельным усилением ее ядра — партии «Грузинская мечта — Демократическая Грузия». Однако данная задача нелегка, так как последние два года также выявили проблему недостатка кадров у партии «Грузинская мечта — Демократическая Грузия». Ведь в случае преждевременного распада коалиции и выхода из нее только лишь «Республиканской партии» она может лишиться премьер-министра и почти всех рычагов управления страной.

Аналитическая редакция EAD

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/04/13/vnutripoliticheskaya-turbulentnost-v-gruzii-koaliciya-vlasti-slabeet-saakashvili-beret-revansh-v-adzharii
Опубликовано 13 апреля 2015 в 15:20
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами