• USD 63.77 -0.11
  • EUR 67.83 -0.32
  • BRENT 55.01 +1.00%

Что делать с войной и миром: Выжидающая Россия против новых хозяев разрушенной Украины

Состояние неустойчивого перемирия на востоке Украины в Донбассе продолжается уже более месяца после заключения 12 февраля 2015 года новых Минских соглашений о мирном урегулировании конфликта. Однако после определения украинским парламентом 17 марта 2015 года «оккупационного статуса» для районов, контролируемых пророссийскими повстанцами, весь поэтапный процесс мирного урегулирования зашел в тупик. Это и подтвердила на прошлой неделе в четверг встреча в Париже в «нормандском формате» заместителей министров иностранных дел России, Украины, Германии и Франции.

Жалобы в Париже российского дипломата на срыв Киевом минских договоренностей были проигнорированы его немецким и французским коллегами. Европейские гаранты минских договоренностей согласились с аргументами украинской стороны относительно порядка политического процесса мирного урегулирования на Донбассе: сначала вывод с этой территории вооруженных формирований «сепаратистов» — потом выборы и запуск механизма внесения и принятия изменений в Конституцию Украины.

Итак, как и следовало ожидать, Франция и Германия согласились с односторонними модификациями Минского соглашения, внесенными украинским президентом и одобренными украинским парламентом. В итоге Москва оказалась в очевидном тупике. Кремлю остается только держать паузу в надежде, что уровень напряженности, благодаря перемирию, автоматически снижается, а Киев не решится на возобновление военных действий. Запад, в свою очередь, явно ждет признания Москвой произвольной трактовки Киевом Минских договоренностей. Если российское руководство не сделает этого, то его через определенный промежуток времени обвинят в срыве Минских договоренностей. После этого будет поднят вопрос о новых санкциях. Москва в ответ не собирается уступать давлению. 23 марта пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков в интервью норвежскому изданию Dagbladet признался, что ополченцы на Донбассе не являются марионетками Кремля, хотя «у президента Путина есть на них влияние, поскольку они его уважают, однако он не может приказать им сложить оружие». Москва таким образом дает понять, что капитуляции на Донбассе не будет. Дополнительно выступление президента РФ Владимира Путина на коллегии ФСБ 26 марта 2015 года, как показалось комментаторам на Западе, не оставило никаких надежд на готовность российской стороны пойти на какие-либо уступки в случае с Минском-2.

В возникшей тупиковой ситуации на исходе минувшей недели президент Порошенко дал понять о возможности его личной встречи с российским президентом. Впрочем, ждать каких-либо уступок от украинской стороны на ней вряд ли стоит.

Сейчас президент Украины Петр Порошенко пытается демонстрировать собственные позиции с точки зрения наращиваемой Украиной военной силы. 25 марта Порошенко подписал закон об увеличении численности украинской армии до 250 тыс. человек. Таким образом, с начала 2014 года численность украинской армии увеличивается более, чем на треть. В пояснение решения министр обороны Украины Степан Полторак сообщил, что в 2015 году в составе ВСУ будут дополнительно созданы 6 механизированных бригад, один горно-пехотный полк, 3 артиллерийские бригады и 2 бригады армейской авиации. Воинственный жест Киева подкрепили на прошлой неделе и американцы. 23 марта 2015 года Палата представителей Конгресса США подавляющим большинством голосов приняла резолюцию, призывающую президента США Барака Обаму немедленно предоставить Украине «летальное вооружение». 26 марта аналогичное решение принял и американский Сенат. В Пентагоне наконец-то после проволочек в марте был определен и срок начала подготовки американскими десантниками из 173-й воздушно-десантной бригады армии США 900 бойцов Национальной гвардии Украины. Программа стартует 20 апреля на Яворовском полигоне во Львовской области. Подготовка продлится 8 недель и завершится совместными учениями. Событие имеет больше символическое, чем практическое значение. Оно знаменует начало обучения ВС Украины по стандартам НАТО. Под военным давлением на Россию на прошлой неделе подвел черту и генсек НАТО Йенс Столтенберг. Он в очередной раз заявил, что Кремль просто обязан выполнять взятые на себя обязательства по Минским договоренностям и вывести войска из восточной Украины.

В знак того, что напряженность в зоне конфликта не снижается российские СМИ за минувшую неделю умножали отчеты о нарушении украинской стороной соглашения о прекращении огня. Украина, в свою очередь, обвиняла Россию в наращивании войск и развертывании тяжелых вооружений в направление Мариуполя. По аналогии с ноябрем-декабрем прошлого года, когда точкой эскалации стал Донецкий аэропорт, теперь в подобный узел возобновляющегося вялого военного противоборства превратилось село Широкино возле Мариуполя. Активность в этом районе, опять же по аналогии, заставляет подозревать, что новый виток военных действий начнется с постепенного расширения боев именно на этом направлении.

Разногласия и одновременно общая линия Запада относительно кризиса на Украине были вполне продемонстрированы на прошлой неделе на Брюссельском форуме германского отделения Фонда Маршалла. Здесь уместно заметить, что разногласия эти не имеют фатального значения для единства США и Европы, поскольку обе стороны исходят из того, что Россия в той или иной степени вынуждена будет отступить на Украине.

Европейцы во главе с Германией и Францией выступают против поставок даже оборонительных систем вооружений Киеву, полагая, что это вызовет эскалацию военного насилия и большую вовлеченность России в конфликт. Лучшее, что в настоящее время может предпринять Европейский союз — это сохранять уже имплементированные санкции, а также поддерживать Украину разными способами без прямого или косвенного военного вмешательства. И, наоборот, на конференции командующий объединенными силами НАТО в Европе американский генерал Филип Бридлав в очередной раз заявил, что страны Запада должны использовать все свои возможности для оказания помощи Украине, в том числе, включая поставки оборонительного вооружения. Мотивация у Бридлава довольно проста: активизация военных усилий США по этому направлению может привести к дестабилизации ситуации на Украине. Но и бездействие также чревато дестабилизацией. Поэтому лучше действовать на опережение событий.

Разногласия между европейцами и американцами обусловлены разным видением Минского процесса. Европейцы полагают, что с теми или иными проблемами, но Минские договоренности выполняются. Россия просто вынуждена будет следовать путем Минска-2 из-за растущей изоляции на международной арене и финансово-экономических санкций. Американские официальные лица не согласны с подобным видением. Они настаивают на действенном давлении на Россию. Американцы указывают на постоянные нарушения соглашения, хотя, в целом, против Минска они не возражают. Таким образом, речь идет о степени и методах давления на Россию. В этом главный пункт разногласий. Американцы занимают более воинственную позицию, чем европейцы. США угрожают России поставками своего оружия на Украину, т. е. повышением степени американского участия в конфликте. При этом и США, и ЕС подняли предельно высоко для Кремля планку условий снятия санкций с России. США — требуют возвращения Крыма Украине. Европейский союз — выполнения Россией Минских соглашений. При этом европейцы в упор не видят принципиального нарушения Украиной начальных договоренностей в Минске. Последнее обстоятельство означает, что европейские условия не выполнимы для России без потери лица Кремлем. Вашингтон, Берлин и Киев добиваются от Москвы шаг за шагом окончательной сдачи Донбасса.

Военный конфликт на Донбассе увел изначальный спор между Россией и ЕС в иное направление. В условиях, когда противоречия сейчас сконцентрировались вокруг Минска-2, Евросоюз на прошлой неделе продолжал демонстрировать полное равнодушие к российским интересам, проявленным Москвой на начальной стадии конфликта. На прошлой неделе 26 марта Германия ратифицировала соглашение об ассоциации ЕС с Украиной, став 16-м государством-членом Евросоюза, одобрившим соглашение, которое стало причиной конфликта в конце 2013 года. В тот же день, т. е. 26 марта, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер на встрече с председателем Верховной Рады Украины Владимиром Гройсманом заявил, что федерализация никак не подходит Украине в качестве государственной модели. С весны 2014 года Россия добивалась федерализации Украины. Чуть ранее Джанни Букиккио — председатель Венецианской комиссии, определяющей правовые нормы в Евросоюзе, заявил, что федерализация вообще не имеет смысла для Украины. Интересы России, как в вопросах экономической, так и политической безопасности на Украине на фоне Минска-2 подчеркнуто игнорируются европейцами. Возвращения обсуждения на этот уровень просто не намечается. Проблемы, которые раньше были камнем преткновения между Россией и ЕС, сейчас решаются односторонне и чисто в автоматическом режиме.

И США, и Евросоюз сейчас похожи на терпеливых рыболовов, забросивших свои удочки в «минском пруду». Им остается только ждать, когда Россия изъявит желание пойти на какие-либо уступки в деле выполнения модифицированных минских договоренностей. Похоже, что пауза неопределенного состояния минского перемирия будет затягиваться Кремлем до середины мая из-за празднования в России 70-летней годовщины окончания Великой Отечественной войны. Впрочем, пауза Минска-2 из-за этих не относящихся к делу внешних обстоятельств сама по себе производит мирную работу. Можно предположить, что военные действия на Донбассе не возобновятся. Украина объявила Донбасс «оккупированной территорией». Донбасс вынужден приспосабливаться к тому, что Киев отталкивает от себя мятежный регион. И вот Донецк, и Луганск начинают заявлять, что в денежном обращении они вынуждены переходить на российский рубль. Пауза минского перемирия с остановкой его выполнения сама по себе начинает воплощать в жизнь «большое Приднестровье» — очередной непризнанный на постсоветском пространстве регион с собственной квази-государственностью. Если военные действия не возобновятся, к лету кризис на Донбассе перейдет в статус «отложенного конфликта». По-видимому, Москва, явно предпочитающая тянуть время, не отказалась бы от подобного преходящего и временного итога, который позволил бы ей уйти от непрямого конфликта с США на постсоветском пространстве.

Военный конфликт на Украине в 2014—2015 годах поставил вопрос об украинском суверенитете и о будущем этого постсоветского государства. Однако продолжающееся перемирие явно сместило проблему из военной сферы в сферу текущего состояния экономики и финансов Украины. Конфликт на прошлой неделе вокруг увольнения с поста губернатора Днепропетровской области украинского миллиардера Игоря Коломойского продемонстрировал, что одной из главных причин и задач текущего перемирия является внутренняя стабилизация Украины. Личное участие, как стало позднее известно, в разрешении конфликта в пользу украинского государства и президента Петра Порошенко американского вице-президента Джо Байдена продемонстрировало, что внутренняя политика в ключевых моментах развития ситуации определяется в этой стране американцами. В этом отношении случай с Коломойским показал, что США используют перемирие Минска-2 для стабилизации внутриполитического положения и укрепления центральной власти в Киеве. «Регионализм» днепропетровского олигархического клана в ситуации неудачных для Украины военных действий расшатывал ситуацию в стране. Таким образом, одной из причин Минска-2 было желание западных сюзеренов Украины сохранить страну под своим контролем, не дав ситуации из-за военных поражений пойти вразнос. Политическая нестабильность на Украине в условиях военных действий на Донбассе была выгодна России. Дело Коломойского продемонстрировало Москве, что ситуация полностью находится под контролем у Вашингтона и ожидать на этом направлении внутренних потрясений не стоит. Эпизод с Коломойским стал очевидным фактором давления на Россию в смысле бесперспективности дестабилизации Украины по линии разногласий в украинской верхушке. Кроме того, требование перевода батальонов из «личной армии» Коломойского под эгиду МВД или ВС Украины можно трактовать и как выполнение украинской стороной пункта Минских договоренностей о роспуске незаконных вооруженных формирований.

Что касается другой стороны внутренней политики на Украине, то США и ЕС прокламируют задачу создания в этой стране «нормальной экономики». Министр экономического развития и торговли Украины литовец Айварас Абромавичус полагает, что «процветающая» по итогам продвигаемых им реформ Украина станет моделью для перемен в России. Это общая установка, часто прокламируемая на Западе, это идеал, но какие могут быть практические пути для исполнения его? Ведь ситуация с олигархом Коломойским и постоянная борьба за передел собственности демонстрирует, что Украина в социально-экономической области больна общей постсоветской болезнью, порожденной спецификой приватизации 1990-х годов.

В минувшую среду Европейский парламент проголосовал за выделение Украине помощи в виде среднесрочных кредитов на сумму €1,8 млрд Европейцы вслед за американцами с их МВФ стали выполнять свои финансовые обязательства перед киевским режимом. Однако не трудно заметить, что суммы предварительно намеченные для Украины, а это около €14 млрд от ЕС и $17,5 млрд от МВФ, не идут ни в какое сравнение, к примеру, с пакетом кризисной помощи той же Греции в размере более чем в €300 млрд. Причастный к политике глобализма в Центральной и Восточной Европе американский миллиардер Джордж Сорос уже несколько месяцев призывает США и ЕС предоставить Украине $50-ти миллиардный пакет помощи, указывая на политические мотивы подобного решения для сдерживания России. Сам же Сорос, как он рассказал в интервью австрийской газете Der Standard, готов инвестировать в экономику Украины один миллиард долларов, но при условии, если западные страны дадут гарантии частным инвестициям на Украину. В условиях войны на востоке Украине и конфликта вокруг Крыма никто подобных гарантий дать не может. Поэтому разговоры о «европейском плане Маршала» остаются воспоминанием о будущем и мечтой о прошедшей холодной войне.

В остатке выделяемые сейчас Украине скромные по размерам деньги Запада должны помочь Украине реструктурировать ее текущие долги, стабилизировать гривну на приемлемом уровне, дать средства на оплату по счетам за российский газ. Кроме того, теперь выясняется, что часть европейских денег пойдет обратно в ЕС в виде компенсации за снижение тарифов на экспорт из Украины, и Киев этих денег даже не увидит.

Что остается министру экономического развития и торговли Украины Айварасу Абромавичусу при таких скудных средствах? Он может, например, сократить в два раза служащих своего министерства, или еще распродать все, что еще осталось из более, менее приличного из государственных активов Украины, включая порты и энергетические компании. Новая экономическая политика означает для Украины конец дешевой нефти и газа для предприятий, близких к власти олигархов, рост корпоративных налогов и «конец трансфертного ценообразования» посредством офшоров. Приведет ли подобное давление на олигархию к появлению альтернативных точек развития? Здесь Абромавичюс мечтает о том, что малый бизнес и сектор услуг станут локомотивами «восстановления Украины». Но для развития последних необходим твердый базис в экономике. А он продолжает размываться, поскольку бывшие советские сектора не нужны Западу. На практике Украине сейчас крайне необходимо восстановление ее валютного экспорта — задача, которую никакой малый бизнес и сектор услуг самостоятельно решить никак не могут.

Военный конфликт, разрушающий Донбасс, подрывает угольную энергетику Украины. Газовые споры с Россией подрывают вообще основы энергетики Украины. Украинский экспорт в Россию сократился в два раза. Создается уверенное впечатление, что под разговоры о малом бизнесе и секторе услуг, как локомотивах экономического развития Украины, подрываются основы остатков энергоемкой промышленности Украины, унаследованной ею от СССР. Альтернативой этой советской экономике могли бы стать трудоемкие с ручным трудом германские предприятия, которые Германия смогла бы передвинуть на Украину из стран Вышеградской группы Центральной Европы. Европа после 1990 года похожа на лестницу со ступеньками, уходящими на восток. Но для новой экономической перспективы Украина должна создать для германских инвесторов длительный безналоговый льготный период. Она должна дать немцам дисциплинированную и мотивированную на труд рабочую силу, согласную работать за одно евро в час. Понятно, что ни первое, ни второе не будут способствовать наполнению украинского бюджета. Кроме того, немцы весьма требовательны к состоянию местной инфраструктуры и не терпят мелочную коррупцию местных властей, с которыми им потенциально придется иметь дело на местах. Похоже, что, если отвлечься от романтического либерализма в экономике Абромавичюса, пока что экономическая политика на Украине «освобождает» посредством войны ее от советского наследия, включая и энергетическое промышленное потребление. И это идет на Украине при том условии, что экономические прогнозы сулят в ближайшие двадцать лет удвоение потребления энергии в странах Евросоюза.

Таков итог прошедшей недели для Украины: ни войны, ни мира, но центральную власть укрепили. Правда, что делать одновременно с войной, миром, кризисной экономикой и финансами в Киеве абсолютно не знают. Во всех этих ключевых вопросах, кризисных для украинской государственности, Киеву остается только надеяться на Вашингтон, Берлин и Международный валютный фонд. 1 апреля украинцам предъявят новые тарифы на газ, на свет, на воду. Ясно, что они будут несравненно выше цены на жизнь на Донбассе.

Аналитическая редакция EAD

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/03/31/chto-delat-s-voynoy-i-mirom-vyzhidayushchaya-rossiya-protiv-novyh-hozyaev-razrushennoy-ukrainy
Опубликовано 31 марта 2015 в 12:41
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами